Не по Гоголю: мертвые души торговцев протезами

Чиновника, раскрывшего около 500 случаев снабжения средствами реабилитации мертвых душ... уволили!

27.06.2017 в 16:41, просмотров: 3545

Сентябрь 2016. Начальник Центра медико-социальных услуг Курской области Виктор Петрик сидит у себя в кабинете и перебирает документы: кто из инвалидов Курской области получил по закону коляску, кто механическую руку, кто механическую ногу. Вдруг его взгляд спотыкается на строчке: одного из инвалидов, месяц назад расписавшегося за новый протез, уже как полгода нет в живых. Что это — чья-то жуткая ошибка или преднамеренное хищение средств реабилитации?

Не по Гоголю: мертвые души торговцев протезами
Виктор Петрик

Виктор Петрик начал тогда расследование, еще не подозревая, сколько мертвых душ схоронено за этими документами, на которых уже покойные люди расписываются за протезы голени, стопы, бедра. Сотни протезов, ушедших в небытие. Будучи выданными мертвецам. Десять месяцев спустя Виктор Петрик рассказывает «МК», куда в Курской области уходят деньги, выделяемые государством на инвалидов, куда пропадают сотни ортопедических протезов, а также о поисках справедливости, из-за которой его увольняют со службы.

Механическая рука живую кормит

— Вы правда уволены?

— Официально сейчас в отпуске. Если принять во внимание документы, что у меня на руках, буду уволен 4 июля 2017 года.

— Основания?

— Часть вторая статьи 278 Трудового кодекса. Как знаете, работодатель может расторгнуть трудовой договор, заведомо уведомив работника.

— Без объяснения причин?

— Причины не озвучили. А началось все почти год назад, когда я стал поднимать и разгребать вопросы, связанные с рынком товаров для инвалидов. И нашел за все это время несколько сотен нарушений.

— За это разве не поощряют? В чьих интересах было увольнять вас?

— Сейчас председатель комитета, мой непосредственный руководитель, Светлана Викторовна Ковалева находится в отпуске, и уведомление подписала заместитель председателя — Любовь Викторовна Лунева. Пояснений по увольнению не было, да и я лишних вопросов не задавал. Но очевидно, потому что не всем нравятся вещи, которые я озвучиваю. Тем более на планерках. В том числе в рамках возбужденных уголовных дел.

— Уже есть возбужденные уголовные дела?

— Само собой. К тому же это происходит на фоне принятого и озвученного решения о ликвидации учреждения как такового начиная с 2018 года и обратной передаче полномочий Фонду социального страхования.

Центры медико-социальных услуг создали несколько лет назад, чтобы упростить процедуру получения инвалидами средств реабилитации. Учреждения работают во многих городах Российской Федерации, в том числе и в Курске. Эксперимент с передачей полномочий исполнительной власти на местах принадлежал Министерству труда России. В 2018 году только пять российских регионов продолжат работу в продолжение эксперимента, остальные передадут полномочия и вернутся к прежнему состоянию.

Такая организация, как областное казенное учреждение по социальному обеспечению, есть только в Курске. В других регионах России этим занимается непосредственно Комитет соцобеспечения.

Куда ушли федеральные миллионы?

— Вы говорите об уголовных делах. Можете сказать, на кого работали «мертвые души»? Кто на самом деле получал протезы? Или деньги за них?

— Сложно сказать однозначно. Хотя бы потому, что я был первым, кто обратил на это внимание и запустил расследование. Список, который содержит информацию по нескольким сотням умерших инвалидов, идет с 2011 года по настоящее время. Я сравнивал даты смерти людей с датами выдачи протезов и находил несоответствия. Согласно данным отчетов, эти люди получали средства реабилитации, находясь в могиле несколько лет как. И на всех документах стоят подписи людей.

— Кто же расписывался?

— Чтобы ответить на этот вопрос, я обратился в соответствующие структуры. Сначала подумал: может быть, расписался родственник, опекающий инвалида, и забрал оборудование себе. Но это же был не единичный случай! К тому же ни один родственник не мог забрать по генеральной доверенности услуги сурдоперевода.

— Сурдоперевода?!

— Именно. Дело в том, что учреждение обеспечивает инвалидов не только протезами, но и специальными услугами, такими как сурдоперевод. Получается, такой переводчик «оказывал услуги» по госконтракту, общаясь и помогая инвалиду, умершему три года назад.

— То есть подобные специалисты якобы работали с инвалидами, которые на самом деле уже умерли?

— Так было заявлено. Дела уже передали в арбитражный суд.

Взятка с шестью нулями

— Как отреагировало руководство на ваше расследование и его результаты?

— Были те, кто поддержал. Тогдашний председатель Комитета социального обеспечения Курской области Вадим Дроженко дал зеленый свет в расследовании дела. И оказывал максимальное содействие в решении этого вопроса.

— Вадим Дроженко — тот, которого в августе 2016 года приговорили к трем годам лишения свободы?

— Да, это история отдельная и не связанная с инвалидами.

— А вам угроз не поступало? Никто не говорил: «Куда ты лезешь, сиди, не то хуже будет»?

— Прямых угроз не было. Непрямые? Угрожали увольнением. Со стороны ряда лиц были попытки предложить взятку.

— И много предлагали?

— Максимальное «предложение», которое было зафиксировано соответствующими органами, имело шесть нулей после цифры.

— Думаете, вас уволили именно из-за вашей инициативы в расследовании?

— Я отдаю себе отчет в том, что своими действиями я помешал ряду предпринимателей. Скажу так: руководство комитета было в курсе этих проблем, в том числе недосдачи. И я не видел, чтобы они пытались их хоть как-то решать.

— Недосдачи?

— Это было, когда я только пришел на работу. Провожу инвентаризарию, проверку — не хватает оборудования на четверть миллиона рублей. Был суд, но ответственных лиц не наказали — мол, работодатель не предоставил необходимых условий хранения и тому подобное.

Кто ответит

— Что говорят те, кто поставлял несуществующим инвалидам протезы и сурдопереводчиков?

— Никто не признает свою вину. Сурдопереводчики вообще не отвечают на запросы. Что они могут сказать? Кому они переводили?

— Как думаете, насколько руководство комитета, равно как и высшие чиновники Курской области, были в курсе происходящего?

— Полагаю, сговора не было. Но и подобающего контроля с их стороны не было.

Комментарий специалиста, руководителя компании «Ортодоктор», Романа Алехина:

— «Мертвые души» — только верхушка айсберга. Нередко бывает, что инвалиду ставят протез за 75 тысяч рублей, а в отчете пишут, что поставили за 500 тысяч. И таких случаев много. Речь идет о десятках миллионов рублей.

То же самое с ремонтом ортопедических средств. Поставят, например, протез, а через год требуют ремонт, превышающий стоимость самого протеза. Разумеется, это невозможно, ремонт не может стоить больше, чем новый протез.

Причем такое существует не только в Курской области. Такая нажива на инвалидах идет по всей стране. Только не в каждом регионе работает Виктор Петрик, который не будет брать взятку и которому небезразлична судьба инвалидов. Впрочем, и в Курске он теперь не работает...



Партнеры