Монте-Кристо Огурцов. Том второй: как, заявив о преступлениях, я стал главарем курской каморры

10.01.2018 в 11:24, просмотров: 3816

Громкое заявление Сергея Огурцова, заключенного курского следственного изолятора, во всеуслышание рассказавшего со страниц «МК Черноземье» о более чем ста миллионах рублей, розданных им в качестве взяток при оформлении сделок с землей, несмотря на затянувшееся затишье в этом деле, начало приносить плоды. Несколько неожиданные, надо отметить. Помимо огромного количества подтверждающих сказанное данных, новых свидетельств и обращений курян, столкнувшихся с проблемами при оформлении земли в собственность, аккурат перед Новым годом выяснилось, что Сергей Огурцов и есть не кто иной, как… крестный отец курской каморры, заправляющей земельными сделками. Такого поворота в деле мало кто ожидал. И менее всех был готов к такому фортелю судьбы злосчастный курский Монте-Кристо — Огурцов…

Монте-Кристо Огурцов. Том второй: как, заявив о преступлениях, я стал главарем курской каморры
caricatura.ru

Невероятный фортель

Вряд ли какое-то иное определение лучше подходит к повороту в уголовном деле о глобальных махинациях с курской землей. Как, впрочем, и ко многим иным особенностям этого дела, одним из явно второстепенных фигурантов которого до недавнего времени являлся курский Монте-Кристо. То есть — Сергей Огурцов, заговоривший спустя год своей жизни в тюрьме, в течение которого он оказался забыт всеми, чьи поручения исполнял на воле.

Забыт всеми, для кого был добрым вестником, инкассатором, пейджером, Санта-Клаусом, доброй феей, исполняющей желания, надежным помощником или суровым шефом. Забыт друзьями, должниками и кредиторами, добродушным боссом и теми, кто обязан ему сегодня своим благосостоянием. Ну или улучшением такового, явно несообразным жалованию.

А вот он, Серега Огурцов, Огурец для своих, не забыл. Никого. Из тех, с кем имел дело в том или ином формате. Люди-то значимые, солидные в основной своей массе. И вот тут как нельзя к месту стоит вспомнить библейское — «многие знания — многие печали».

Кстати, со странностями дела в ходе журналистского расследования уже довелось столкнуться и журналистам «МК Черноземье». Так, на запрос о том, поступало ли от гражданина Огурцова заявление, подобное опубликованному, отправленный судьей Ленинского суда города Курска Митюшкиным в несколько региональных управлений федеральных силовых структур, вполне себе серьезное ведомство с немалыми полномочиями ответило, что нет, мол, не поступало, ничего подобного, впервые слышим. Учитывая, что за неделю до публикации копия заявления лично в руки была передана главным редактором издания на приеме одному из первых лиц ведомства, ответ этот, на бумаге и с подписью-печатью, удивил. Не сказать больше.

И еще один…

Не меньше, впрочем, чем ответ другого серьезного, смежного ведомства, чьи сотрудники упоминались в публичном заявлении о преступлениях, полученном «МК Черноземье» от гражданина Огурцова. Эта структура сообщила судье, что соответствующей службой была проведена проверка указанных в публикации фактов и они не нашли своего подтверждения. Чего тут удивительного? Да ничего, кроме того, что за несколько недель до того, как этот ответ был озвучен в суде, высокопоставленный сотрудник ведомства, о котором шла речь, был лишен допуска к секретности, отстранен от должности, после чего отправился в отпуск, из которого решил не возвращаться, якобы по собственному желанию. Видимо, безупречные результаты служебной проверки стали мотивом к резкому безвременному прекращению успешной карьеры офицера. Других причин у полковника Сушкова резко менять направление своего дао вроде бы и не было.

И еще один в прогнозе

Между тем, если прогнозировать, что ответ на редакционные запросы из СУ СК РФ по Курской области и финальный ответ прокуратуры будут дублировать вышеприведенные документы, полученные судом, просьба издания подтвердить или опровергнуть информацию о преступлениях из заявления Огурцова, опубликованную в «МК Черноземье» от 3 октября 2017 года, вряд ли окажется приятной в информативном плане для сидельца курского СИЗО, поймавшего хайп от ошеломления черноземного истеблишмента. Ошеломление было не слишком длительным. И закончилось, образно говоря, общим выдохом «порешаем». Благо, прецеденты имеются, а 80 единиц — не такая уж астрономическая сумма. Хотя и сказывается такая потеря на состоянии здоровья крайне отрицательно.

И пока все идет именно к этому. Монте-Кристо Огурцов, сдавший с потрохами курскую земельную каморру, оказался «агнцем на заклание». Сильные мира сего, по которым заявление доведенного до крайней степени морального истощения сидельца шрапнелью прошлось, даже не сочли для себя унизительным на некоторое время оказаться публично униженными амплуа подручных «злого преступного гения, профессора Мориарти земельных махинаций, вельзевула кадастровых шалостей». Ну то есть экс-помощника экс-депутата Курской областной Думы, всемогущего хозяина Курского района, полковника авиации Владимира Рыжикова, Сереги Огурцова. Решавшего сложные вопросы. И оказавшегося «решенным». Вопрос — кем? И за сколько? И на каком этапе следователей осенило: «Ого. Вот Он! Огурец безжалостный и всемогущий». Хотя с датой-то все как раз ясно…

Гром среди душной хаты

Днем 27 декабря 2017 года к готовому подтвердить каждое сказанное в публичном заявлении слово, готовому к тому, что жизнь его может закончиться в любую минуту «нелепой случайностью», готовому предоставить следствию данные, способные поменять полностью картину иерархии региональных небожителей из числа землевладельцев, и ожидавшему встречных шагов от следствия представитель такового пришел. На визит Санта-Клауса приход полковника Овчинникова в камеру к арестанту Огурцову похож был весьма отдаленно. И скорее наоборот. Так как господин Овчинников в присутствии адвоката Хмелевского предъявил курскому Монте-Кристо обвинение на 187 листах. Финалом которого значилось, что Огурцов Сергей Васильевич совершил глобальное мошенничество, сыграв в его реализации роль ни много ни мало Дона Огурцоне каморры края соловьиного. То есть организатора преступной группы, вмиг по степени значимости сравнявшись с легендарными братьями Волобуевыми и команданте Зайцевым энд сын. Как значилось в этом же документе, обстоятельств, исключающих преступность и наказуемость деяния Огурцова С.В., а также обстоятельств, которые могут повлечь за собой освобождение его от уголовной ответственности и наказания, не имеется. Обстоятельствами, способствовавшими совершению преступления, являются корыстные побуждения Огурцова С.В. Обстоятельств, смягчающих наказание Огурцова С.В., не имеется.

Coupe de Grace

И в завершение документа перышком, сломавшим спину верблюда, легло — Привлечь Огурцова Сергея Васильевича, 03.06.1988 года рождения, уроженца г. Курска, в качестве обвиняемого по данному уголовному делу, предъявив ему обвинение в совершении преступления, пре-

дусмотренного ст. 159 ч. 4 УК РФ, о чем ему объявить под роспись.

Так в одночасье обличитель стал главным злодеем.

Сказать, что известие словно молнией поразило Монте-Кристо Огурцова, было бы слабой аллегорией. Ожидавший от своих откровений совершенно иного результата, публично заявивший о готовности рассказать о роли каждого винтика в мошеннической структуре, Сергей Огурцов был словно асфальтоукладчиком размазан. Как??? Почему??? За что???? За информацию и доказательства? За участие в оперативных мероприятиях, способных стать платформой обвинения? За цифры, даты, явки и пароли???

Даже мастер хранить покер-фейс адвокат Хмелевской не сдержался, и не менее половины изолятора слышало, как он в весьма резкой форме обратился к офицеру Овчинникову с вопросами, ответы на которые получены не были. Ибо были очевидны и без слов. Наверное, именно тогда появился на бумаге, так сказать, «второй том курского графа Монте-Кристо». Не столь информативный и шокирующий именами. Но более эмоциональный, что ли.

Учитывая судьбу пропавших без вести первых обращений Сергея Огурцова к следственным органам и более чем сомнительные результаты публикации откровений в СМИ, мы, тем не менее, приняли решение опубликовать и это письмо Сергея Огурцова. Второе. У Дюма-отца, кстати, тоже было два тома. Грустная аллюзия. Но ощущение того, что это письмо вполне реально может быть последним обращением Огурцова, его последней попыткой достучаться до слуг Фемиды, как-то слишком уж явственно обретает все более реальные формы.

«Тем, кто прочтет. Тем, кто услышит. Тем, кто, возможно, имеет доступ к правосудию, если таковое вообще еще существует.

Несколькими месяцами ранее я обращался за помощью в редакцию «МК Черноземье». Мне повезло: главный редактор обратил внимание на заявление, в котором я изложил вопиющие факты наличия коррупции в нашем регионе.

Хочу отметить, что, по сути, только после выхода публикации в «Московском Комсомольце Черноземье» я стал интересен сотрудникам правоохранительных органов. Следователи занялись изучением показаний, в которых я сообщал о совершенных преступлениях: как в отношении меня, так и других лиц. Не забыт! Жив! Я искренне радовался, признаюсь честно. Однако радость моя длилась недолго. Накануне Нового года для меня громом среди ясного неба прозвучало то, что я, по мнению органов, являюсь организатором преступной группировки. Я, написавший заявление, раскрывший преступные схемы махинаций, публично выступивший с явкой с повинной, выразивший желание сотрудничать со следствием, оказываюсь крайним! Согласно предъявленному мне 27 декабря 2017 года обвинению, я являюсь прямым руководителем курской тайной каморры, земельной мафии и прямым «хозяином» тех людей, чьи поручения я выполнял. Единственной реакцией на мое заявление стало предъявление обвинения Черкасовой, Юрченко, которые годом ранее уже были задержаны, а впоследствии отпущены из ИВС. В разговоре с одним из сотрудников я прямо указывал на то, что лично передавал два миллиона рублей за то, чтобы два земельных участка были поставлены на кадастровый учет в наиболее выгодном с экономической точки зрения для меня месте. Любому, кто захочет найти подтверждение моих слов, не придется долго искать. Данные участки привязаны к определенным географическим точкам и находятся на берегу реки Сейм, что позволило в дальнейшем продать их по цене 15 миллионов рублей за два первозданных земельных пая. Не один месяц понадобится мне, чтобы написать обо всех преступлениях в деталях. Мой защитник, изучавший предъявленное мне 27 декабря обвинение, был возмущен неэффективностью работы следователя Овчинникова, который является руководителем следственной группы по моему делу. Адвокат не понимал, как можно предъявлять обвинения, не дав должной правовой оценки действиям свидетелей среди должностных лиц МФЦ, Росреестра, Кадастровой палаты, которые непосредственно оформляли документацию без заявителей, ставили на кадастровый учет и т.п.

После прочтения обвинения я ужаснулся и впал в отчаяние, приняв решение вновь написать заявление на имя главного редактора «МК Черноземье». Надеюсь, оно дойдет до наступления праздников, потому что медлить уже нельзя. Следствие еще не окончено, поэтому я возлагаю надежды на то, что еще одна публикация в «МК» сможет повлиять на развитие ситуации. К тому же я верю, что в рядах правоохранительных органов остались еще честные и порядочные сотрудники.

28.12.2017, Сергей Огурцов».

Как-то комментировать это заявление мы не будем. Излишни любые комментарии. Да, безусловно, большинство полицейских с честью носят свой мундир. Который так легко запачкать алчностью, безразличием и готовностью продавать все и вся. Не за 30 серебреников, конечно. За пару тысячелетий цифры изменились.

В соответствии с Законом о СМИ сообщаем, что данная публикация является официальным редакционным журналистским запросом в УФСБ России по Курской области, СУ СК РФ по Курской области, УМВД РФ по Курской области, а также в Генеральную прокуратуру РФ, в Совет по правам человека при Президенте РФ, Главному федеральному инспектору по Курской области, Полномочному Представителю Президента РФ в ЦФО, Президенту РФ В. В. Путину.



Партнеры