Хроника событий Бинбанк сделал кредиты малому бизнесу еще доступней Московские центральные диаметры: соединяя города «Ждем лучших технологий»: последствия разговора Путина с челябинцами об экологии Нужна ли России Панорама Севастополя? Кучинскую свалку отдали под суд

«Никак из выбоин не выеду я»: три с половиной года управления Орловщиной Вадима Потомского

Штрихи к портрету орловского губернатора

11 июля 2017 в 16:07, просмотров: 4450

Вадим Потомский возглавил Орловскую область в феврале 2014 года — сначала был назначен указом президента исполняющим обязанности губернатора, а в сентябре вступил в должность по итогам выборов. Привлекал своей молодостью — тогда ему было всего 41 год, хотя настораживал отсутствием опыта госуправления или хотя бы крупным предприятием; не был связан с орловскими кланами, и это вселяло надежду на обновление власти и продвижение более талантливых, активных, совестливых; имел мандат КПРФ, что в краснопоясном Орле для многих было сродни мандату доверия; наконец, он был именно той кандидатурой, которую направил в регион президент, — значит, помощь Москвы при решении проблем, коих на Орловщине накопилось так много, как, пожалуй, ни в каком другом регионе ЦФО, казалось, гарантирована. Опять же — хоть и с армянскими корнями, но питерский… Что же обрела и что потеряла Орловская область за почти три с половиной года пребывания молодого питерского коммуниста у власти? Попробуем разобраться.

«Никак из выбоин не выеду я»: три с половиной года управления Орловщиной Вадима Потомского
chel.pro

«В нас плюс и минус — два противоречия»

Для начала — о хорошем. Написала эту фразу и задумалась: а что действительно сделано прорывного за последние три года, такого, что ассоциировалось бы с новым губернатором? Понятное дело — совещания-поездки-договоры о намерениях не в счет.

Что реально? Безусловно, создание Научно-клинического многопрофильного центра медицинской помощи детям им. З.И. Круглой с уникальными специалистами и оборудованием, коих нет во многих российских регионах. В сельском хозяйстве — заход в регион гиганта «Мираторг». Больше в голову ничего не приходит.

Чтобы облегчить себе задачу, звоню в пресс-службу губернатора. На мой простой вопрос ответили так:

  • «предоставлены преференции для инвесторов; установлен памятник Ивану Грозному;
  • построен православный центр в Вятском Посаде (храм на тысячу прихожан, православная школа, она будет ориентирована на детей-сирот, потому что здесь есть и возможность проживания, келейный корпус, трапезная);
  • Орел посетил с визитом посол Ирана;
  • медленно, но выросли суммы субсидий для фермеров;
  • Знаменский селекционный гибридный центр (микояновская компания по выращиванию свиней) расширил свою географию».

Позже прислали sms: два племенных предприятия по выращиванию КРС переданы в ведение области, регион вышел в лидеры по реализации программы переселения из ветхого и аварийного жилья.

Неожиданно мне помог сам губернатор. Готовясь на прошлой неделе к встрече с Путиным, он привез главе государства альбом с фото того, что он сам считает своими достижениями. Вот как он об этом сам доложил главе государства:

«В прошлом году прошло 450-летие города Орла. В ходе реализации этой программы более 30 объектов было построено и реконструировано в городе Орле. Построена набережная. Были такие объекты, которые требовали особого к себе отношения: Музей писателей-орловцев.

Вы знаете, что Орел — писательский край, мы привели его в порядок. Построено достаточное количество приличных детских садов, школ. В нашем субъекте не существует очереди от 3 до 7 лет. Есть школы, которые реконструированы. Люди просили, чтобы они были увеличены, модернизированы. Это школа № 27, которая тоже входила в список объектов 450-летия. И мы это сделали. У нас одна из лучших хореографических школ, я считаю, не только в Центральной России, но и в Российской Федерации. Один из основных, важных объектов — станция обезжелезивания. Развязка на улице Раздольной, которая была крайне необходима для города Орла и его разгрузки, тоже сделана. Построена ледовая арена, тоже среди объектов 450-летия».

Ну и про СГЦ, православный центр и НКМЦ, о которых я уже написала. Однако объективности ради: строительство и ремонты всех юбилейных объектов были предусмотрены задолго до Потомского и его команды. И деньги были заложены до них… Наверное, не случайно, полистав альбом, Путин вдруг сказал: «Я бы хотел, чтобы вы увидели, услышали, как люди, проживающие в Орле, в Орловской области, чувствуют себя, какие вопросы их волнуют, на что они обращают внимание. Вы это почитаете, я вам передам потом».

«Вот это» — это вопросы, которые задали Путину орловцы в рамках «Прямой линии». Их, похоже, очень много. Настолько, что, по информации из неофициальных источников, Орловская область получит экономические преференции. Если случится — это будет очень хорошо, хоть и по пословице: «Не было бы счастья, да несчастье помогло».

И еще об одном, пожалуй, надо сказать. Губернатору-коммунисту удалось практически уничтожить на Орловщине коммунистическую оппозицию и опустить рейтинг КПРФ — наверное, с точки зрения госвласти это положительный результат.

Кадры решают. Вот только что?

Надо понимать, что Орловская область обладает определенной спецификой. Почти четверть века ею управлял один человек — Егор Строев, человек незаурядный, опытный, расчетливый, хитрый, любящий власть как таковую — со всеми вытекающими последствиями: закостенелостью власти, ее клановостью, коррупционностью и т.д.

Потом свой срок отбыл экс-замминистра сельского хозяйства Александр Козлов, умудрившийся проработать так, что с ним расстались без всякого сожаления. Накал критики власти к началу 2014 года был таким, что кресло губернатора просто ждало «оппозицию» в лице коммуниста. Таковым виделся руководитель орловского обкома КПРФ Василий Иконников. Но лидер КПРФ Зюганов все переиграл. 

chel.pro

В регион отправили питерского коммуниста Вадима Потомского. О себе он говорил «со вкусом»: подполковник в отставке, мастер спорта по дзюдо, председатель федерации УКАДО России, отец троих детей, богатый человек — спец по утилизации отходов. И взял Орловщину, как говорится, с первой атаки.

Из его первых деклараций:

  • «Я хочу ходить по улицам без всякой охраны, и чтобы люди подходили и говорили: «Вадим, спасибо, что ты к нам приехал». Всего остального в жизни я уже достиг»;
  • «Команда областной власти будет из профессионалов и на 99% — из жителей Орловской области» (февраль 2014);
  • «Через три месяца жители региона уже должны увидеть положительные изменения» (март 2014);
  • «…С властью, которая сегодня в Орловской области, лучше договориться, нежели показывать клыки. Клыки мы отшибем» (ноябрь 2014);
  • сотрудникам местной прокуратуры: «Я такой человек, какой есть. Если что-то не нравится, я скажу. Мне бояться некого. Тем более когда у меня есть такая армия, как вы»… «Наполеон», — усмехнулся в феврале 2015 года теперь уже экс-руководитель пресс-службы СК РФ генерал Маркин.

И оказался не совсем уж неправ. После выборов журналисты выяснили, что губернатор не подполковник, а капитан — остальные звания присвоены незаконно. Да, многодетный отец, но не мастер спорта, да, обеспеченный человек, но не председатель федерации, которой не существует с 2012 года.

Губернатор не встал на учет в орловскую парторганизацию и заявил о дружбе с единороссами. Не купил жилье и до сих пор живет в казенном доме, хотя не раз заявлял, что пришел сюда на 10, а то и на 15 лет. И призвал на службу массу странных людей, имена которых орловцы даже не успевали запомнить. Всех не перечислишь, но в Агентстве ипотечного жилищного кредитования Орловской области, к примеру, сменилось за три года четыре руководителя, в МУП «Дорожная служба» — пять, а, может, и шесть, в правительстве Орловской области не то что 99% — и 50 % орловцев не наберется, а те, что есть, — не на ключевых должностях.

Первый замгубернатора, первый зампред правительства, зампредправительства по сельскому хозяйству, зампред по строительству, ТЭК, ЖКХ, транспорту и дорожному хозяйству, зампред по развитию инвестиционной деятельности, член правительства — руководитель Департамента государственной гражданской службы, кадров и противодействия коррупции Орловской области — люди иногородние. Однокашники губернатора, его знакомые или знакомые знакомых. При этом ладно б профессионалы, а то ведь, выражаясь словами же губернатора, «купола рисовать негде» — для неорловских, не привыкших к жаргонизмам губернатора, поясняю: «купол» по фене — ходка на зону.

Примеров — масса. Так, сокурсник В. Потомского по зенитно-ракетному училищу, бывший полицейский и создатель организованной преступной группы А. Ерш был устроен на должность руководителя «Орелгосзаказчика», после чего был осужден Архангельским областным судом на 9,5 года лишения свободы за ОПГ и крышевание игорного бизнеса.

На должность начальника областного управления строительства и дорожной инфраструктуры был приглашен В. Кулик, разыскиваемый питерскими приставами из-за долгов по десятку исполнительных производств на общую сумму в 25 млн рублей.

В качестве экономического гения был представлен Михаил Бабкин из Всеволжска (там как бизнесмен состоялся В. Потомский), бурная деятельность которого в качестве вице-губернатора Орловской области вызвала интерес правоохранительных органов, после чего талант просто исчез.

По подозрению в растрате арестован лидер орловского областного отделения Изборского клуба, он же экс-руководитель АИЖК Орловской области Сергей Кочергин, тоже приглашенный поработать губернатором. Под домашним арестом сегодня находится питерский же спец по похоронным делам экс-директор МУП «Ритуально-обрядовые услуги» Екатерина Стрелец, подозреваемая во взятке.

Успел поработать на должности начальника департамента строительства, транспорта и ЖКХ мигрирующий по регионам чиновник Евгений Зудин, чье имя СМИ упоминали в связи с конфликтом о согласовании строительства опасного производства метанола в курортной зоне Тамани.

В Департаменте здравоохранения и социального развития Орловской области тоже уже четвертый по счету специалист. Сначала немного порулил, но не справился с работой некий ортопед из Подмосковья, потом его ненадолго заменил питерский нарколог…

Наконец, пригласили орловского специалиста, хотя и к нему много вопросов — не справляется департамент с обеспечением льготников лекарствами — ославились на «Прямой линии» на всю страну. 

То ли молодой губернатор не умеет разбираться в людях, то ли не умеет отказывать своим знакомым, то ли при назначениях на должности иногородних преследуются другие, не государственные цели, но странная кадровая политика не помогает добиться результата, каковым надо бы считать экономическое оздоровление депрессивного региона. А перспектива еще безрадостней: как только Вадим Потомский решит покинуть Орловщину (или за него это решат), регион останется без управления по всем ключевым позициям, поскольку вслед потянется вся команда «пришельцев», как окрестили «рулевых» жители края.

К слову, за последние несколько месяцев область уже покинули главный архитектор В. Вермишян, начальник управления градостроительства, архитектуры и землеустройства Ю. Кириенков, по неофициальной информации, написал заявление об увольнении руководитель регионального Госстройнадзора Олег Козлов, на чемоданах сидит зампредправительства Александр Ремига.

Фотография сделана в ходе работы общественной приемной депутата Государственной Думы Потомского Вадима Владимировича на праздновании 70-летия освобождения Брянщины от немецко-фашистских захватчиков и Дня города Брянска 17 сентября 2013 года (potomsky.ru)

«Скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается»

Потомский легко обещает. Правда, когда его в этом в сотый раз упрекнули, он пояснил: «Я не обещаю, я планирую». Что ж, вспомним планы. Как только он стал губернатором, запланировал увеличить инвестиции, заявив буквально следующее: «Согласно принятой в 2013 году (то есть еще А. Козловым) региональной инвестиционной стратегии, объем инвестиций в основной капитал… должен составить 96 млрд рублей в 2020 году. Этот показатель следует считать минимальным. Задача — выйти на годовой уровень инвестиций в 100 млрд рублей уже в 2018 году. Согласно прогнозному плану, в 2014 году объем инвестиций в основной капитал составит 46 млрд рублей, что явно недостаточно для нашего региона».

Однако в отчете по итогам 2016 года фигурирует цифра 48 млрд, «что в действующих ценах соответствует уровню 2015 года». То есть реальный рост за три года — 2 млрд, а до 2018 года — рукой подать. Между тем госдолг увеличился с 9 млрд до 16 млрд рублей.

Планировал губернатор увеличить и налоговые отчисления от ликеро-водочных производств. Шум-гам, инвесторы, новые линии — ох, выпьем-закусим-отметим рост налоговых поступлений в казну! Но не случилось. В прошлом году ливенский «Этанол» сначала приостановил свою деятельность, а потом обанкротился, пала и «Орловская крепость».

Другим плановым мероприятием объявили возвращение крупнейшего агрохолдинга «Орловская Нива» в госсобственность. «Орловская Нива» — это мой Крым», — заявил Потомский, как бы проведя параллель с Путиным. Красиво, да? Один ВВП вернул России Крым, другой ВВП вернул крупнейший орловский агрохолдинг. Однако в нашем случае не получилось. А попытка отправить за решетку владельца «Нивы» Сергея Будагова, спровоцированного на взятку, вовсе обернулась конфузом: предпринимателя оправдали, оперов назвали провокаторами.

Были и спасательные операции. Сначала губернатор заявил, что спасет от закрытия приборостроительный завод «ОРЛЭКС» — когда-то гордость Орловщины, объявил, что выкупит завод в областную собственность (это при отсутствии денег в бюджете и желания главного акционера ЗАО продавать свои акции). Результат: вместо вывески «ОРЛЭКС» теперь висит «Утес» — так назвали новый торговый центр новые владельцы бывшей заводской проходной. Потом ВВП спасал «Дормаш» — завод дорожных машин, специализирующийся на выпуске уборочной техники. Вновь шум-гам, поездки по стране и миру «в поисках инвесторов». Закончилось все тем, что долги по зарплате на заводе уже составляют под 80 млн.

Тихо, вне плана, исчезли с орловской земли алмазоограночное предприятие «Алроса-Орел», молокоперерабатывающее «Данон» — теперь некуда девать орловское молоко, свернула свою деятельность «Кока-Кола», канул в Лету единственный в Орле завод силикатного кирпича, цены на который тотчас поползли вверх, что скажется на стоимости жилья. А что появилось?

В мае 2014-го Потомский заявлял о скором строительстве нефтеперегонного завода с инвестициями в 15 млрд долларов на 3,5 тысячи рабочих мест. В июне того же года он объявил о возрождении орловского аэропорта «Южный» и рассказывал, что над этим уже работают питерские проектировщики. Была даже анонсирована организация воздушного сообщения между районами области. Якобы ООО «Инженерная корпорация Самсонова» планирует закупить для Орла самолеты. И вновь не случилось.

А в сентябре 2014 года губернатор заложил капсулу в тепличном хозяйстве ОАО «Юбилейное», запланировав завалить область тепличными овощами с помощью приглашенной им компании «Кумир», «дочки» питерской AK GROUP. По факту уже в нынешнем году старое оборудование теплиц окончательно демонтировано и вывезено, как говорят, в Армению, а приобретенный «Кумиром» задешево — 120,69 миллиона рублей — участок в 124,85 га со всеми коммуникациями переходит под жилищное строительство… Спасибо Белгороду и Воронежу — те заняли опустевший орловский рынок тепличных овощей.

Не вложили ни копейки инвестиций и китайские братья, хотя губернатор запланировал аж 400 млн долларов от электронного гиганта ZTE. Не состоялся и грандиозный проект «Малый Петербург» — так с помпой назвали новый жилой микрорайон, который должен был появиться в областном центре.

Предполагалось, что сюда переедет жить 10 тысяч жителей, обещали построить две школы, три детских садика, обеспечить жильем чуть не всех льготников по «социальной» цене — 30 тыс. руб. за квадратный метр. Некоторые орловцы даже поверили и вложили деньги. Однако проект через некоторое время признали нереальным и прикрыли.

Из последних «планов» — инвестиции из Словении, с помощью которых Орловщина ну просто завалит страну обувью, которую будут шить 3,5 тысячи работников. Актуально, поскольку в 2016 году, по данным Росстата, в Орловской области зафиксирован самый высокий уровень безработицы в ЦФО. Но, исходя из печального опыта, кажется несбыточной мечтой. В реале по итогам прошлого года Орловщина заняла 68-е место в рейтинге социально-экономического положения регионов. По индексу промышленного производства — предпоследнее место по Центральному федеральному округу (98,1%), по индексу обрабатывающих производств показатель составил 96,7%.

«Крайне плохой год для Орловской области», — заявил академик РАН Аганбегян. А он знает, что говорит.

Если же вернуться к теме 450-летия Орла, то, к слову сказать, было не только построено 30 объектов, но и уворовано почти миллиард. Интересно, сказал ли об этом президенту губернатор?

Вадим Потомский официально вступил в должность губернатора Орловской области (potomsky.ru)

«Об одном прошу тебя: не говори красиво!»

А говорить он любит. И вообще, у орловского губернатора есть один несомненный талант, который отличает его от большинства коллег: на ровном месте создавать общероссийского уровня пиар. Как скажет что-нибудь, так шумит вся Россия-матушка, а то и заграница.

Сначала на радиостанции «Вести FМ» он вдруг на всю страну заявил о том, что ему предлагали взятку — якобы некие бизнесмены, задумавшие строить кирпичный завод, предлагали «откат». А когда журналисты стали выяснять, кто да когда, пресс-служба губернатора заявила, что это… такая «фигура речи».

Потом пообещал президенту страны: «Накормим не только Орловщину, но, если нужно будет, и Европу в ближайшее время». Кто другой извлек бы урок: не говори для красного словца, но человек амбициозный понял иное: чем хлеще скажешь, тем больше о тебе говорят.

В прошлом году Потомский бесстрашно заявил, что для него главные примеры для подражания — Грозный, Сталин и Петр Первый, и стал продавливать установку памятника Ивану IV, да не где-нибудь, а прямо в центре Орла, напротив входа в театр юного зрителя. Пикеты, протесты, письма.

Но закончилось все громким скандалом: на пресс-конференции в ТАСС сторонник грозного правления заявил, что сын Ивана Грозного умер не от отцовского удара посохом, а оттого, что тот «вовремя не отдал его лекарям, когда они ехали в дороге, и он заболел». А «ехали они из Москвы в Петербург».

Отстоять Орел от Грозного не удалось, но от детей детоубийцу отвели — нелепый памятник поставили у стен Богоявленской церкви. Не успели орловцы прийти в себя от сомнительного обретения, а страна отхохотаться, как новое громкое заявление — теперь уже по поводу журналистов: «Каждый чепушила, который имеет ручку и листочек, тычет, как плохо в Орловской области. Он ничего не имеет, кроме печатной машинки, и ничего в этой жизни не сделал. Ни одного рабочего места не создал, а клюет, клюет, клюет. У какого инвестора появится желание приходить в регион, если постоянно нагнетается ситуация? И кто клюет-то? Ладно бы из других регионов — свои же клюют! А начинаешь ковыряться, кто — там купола на них можно рисовать на всех!» У-ух!

Чтобы проникнуться губернаторской болью, пишущие, слушающие и смотрящие кинулись изучать язык уркаганов. А губернатор «поправился»: он имел в виду не журналистов, а блогеров, дав еще один повод стране вспомнить о существовании Орловской области и ее лидера.

Медиарейтинги, которые по-бухгалтерски скрупулезно считают число упоминаний в СМИ, взлетели вверх, и вот уж губернатор крошечной нищей области опережает тяжеловеса белгородского и воронежского, молодого тульского. 

Прям по Чехову. Помните? «Как я счастлив! О господи! Ведь только про знаменитых людей в газетах печатают, а тут взяли да про меня напечатали! Да-с! Про меня напечатали! Теперь обо мне вся Россия знает! Вы, мамаша, спрячьте этот нумер на память! Будем читать иногда. Поглядите!

Папаша кашлянул и начал читать: ...коллежский регистратор Дмитрий Кулдаров, выходя из портерной, что на Малой Бронной, в доме Козихина, и находясь в нетрезвом состоянии... поскользнулся и упал под лошадь…»

Апофеозом же славы орловского губернатора стала его сомнительная защита орловского епископа, который получил в дар дорогую иномарку. «Надо почитать Библию: не судите, да не судимы будете. А когда журналисты начинают задавать вопросы, кто как живет из священнослужителей, у меня возникает один вопрос: их кто уполномочил этот вопрос задавать? …Бог не фраер. Он все видит. И суд бывает только один: Божий суд», — поучал глава региона.

Цитируемость была запредельной. Правда, после этого, с одной стороны, журналисты напомнили о семилетней давности рассуждениях помощника президента Сергея Приходько «ввести в формулировки по оценке деятельности губернаторов такую статью, как «увольнение по слабоумию», а с другой — заговорили о Потомском как о самом показательном продукте той самой вертикали, которая выстраивается в России вот уже два десятка лет.

Так или иначе, Вадим Потомский со всеми своими плюсами и минусами не сам по себе оказался в региональных лидерах. Его знал и почему-то продвинул лидер КПРФ Геннадий Зюганов, его по каким-то причинам поддерживал первый замруководителя Администрации Президента РФ Вячеслав Володин, его кандидатуру утвердил Владимир Путин.

Так что ответственность есть с кем разделить: и за слова, и за дела. Впрочем, российская коммунистическая элита недавно вывела Потомского из состава Президиума ЦК КПРФ, а президент, по сообщениям СМИ, поручил своему Контрольному управлению после «Прямой линии» проверить Орловскую область. Чем дело кончится, не знает никто. Даже сам Потомский. Но пока политический эксперимент с молодым питерским назначенцем от КПРФ продолжается.

"Прямая линия" Путина 2016. Хроника событий





Партнеры