Хроника событий Президент Республики Сербской отказался пожать руку послу США На красноярском форуме искали потерянное время Северное сияние: наличие у КНДР ядерного оружия гарантирует безопасность Владивостока Политолог Моро о французских выборах: Ле Пен не победит никогда В Ялте создали Международный клуб друзей Крыма

Два курских оперативника уже отбывают срок

Окажется ли курский следователь за решеткой?

20 апреля 2017 в 11:43, просмотров: 679

Прошло более года с той поры, как два курских оперативника Отдела экономической безопасности и противодействия коррупции были задержаны за провокацию дачи взятки директору курского цирка Александру Зубареву и депутату Курского городского Собрания Максиму Васильеву. Офицеры находятся под стражей в городе Москве, лишенные свободы и общения с родными и близкими.

Два курских оперативника уже отбывают срок
kompaniya-stroitelnaya.ru

Но для начала стоит разобраться в законодательстве, которое составляет основу работы правоохранительных органов при задержании преступника и принятии решения о возбуждении уголовного дела.

Основных законов, обязательных для всех силовиков, два — об оперативно-розыскной деятельности и Уголовно-процессуальный кодекс. Согласно нормам данных законов, оперативник не принимает решения о возбуждении уголовного дела. Он лишь фиксирует ход событий, имеющих признаки того или иного преступного деяния, и, задокументировав их, передает результаты следствию или дознанию для принятия решения о возбуждении уголовного дела.

То есть, несмотря на важность и незаменимость фигуры оперативника в деле изобличения преступников, он является по сути своей разведчиком, наблюдателем, отражающим ход преступления или подготовки к нему. Но только не полностью самостоятельным. Так, например, наблюдение оперативник имеет право вести сам, прослушивать телефон — на основании судебного решения. А вот проводить самые эффективные в выявлении многих преступлений мероприятия — оперативный эксперимент и поверочную закупку — сотрудник подразделения может только с санкции руководителя органа, уполномоченного на проведение оперативно-розыскных мероприятий. Ведет же уголовное дело уже совсем другое должностное лицо.

В случае преступлений коррупционной направленности это следователь Следственного комитета. Именно он, исходя из духа и буквы закона, принимает на себя ответственность за правомерность уголовного преследования гражданина после оценки собранных оперативниками доказательств. Только следователь имеет право ходатайствовать в суде об избрании подозреваемому меры пресечения в виде заключения под стражу или домашнего ареста и сам ограничивает ему свободу путем вручения подписки о невыезде.

То есть в случае выявления преступных действий оперативников по фальсификации доказательств, провокации, подлогу, привлечению «штатного взяткодателя» или иных вопиющих фактов сотрудник Следственного комитета просто обязан не принимать такие документы и ставить вопрос о привлечении к уголовной ответственности уже «любителей срубить палку». В противном случае (исходя из требований закона), при явных признаках фабрикации материалов оперативно-розыскных мероприятий, он становится соучастником преступления.

А теперь главный вопрос. Действия оперативников Отдела экономической безопасности и противодействия коррупции Яньшина и Дементьева признаны преступными. Было принято решение о заключении их под стражу. Причем, судя по публикациям в прессе, преступность деяний офицеров полиции лежала на поверхности и была очевидна. Тогда, если уж Яньшин и Дементьев принесли следователю Следственного комитета «сшитые белыми нитками» материалы оперативно-розыскных мероприятий, в которых он должен и обязан был распознать фальшивку, прежде чем начинать уголовное делопроизводство, следователь, возбудивший вопреки закону уголовное дело, или профнепригоден, или тоже преступник. Все просто. Нам стало интересно, в какой же из камер «Матросской Тишины» сидит следователь? И мы узнали — он все также восседает в своем кабинете. Почему? Как? Загадка.

Время идет. Люди отбывают срок уже год и два месяца. Следователь Главного следственного управления Фролов побоялся не то что отпускать их, а даже не решился переквалифицировать их действия с ч. 3 на ч. 1 ст. 286 УК РФ. Иначе пришлось бы освобождать оперативников, так как срок содержания под стражей сократился бы до полугода. А это срок самому следователю.

Курские же правоохранители теперь не горят желанием изобличать серьезных коррупционеров, делая служебные показатели на врачах и преподавателях. «Матросская Тишина» поставила жирный вопросительный знак над распоряжениями следователей. Или приказы все-таки не обсуждаются?..

Санкции . Хроника событий



    Партнеры