Хроника событий Алексей Дюмин снова указал главам районов на свалки Нижнетагильская «борзота» предстанет перед судом Куда делись «земские» миллионы? «Соцликбез»: как рассчитывается пенсионный стаж? Что не так: Росстат отчитался о росте ВВП на 2,5 %

По чьей вине льготники не получают положенных им лекарств?

Чиновники остаются на местах, а инвалиды при своих интересах

1 августа 2017 в 16:45, просмотров: 1568

Знакомьтесь: Клавдия Ставцева, орловчанка. Та Клавдия, которая дозвонилась до президента и очень удивила его вопросом о том, почему федеральным льготникам приходится выбивать лекарства через суды. Шум, гам, региональное следственное управление тут же заявило о проведении доследственной проверки, приехала комиссия из Москвы и… На днях следаки отчитались: оснований для возбуждения уголовного дела нет, а есть федеральное недофинансирование. Чиновники остались на местах, а инвалиды, похоже, при своих интересах.

По чьей вине льготники не получают положенных им лекарств?
Фото с личной странички Клавдии Ставцевой «ВКонтакте»

«А денег им всем должно на это хватать»

Орловчанке Клавдии Ставцевой 37 лет, десять из которых она борется с тяжелым недугом — хронической болезнью почек V стадии: это уремия, в результате чего ей пожизненно показаны гемодиализ, строгая диета и прием дорогостоящих медикаментов. Нужные препараты входят в перечень лекарств, которые ей должны предоставлять бесплатно. Однако с 2016 года нужное лекарство не находит ее — его просто нет в аптеках. С этой проблемой сталкиваются многие, но Клавдия решила позвонить Владимиру Путину. На «прямую линию».

— Я волновалась только об одном — соединят меня с президентом страны или нет. Оператор Елена объяснила, что есть очередь и нужно немного подождать. Я ждала 40 минут. Старалась быть краткой: «Я инвалид первой группы. Зовут меня Клавдия. Живу в городе Орле. Скажите, пожалуйста, почему федеральным льготникам не выдают лекарства в полном объеме? Почему федеральный льготник должен добиваться лекарственного обеспечения только через суды? На протяжении шести месяцев я не могу получить жизненно необходимые препараты: цинакальцет, парикальцитол, мирцеру… Я неоднократно обращалась к Потомскому Вадиму Владимировичу (губернатор Орловской области. — Ред.), Лялюхину Александру Анатольевичу (руководитель регионального департамента здравоохранения. — Ред.), но в ответ я слышу лишь одно: Федеральный закон 422 о том, что федеральному льготнику начисляют 807 рублей 22 копейки. И они не могут нас обеспечить лекарственными препаратами в полном объеме на эту сумму».

Президент ответил то, что слышала вся страна: «Для меня это тоже странно, потому что Федерация в полном объеме обеспечивает финансирование для приобретения этих лекарств. Там могут быть проблемы, связанные с несвоевременными закупками, несвоевременным проведением торгов…

Мы проверим, что они могут обеспечить, а что они не могут обеспечить. Есть ряд лекарственных препаратов и ряд заболеваний, так называемых орфанных заболеваний, по которым, точно совершенно, Федерация выделяет деньги, причем выделяет в полном объеме. Федеральным льготникам предусмотренные деньги выделяются также в полном объеме. Повторяю еще раз: могут быть сбои, связанные исключительно с несвоевременным проведением тендеров и несвоевременными закупками этих препаратов. А денег им всем должно на это хватать. И вам обещаю, — главное, не потерять, где вы находитесь, я так понял, что это Орел, город Орел, — мы обязательно это проверим».

Услышал ответ президента и орловский губернатор. В тот же день он мне позвонил. Теперь был мой черед удивляться: он поблагодарил меня за вопрос! Следом позвонил замначальника департамента здравоохранения Михаил Юдин. И пояснил, что президент неправильно понял, что выделяют только 807 рублей. А на следующий день, рано утром, мне позвонил начальник регионального управления по лекарственному обеспечению, он повторил, что Владимир Владимирович, конечно, высокопоставленный человек — президент страны, но понял он все неверно. Проблема — в финансировании, а не в проведении торгов или закупках.

Тем не менее через час после последнего звонка мне выдали препараты, хотя накануне, 15 июня в 17.00, лекарств не было, а утром — сразу две пачки. Я, между прочим, ждала их с января, они якобы не были закуплены — а тут вдруг появились. Откуда? Департамент уверил: это не они, а была оказана гуманитарная помощь.

Тем временем губернатор пообещал встретиться со всеми, кто дозвонился до Путина, хотя я, честно говоря, не поняла: для чего? Мы уже встречались по этой проблеме, разговаривали. Я неоднократно общалась с ним, в том числе через Facebook.

Бег по кругу

Надо сказать, что обратиться к главе государства орловчанка решилась не сразу. Пыталась решить свою проблему на более низких уровнях.

— Обращалась и в Федеральную службу по надзору в сфере здравоохранения по Орловской области, в прокуратуру, в Мин-здрав, но тщетно. В ответ мне только приходили отписки с привычной цифрой «807 руб. 20 коп.». И как выживать? Сначала я пыталась покупать лекарства на собственные сбережения — но сколько можно приобрести на пенсию инвалида первой группы?! Полгода совсем не принимала некоторые препараты — мой лечащий врач сказал, что это минус шесть месяцев моей жизни…

В апреле этого года в социальных сетях я разместила свое обращение: «Прошу донести до Путина В.В…» и прикрепила все эти «отписки» федерального и регионального уровня. Просила, чтобы информация попала лично в руки министру здравоохранения Скворцовой. И получила-таки отклик! В мае и июне мне дали по одной пачке требуемых препаратов. Но вот беда: требуется — по четыре…

— Цена этих препаратов — десятки тысяч рублей, — поясняет врач Максим Сычев, который лечит Клавдию с самого начала заболевания. — Всего необходимо принимать четыре вида лекарств, каждое из которых в необходимой для нее дозе стоит порядка 15 тысяч рублей. Это на месяц. Препараты хотя и не могут в полной мере обеспечить прежнюю работу почек, но без них жизнь человека сокращается раза в два. При этом Ставцевой по ее состоянию здоровья нельзя заменить почку на новую, то есть как бы решить проблему кардинально. Иными словами, она обречена на дорогостоящее пожизненное лечение, и департамент здравоохранения это должен понимать.

Фото с личной странички Клавдии Ставцевой «ВКонтакте»

Ты виноват уж тем, что существуешь?

Ставцева не знала, что дозвонится до президента. И понимает: даже путинский «окрик» не решит ее проблему окончательно. Именно поэтому орловчанка обратилась за защитой своих прав в суд. Дело рассматривает федеральный судья Советского района Татьяна Горбачева. На стороне инвалида первой группы — прокуратура. Что удивительно: департамент здравоохранения не признает своей неправоты. Г-н Лялюхин расписывается в собственном бессилии, ссылаясь на бюджетное недофинансирование, а его представители в суде предлагают заменить дорогостоящее лечение на… более дешевое и ставят перед экспертами вопросы типа «можно ли прожить с таким заболеванием без приема лекарств?».

— Конечно, можно, — иронизирует Сычев. — Но мало. Можно ли заменить гемодиализ другим лечением? Тоже — как посмотреть. Молитвами, к примеру.

— Департамент занимает странную позицию, — поясняет представитель Клавдии Ставцевой адвокат Юлия Миназова. — Настаивает на обязательствах только в размере пресловутых 807 рублей 20 копеек в месяц. Действительно, закон определяет норматив денежных средств, которые выделяет федеральный бюджет для льготников, и в 2017 году он составил обозначенную сумму. Однако департамент игнорирует ряд других законов, положений и постановлений. На законодательном уровне закреплено, что департамент может привлекать для решения данной проблемы и собственные денежные средства, то есть средства регионального бюджета, а также сторонние денежные средства: гуманитарную помощь, некоммерческие фонды — все, что может спасти жизни больных людей. Необходимо четко понимать: законодатель обязал департамент обеспечивать льготников. Но наша история, как и множество других на Орловщине, показывает, что со своей работой в этой части департамент не справляется. Между тем состояние здоровья моей подзащитной из-за постоянных перебоев с лекарственным обеспечением ухудшилось. И знаете, кто в этом виновен, по версии представителя департамента? Сама Ставцева! Дескать, «возможно, она нарушила диету». Какой цинизм!

Тем не менее суд решил провести экспертизу. Ее могли бы сделать и в Воронеже, и в Санкт-Петербурге, даже в Москве — экспертные организации из этих городов подтвердили готовность. Однако, вопреки протестам адвоката, назначили экспертизу в Орле, хотя, по признаниям врачей, здесь совсем иные возможности. Более того, экспертизу будет проводить экс-работник департамента.

Ну а что ж с лекарствами?

При мне Клавдия звонит по уже выученным телефонным номерам аптек и слышит в ответ: препаратов для вас нет. При этом любопытно: по наблюдениям Ставцевой, цена на одни и те же лекарства, продающиеся в аптеках просто в розницу и закупаемые областью для льготников, существенно различается. Порой — вдвое. Понятное дело, что дороже — те, что попадают в аптеки через госзакупки. Вот бы где народному фронту поработать!

Между тем 13 июля приезжала комиссия из Москвы, Ставцеву пригласили в областную администрацию. Сказали: все лекарства, необходимые до конца года, закуплены.

— А потом мне позвонили из «Орелфармации» и сказали, что все будет к 28-му.

Я не верю, что ситуация изменится. Знаете почему? Потому что был звонок из Минздрава, и мне сказали, что я обеспечена лекарствами лишь на август. Ну вот что делать?!

Казалось, стоит достучаться до самых верхов, попасть в ряды тех немногих, кому повезло быть услышанным на всю страну, — и с вопиющей несправедливостью будет покончено.

Пока материал готовился к печати, Клавдии Ставцевой выдали-таки препараты. Аж на три месяца. Так что до зимы проблем быть не должно. Но что будет дальше? Будем ждать очередной «прямой линии» с президентом или все-таки местные чиновники начнут исполнять свои обязанности перед инвалидами в полной мере?

Фото с личной странички Клавдии Ставцевой «ВКонтакте»

"Прямая линия" Путина 2016. Хроника событий




Партнеры