100 дней орловского городского главы Александра Муромского

3 ноября 2017 в 16:50, просмотров: 1468

Сто дней назад Александр Муромский рискнул возглавить администрацию города Орла. Это моя оценка: «рискнул». Потому что давно ушла в небытие «вольница» руководителей городов. Раньше ведущую роль играли харизма, личное обаяние, наличие воли, хорошее образование и предвыборная программа — горожане имели право выбирать себе руководителей сами. Теперь, даже если бы у народа было право выбора, это бы ни на что не влияло — работу городского главы определяет, с одной стороны, федеральный закон №131 «О местном самоуправлении» с жестким перечнем приоритетов, которые никто не имеет права игнорировать даже ради великих целей, с другой — пресловутый ФЗ №44 о госзакупках, который не разрешает выбирать для проведения работ по муниципальному заказу лучших, а понуждает отдавать подряды в руки тех, кто готов к работе за наименьшую цену, хоть это и путь к разрухе. И, наконец, в орловских реалиях, руководителя города добивает местный закон №1686 о перераспределении полномочий между муниципалитетами и областной властью, принятый по настоянию экс-губернатора Потомского, что отобрало у Орла возможность осуществлять градостроительную политику, регулировать сферу земельных отношений, рекламную деятельность и т.д. В общем, спеленали, скрутив руки-ноги, но ты должен прыгнуть в высоту, причем из ямы — по-другому сложно назвать орловский бюджет. Сто дней — первая зарубка для любого нового руководителя. О результатах в этом случае говорить рано, поэтому наш разговор с Александром Муромским — о том, как он видит сегодняшние проблемы Орла и что в эти сто дней удалось заложить хорошего ради улучшения ситуации в будущем.

100 дней орловского городского главы Александра Муромского
Фото: Ольга Бабенкова

Впервые Орлу дадут деньги на выравнивание бюджета

— Давайте начнем разговор с того, что больше всего раздражает орловцев. Это некомфортная среда: разбитые тротуары, плохо отремонтированные дороги и дворы, заросшие и неухоженные клумбы, скверы, парки, грязь и мусор. Все — ответственность городской власти. Почему трудно навести обыкновенный порядок?

Справка МК

Александр Муромский родился в Орле 13 июля 1976 г. Окончил ОГТУ по специальности «Промышленное и гражданское строительство», кандидат технических наук. Много лет работал в госучреждении «Орелгосзаказчик», с 2009 по 2012 гг. возглавлял областное управление строительства и дорожной инфраструктуры, с марта 2012 года — заместитель, первый заместитель главы администрации Орла. С 27 июля 2017 г. — глава горадминистрации. Женат. Двое детей.

— Я бы с удовольствием, как говорится, накрасил городу губы. Но все банально разбивается о бюджет. А ситуация такова, что на социально защищенные статьи, которые мы обязаны в первую очередь финансировать согласно 131-му ФЗ, — содержание школ, детских садов, на оплату труда наших бюджетников, на электричество, воду и прочее, необходимо больше, чем у нас есть. И эта социальная составляющая в бюджете Орла приближается к 90 процентам. То есть содержать в нормальном состоянии улично-дорожную сеть, скверы, парки и т.д. — просто нет денег. Вот мы в рамках подготовки к 450-летию Орла построили школы и детские сады — хорошее дело, потому что для жителей города мы улучшили доступность к объектам образования и соцкультбыта. Но надо понимать, что новые объекты увеличили расходы муниципалитета на содержание такого рода объектов на более чем 100 млн в год. За эти деньги мы могли бы содержать весь год все скверы, кладбища и набережную. Поймите правильно: я не говорю о том, что не надо было строить школы или детские сады, а для понимания, куда идут деньги, и в каких рамках мы находимся.

— На октябрьской сессии облсовета при обсуждении проекта закона о бюджете Орловской области врио губернатора Андрей Клычков сказал, что в следующем году впервые в бюджет закладываются деньги на выравнивание бюджета города Орла. Это значит, что о бедах областного центра, наконец, услышали?

— Да. У нас, к сожалению, между доходами и необходимыми расходами колоссальная дыра, и она увеличивается с каждым годом из-за невыполнения плана по доходам, в основном, по программе приватизации муниципального имущества, которое не востребовано то ли по причине падения спроса, то ли из-за неадекватной стоимости, да в городе и не осталось ликвидного имущества. В 2015 году кредиторская задолженность у нас составила 250 млн рублей. В 2016 году кредиторка составила уже более 500 млн, сегодня он приближается к 700 млн. Отсутствие в бюджете средств на выполнение своих полномочий в 2018 году приведет к кассовому разрыву в более чем миллиард при общем бюджете в четыре миллиарда.

— Это ж катастрофа.

— Это проблема, которую мы донесли до нового руководства области, и нас услышали. Мы также предлагаем, чтобы городу оставляли больший процент отчислений от НДФЛ. Мы понимаем, что у области своих проблем хватает, и все же просим об этом. О чем речь? Сегодня один из основных источников наполнения бюджета — налог на доходы с физических лиц. Так вот от НДФЛ Орлу остается лишь 20%. Мы просим увеличить до 30%. Нас врио губернатора услышал и на последнем совещании заявил, что дотация будет. Какая — мы еще не знаем, но факт, что есть такие намерения, и это звучит из уст первого руководителя области, обнадеживает.

И второе, о чем мы просим на следующий год — сократить долю муниципалитета при софинансировании работ по линии Дорожного фонда. На сегодня оно составляет 5% на строительство и 10% на содержание. В нынешних реалиях это неподъёмно. Мы предлагаем уменьшить наш вклад до символической суммы — может, до 50 тыс рублей, чтобы высвободившиеся средства направить как раз на то, о чем просят горожане: на уборку, озеленение и т.д. Нас тоже услышали. Надеюсь, ситуацию поправим.

На Бога надейся, но сам не плошай

— Но нужны не только деньги. Надо их еще и по уму тратить. Посмотрите на реализацию программы «Комфортная среда» по ремонту дворовых территорий — тихий ужас. Но если оставить эмоции в стороне, то я, к примеру, не знаю, как изменить ситуацию в следующем году, если все зажаты 44-м ФЗ и вынуждены брать не лучшего подрядчика, а самого дешевого.

— Есть проблема, но не надо нагнетать. Надо работать, и я об этом говорю своим подчиненным. Проще всего опустить руки — ну вот закон такой. Но на то мы здесь и сидим, чтобы принимать и находить решения в самых сложных ситуациях — иначе зачем мы тут нужны?

— Логично. Но провалили же в этом году программу.

— Конечно, неправильно в ноябре заканчивать дорожные работы и надеяться на Господа Бога, чтоб дождь не лил. Осталось семь дворовых территорий закончить. Каждое утро мне докладывают о реализации этой программы. Показывают, что в ближайшие три-четыре дня будет хорошая погода с температурой до 8 градусов тепла, бьют в грудь, что за эти дни они все закончат. Посмотрим. И, конечно, проведем работу над ошибками.

Должен сказать, что я не сторонник общаться только с руководителями. Стараюсь глубоко изучить проблему и услышать тех людей, которые сидят на той или иной строчке, чтоб понять, что ими двигало: то ли некомпетентность, то ли какие-то объективные причины, то ли просто нежелание работать. Вот буквально сегодня утром у меня был и.о. начальника сметного отдела управления коммунального хозяйства, сделавший сырую документацию, на реализацию которой вышли подрядчики, и возникло очень много вопросов — начиная от луж, которые стоят, потому что не предусмотрены уклоны, и заканчивая некоторыми решениями по ходу выполнения работ. Конечно, выводы будут сделаны…

Нашим специалистам я поставил такие рамки: в январе должна быть уже утвержденная программа, в 1 квартале должны быть проторгованы все объекты, в апреле — заключены муниципальные контракты, с реальными сроками выполнения работ, а не так, чтоб пришел, расковырял и на два месяца исчез. И обязательно надо ужесточать требования к отбору подрядных организаций, обращать внимание на наличие техники, людей.

— А я вот без техники, но дешевле. И выберете меня…

— Вот честно — не понимаю людей, которые на это идут. Дело в том, что оплата работы по данной программе происходит по факту. Если бы там был большой аванс, — понятно, решили срубить деньги, но там всего 5%. И когда ты должен прийти на объект, вложиться, сделать качественно, сдать и только потом получить деньги — я не знаю, на что они рассчитывают. Вот выиграло в этом году ООО «Автобан -99». И что в итоге? Зашли, потратили какие-то деньги, технику, силы, а в итоге мы его выгнали, внесли в черный список, деньги он не получит.

— Тем не менее, прежде всего, имиджевые потери у власти, а не у какого-то залетного «Автобана».

— Тут и другая беда. Если подрядчик не выполнил своих обязательств при ремонте дорог, то средства остаются в Орловской области, и их можно осваивать в следующем году. Поэтому нам проще выгонять нерадивых, быть строже при приемке работ и т.д. А вот если в программе федеральные средства, как в «Комфортной среде», то деньги пропадают, если не освоены. И возникает дилемма: то ли нам этого подрядчика послать куда подальше, но лишиться средств, то ли искать эти три дня тепла, чтобы хоть как-нибудь доделать и не потерять деньги в будущем.

Земельный вопрос вновь главный

— Вы будете считать свою работу успешной, если вам удастся что?

— Зиму без ЧП пережить… Увы, пока работаем без планов громадья. Планов громадье — это когда мы закрыли бы всю социальную сферу, и у нас осталось энное количество денег, и мы можем запланировать, что вот этот участок города сделаем образцово-показательным. Я бы с удовольствием запустил такой проект и реализовал его. Но, к сожалению, не могу. Какой уж тут «образцово-показательный», если исполнительных листов к бюджету на 46 млн? Что можно планировать, когда «Орелэнерго» уже уведомило об отключении ТТП от электроэнергии из-за задолженности в 50 млн рублей, и 18 ноября могут стать трамваи и троллейбусы? И так во всем.

— Все, о чем мы с вами пока говорили, это в большей степени наследство, которое вам досталось — с долгами и убытками. А что все-таки удалось сделать за 100 дней? Что в них «Муромского»?

— Мы провели в Орле инвентаризацию земельных участков, которые могут быть вовлечены в оборот, а значит, могут дать в бюджет средства. Когда я об этом говорю — о вовлечении, то в 90 процентах случаев речь идет о вовлечении под строительство, что может приподнять город.

Тут проблема в том, что законодатель запретил вовлекать в оборот землю в кварталах многоэтажной застройки, если нет проекта межевания. То есть если за последнее десятилетие кто-то не успел сделать межевание — будь ли то орган местного самоуправления или частный владелец, ему запрещено вовлекать землю в оборот. Законодатель говорит: сделайте проект межевания и стройте. Но это стоит денег, которых у нас нет. Более того, и полномочия по данному вопросу переданы субъекту областным законом №1686 ОЗ. Тем не менее, мы, видя потенциал для наполнения бюджета, за эти сто дней провели инвентаризацию участков, оценили, сколько они могут принести дохода, указали перечень вопросов, которые надо решить, и попросили область выполнить взятые на себя полномочия.

Другая задача, которую мы поставили, и которую надо решать, — объекты культурного наследия. В октябре прошлого года вступили в силу поправки в ФЗ «Об объектах культурного наследия», в соответствии с которыми запрещена любая градостроительная деятельность на расстоянии до 200 метров от ОКН, если в отношении этого объекта не установлена охранная зона. В Орле более 300 ОКН. И почти все не имеют установленных охранных зон. Так что если взять циркуль и на карте очертить все эти «до 200 метров», то в центре города вообще нельзя ничего построить. То есть даже если вы — собственник дома и захотите что-то пристроить, реконструировать, но ваш собственный земельный участок попадает в зону ОКН, вы ничего не сможете сделать! И мы не можем. Наглядный пример — гектар земли на Автовокзальной, где мы завершили снос десятка аварийных домов. Этот гектар мог бы дать городу существенный доход от его реализации под строительство, значительная территория облагородилась бы новым комфортным жильем, но так как на улице Комсомольской, которая находится рядом, располагаются многоквартирные дома, являющиеся ОКН с неопределенной охранной зоной, их защитная зона полностью накрывает этот земельный участок, и мы не можем строить! В результате на Градостроительном плане это — белое пятно. И это неправильно.

Заниматься решением данной проблемы должен орган специальной компетенции — областное управление по охране культурного наследия, но мы знаем: там тоже нет денег.

Земля за квадратные метры

— И все же главный маркер ваших ста дней это, безусловно, проект «землю — на метры».

— Согласен. Что мы предложили? Предоставлять под застройку землю в городе Орле не за деньги, а за квадратные метры жилья — 10% от того, что будет построено на конкретном участке. Это антикризисная мера и для города, у которого нет денег, и для застройщиков, у которых есть квартиры, но нет наличных. В последнее время на федеральном уровне сильно ужесточились требования к застройщикам. Чтобы остаться в рынке, надо теперь и страховать жилье, и в разы увеличить свой уставный капитал, и еще много чего, на что требуются немалые средства.

Строительство в любые кризисные годы в любой стране было локомотивом, который тащил за собой экономику, потому что стройка любого объекта несет мультикативный эффект, она сопряжена с экономиками других отраслей. Это и занятость, и работа техники, выпуск стройматериалов, грузоперевозки, развитие инженерных сетей и т.д. и т.п. . Все вместе способно закрутить экономику в целом, а непросто спасти конкретную программу переселения или, там, облегчить застройщикам жизнь. А при создании качественного продукта и орловцы станут тратить свои сбережения на покупку жилья — известно ведь, что не смотря на низкие официальные зарплаты в регионе, в банках лежит сумма, сопоставимая с бюджетом Орловской области.

Горсовет уже одобрил наш проект. Теперь очередь за облсоветом. Рассчитываю, что в ноябре он будет поддержан, и программа заработает уже в следующем году. Надеюсь, совокупность всех принимаемых нами и областной властью нестандартных решений позволит купировать накопившиеся за долгие годы проблемы и даст возможность начать развивать город Орел. Давайте продолжим наш разговор хотя бы через год!




Партнеры