Тимский «кровавый кошмар» на улице Куйбышева

…именно так можно было бы назвать фантасмагоричную историю, случившуюся в сентябре 2016 года, в результате которой трое жителей города Тим на прошлой неделе получили длительные сроки заключения

14.03.2018 в 00:13, просмотров: 3387

Можно было бы, если не большие сомнения в подлинности истории, в которую, тем не менее, поверил суд. А ведь оказались куряне за решеткой, по сути, за то, что стали персонажами сценария для третьеразрядного триллера. Очевидно придуманного авторами с сомнительными репутацией. Точнее, одним автором. А еще точнее, жительницей Курска, похоронившей в том же сентябре гражданского мужа. И сразу же приступившей к поискам нового сожителя на сайтах знакомств. Впрочем, обо всем по порядку.

Тимский «кровавый кошмар» на улице Куйбышева

Киднеппинг века

Итак, для начала несколько слов об «авторе сценария», курянке Олесе М. Следует отметить, что женщине впору преподавать методику того, как в кратчайшие сроки справиться с горем от утраты близкого человека. Открыв при этом курсы по управлению гневом, совмещенные с курсами по выживанию в экстремальных условиях для многодетных матерей, работающих сценаристами в Голливуде. Что за бред, — скажете вы?

Вот то же самое захотелось сказать и нам, когда мы узнали, что в сентябре позапрошлого года Олеся М. «стала жертвой» похищения, длительных пыток, глумления, целью которых было получение с нее или ее родственников выкупа — 5 000 рублей. Или 4 500 рублей, как считала мама «жертвы»? Или 4 999 рублей? Ведь, по версии родной сестры жертвы, цифра выкупа была такой: 4 999 рублей.

Именно такую огромную сумму выкупа трое жителей Тима, два молодых местных парня и девушка, пытались пытками выбить из «беззащитной матери» двоих на тот момент детей, едва-едва лишившейся близкого человека. Труп которого, правда, успел изрядно разложиться к тому моменту, когда был обнаружен в квартире, так как вроде бы пару-тройку-четверку дней Олеся дома отсутствовала и не знала еще о своем статусе безутешной вдовы.

Спастись же от горя, как вскоре оказалось, могут помочь лишь серфинг сайтов знакомств и пьяные поездки по городам и весям Курской области. Ну да особенности жизни, привычек и описание быта Олеси М. нас в этой истории мало интересуют. За исключением упомянутых поездок разве что. Только в городе Тим Олеся успела отметиться в том несчастливом для нее и особенно — не для нее, как стало ясно впоследствии, сентябре позапрошлого года, целых четыре раза.

Впрочем, почему же для Олеси М. сентябрь 2016-го был несчастливым? Скорее наоборот. Ведь женщина не просто изрядно потусовалась, отметив кончину любимого мужчины, в алкопутешествиях на такси по Курской области, но и стала, надо полагать, единственным в мире выжившим героям ужасного триллера, по сравнению с которым все «Пилы», «Пункты назначения» и даже классический «Кошмар на улице Вязов» — страшилки для дошкольников. По крайней мере, ни один из персонажей этих голливудских хоррор-фильмов не пережил и доли того, что довелось пережить курянке Олесе М. Тут, с нашей точки зрения, важно отметить — по ее не в меру фантастическим рассказам следователям, суду и общественности. И мы не преувеличиваем. Если уважаемые читатели знают о еще каком-либо супергерое, пережившем все то, о чем речь пойдет ниже, ждем подробностей. А пережить Олесе М. в ночь с 29-го на 30-ое сентября 2016 года пришлось ад. С еще одной поправкой — якобы.

Якобы ад

В 13:08 30-го сентября 2016 года «дежурным хирургом» больницы Курского района, что в поселке Беседино, Олесе М. была выдана уникальная справка. Согласно которой, менее чем за час до этого в полном здравии и подпитии покинувшая Тим на попутной легковушке женщина пережила угрозы того, что ее вот-вот разделают бензопилой, избиение молотками, пытки горящими сигаретами, которыми ей прижигали голову и даже… садистскую процедуру отрубания этой самой головы. Лишь по счастливой случайности несчастной женщине удалось голой убежать из адского гаража на улице Куйбышева в центре Тима от своих мучителей. Затем с почти отрубленной головой, с которой вместе с кожей чуть ли полностью был снят скальп, остановить на федеральной трассе авто и добраться до поселка Беседино, где дежурный хирург — внимание! — Олеся М. зафиксировала в справке чудесное спасение курянки Олеси М.

Так начиналась безумная история, о подробностях которой редакции «МК Черноземье» стало известно недавно, когда в канун женского праздника в нашей редакции раздался звонок. Нам позвонила Татьяна, жительница Тима, по словам которой то, что произошло с ее сыном и другими ребятами, иначе как кошмаром назвать нельзя. Спустя пару дней две взволнованных женщины, Татьяна и ее подруга по несчастью, тоже Татьяна, немного потерянно, еще не оправившись от услышанного приговора, вынесенного судьей Кировского районного суда их сыновьям, рассказывали нам то, от чего волосы дыбом встанут у кого угодно.

Появление Олеси М. в Тиме

— Здравствуйте, меня зовут Татьяна. Живу я в Тиму, занимаюсь с сыном небольшим делом — бизнесом, так сказать. Сын мне помогает. Вернее сказать — помогал. Сегодня ему вынесли приговор — шесть лет заключения. Это же уму непостижимо…. Знаете, мы на протяжении двух лет судимся с этой Олесей…

— Стоп, стоп. Погодите, что за приговор? Кого осудили? И что за Олеся? Давайте сначала и по порядку…

— Да, да. Извините. Я расскажу вам сейчас с самого начала. В 2016 году с моим сыном на сайте знакомств познакомилась девушка из Курска, Олеся М., на тот момент у нее было двое детей. В сентябре она начала приезжать к нам в Тим. Правда, приезжала ночью и всегда пьяная. И вот в очередной раз она приехала в ночь с 29 на 30 сентября. Сын мой, Сашка, оплатил ей такси. И их компания, Саша, Лена и друг сына Сергей, к которым присоединилась Олеся, просидели всю ночью в гараже, выпивали, все в порядке было. Но вы знаете, она вообще раньше приехала. Часов в пять вечера, ее и продавцы магазина, что напротив расположен, видели. Я подъезжаю к дому и вижу, как она бегает и в окна нашего дома стучит. Я у нее спрашиваю: «Ты зачем приехала?». А она опять пьяная, лыка не вяжет и ничего толком не говорит. Сын, видимо, на звонки ее не отвечал — 58 sms прислала она ему, она и решила в дом ломиться. Я ее предупредила, что если она сейчас не уйдет, то вызову участкового. Это ее вроде как испугало, и она удалилась в сторону автостанции. Но, как оказалось, покинула она Тим ненадолго…

В два часа ночи она вновь появилась, ребята заплатили за такси, на котором она прибыла, и вся их компания пошла посидеть в гараж. Увидев в гараже знакомую Саши и Сергея, Лену, Олеся М., судя по всему, воспылала чем-то вроде пьяной ревности и посреди ночи потребовала отправить ее на такси в Курск. Ребята, которым пьяный бред ночной гостьи изрядно надоел, только обрадовались, дали ей 200 рублей на утренний автобус и выпроводили. Но только на автобус она не пошла. На рассвете по Тиму бегала, все соседи ее видели. В итоге она появляется в местном отделении полиции и сообщает, что забыла телефон у ребят в гараже. Дежурный полицейский, полковник Савенков, с ней переговорил и направил участкового Бабанина и еще одного сотрудника по фамилии Алымов, чтобы они сопроводили Олесю. Кстати, позднее в суде Олеся М., давая показания, сообщила, что в полицию она пришла в 12:10. Мол, видела, время на электронных часах в помещении дежурной части тимского РОВД. Полковника Савенкова это должно было крайне удивить — никаких электронных табло-часов в дежурке РОВД отродясь не было.

— А у вас Олеся в компании полицейских во сколько появилась?

— Мне позвонил участковый Бабанин в 11:55, когда подъехал к моему дому. Я открыла ворота и увидела в машине Алымова Олесю. Зашли в гараж, участковый начал спрашивать ребят, не брали ли они телефон у Олеси М.? Сын набрал номер, звонка не было. Но участковый увидел валявшийся под столом телефон, спросил ее, есть ли какие-то претензии к ребятам? Она ответила, что нет никаких претензий и вышла.

Полицейский Бабанин попросил меня довезти ее до автостанции — очень уж она пьяная была. Автобуса не было, и я решила ее подкинуть к трассе на попутку. Остановилась возле кафе на федеральной трассы, подходил хозяин заведения Зураб, он ее прекрасно видел, целую и невредимую. Я остановила машину, спросила: «довезут ли девушку до Курска»? Водитель согласился, я отдала ему деньги, и Олеся с ним уехала. А через полчаса к моему дому подъехало такси, из него вышла женщина и на повышенных тонах начала спрашивать: «Где моя Олеся?!». Я поняла, что это ее мать, и ответила, что отправила ее дочурку в Курск. И тогда-то лицо мужчины, приехавшего с мамой Олеси, мне показалось знакомым. Потом оказалось, что этот парень как-то привозил мне товар в магазин. А тогда он представился братом Олеси. Вот вы верите в такие совпадения?! Я рассказала приехавшей женщине, что ее дочь постоянно приезжает сюда пьяная на такси. И на кого ж она двоих детей оставляет?

На что мать Олеси мне: «Да что вы понимаете! У дочери трагедия, месяц назад умер муж». Тут любой опешил бы: как так? У супруга ноги еще не остыли, а она уже по интернету знакомится, и пьяная за город катается, это что же за горе у нее такое?!

— За сентябрь 2016 года она же приезжала четыре раза?

— Да, все верно, четырежды за месяц. Вскоре после того, как мать ее уехала, вечером уже, мне позвонил участковый Бабанин и сообщает, что на ребят Олеся написала заявление. Я подумала про утренний случай с телефоном. Я не придала значения этому, так как он же сам и нашел этот телефон, и претензий у Олеси не было, жива-здорова была, и полицейские ее видели.

А вот на следующий день, первого октября полицейский Бабанин мне снова позвонил и сообщил, что Олеся М. находится в больнице на улице Лесной в Курске. И что, мол, ее избил зверски мой сын и его подруга Лена, «у девочки ребра сломаны».

— А когда?! Она снова приезжала что ли? Уехала-то невредимая, ее же много людей видели, как вы говорите, хозяин кафе, полицейские….

— Не приезжала она больше! С ее слов в заявлениях, не знаю, как и назвать-то это создание, не просто избивали, а удерживали в гараже силой, деньги требовали, а потом попытались отрезать голову бензопилой, но та не завелась, тогда решили, мол, отрубить голову топором и пять раз кувалдой ударили по обуху топора, приставленного к ее шее! Тоже, почему-то два здоровых тридцатилетних мужика с этой задачей не справились, получается? Поприжигали сигаретками, скомкали в комки волосы зачем-то, нанесли 96 ударов по телу, раздели и в одном белье… отпустили… А спустя пару минут она, полностью одетая, с сумкой, без побоев и повреждений начала тусоваться по Тиму на виду у всех, после чего отправилась в полицию и далее, как я рассказала все выше уже.

Бред какой-то

— То, что вы рассказываете, очень похоже на бред какой-то, полный абсурд. Олеся же после того как покинула гараж вернулась туда с полицейскими. Получается, вернулась туда, где ее убивали, но ничего не сказала и претензий не предъявила. И когда она успела одеться, если выпустили они ее в одном белье?

— А если бы вы были на суде... По показаниям Олеси ей нанесли 96 ударов. И от такого количества ударов — лишь легкий вред здоровью! Она же, будучи пьяной, запоминала вплоть до секунд: сколько ударов ей нанесли, как и кто ее бил. Кроме того, там даже топор фигурирует. По ее словам, сын положил ее голову на подлокотник, приставил топор и 5 раз с силой ударил об обух топора кувалдой, топор вонзился в шею, потекла кровь. После того как все изъяли, следователи даже ей не показали «орудие». А Лена якобы поджигала ей волосы, тушила сигареты об голову. И снова, экспертиза показала, что нет жженых волос, даже следов того, что об нее тушили «бычки».

— А бензопила откуда взялась?

— Бензопилой ее, оказывается, ребята тоже хотели распиливать. По ее словам, Сашка два раза пытался завести бензопилу, но у него не вышло. Только в экспертизе указано, что бензопила новая и заводится сразу. Она потом объясняла, что ранее ходила пилить с моим сыном дрова, и пила всегда заводится с третьего раза. И паспорт ей там поджигали. А потом в суде, когда речь зашла про удостоверение личности Олеси, ее же родственница рассказала, что это сын Олеси сжевал одну из страниц.

— Давайте еще раз вернемся в тот злополучный день. Что было дальше?

— Я поехала в Курск. Увидев меня, мать Олеси М. сразу начала мне демонстрировать фотографии на телефоне, где у ее дочери синяк под глазом. Правда, зафиксировать побои решили камерой самостоятельно, после того как курский участковый отказал Олесе в медицинском освидетельствовании. Но видно же, что нарисовано все! Да и дата на фотографиях стоят 1 января 2010 года. Следователю сестра Олеси М. сказала, что дата на снимках такая, потому что у телефона динамик неисправен. Причем тут динамик?! Видео есть, где она волосы сидит расчесывает после всех страстей, что происходили в гараже. Только вот когда принесли эти волосы из дома, следователь Колесников отказался их принимать, аргументируя тем, что они не имеют никакого отношения к делу. Зато следующий следователь Валивахин принимает эти неизвестно зачем вычесанные волосы спустя полгода и отдает их на экспертизу.

Колтун якобы вырванных волос, спустя полгода принятый в качестве доказательства следователем Валивахиным.

И тогда, в общем, мать ее стала требовать с меня деньги, давя тем, что иначе мой сын сядет. Я развернулась и уехала. Кстати, нас провожал на встречу к маме Олеси М. тот самый мужчина, который привозил мне товар в магазин, назвавшийся братом Олеси. На самом деле это просто ее сосед. Он рассказал, что по дороге в Курск, мол, девочке стало плохо, и Олеся попросила водителя попутки высадить ее в Беседино, где она отправилась в местную больницу.

— К дежурному хирургу Олесе М.?

— Ну так получается….Там ей сделали снимки и, со слов ее матери, выяснили, что у дочери были сломаны ребра. Справку из бесединской больницы вы видели….

— В которой Олеся М. успела стать хирургом? И это приобщили к делу?

— Да, приобщили. Фамилии другого врача на справке нет. Следователь не стал опрашивать врачей бесединской больницы, а опросил уборщицу. Я даже ездила туда специально, узнать, нет ли у них хирурга — тезки Олеси М. Мне ответили, что нет. После бесединской больницы она поехала в Курск, искупалась, переоделась и, вызвав 112, отправилась в больницу №4 на улицу Лесную.

Справка МК

Удивительным остается тот факт, что следователи, занимающиеся этим делом, или инициативный участковый Бабанин не позаботились о том, чтобы снять записи с камер, которыми оборудованы больницы, в том числе и медицинское учреждение в Беседино. Точно также оборудованы приборами видеофиксации и все отделения РУВД, как и то, в которое приходила якобы избитая курянка. Кроме того, правоохранителям не составило бы труда запросить записи с видеокамер, которые установлены на федеральной трассе, чтобы установить, на какой машине и в каком состоянии Олеся отправилась из Тима. Ну как минимум для того, чтобы опросить автомобилиста и убедиться в том, что над девушкой зверски издевались. Неужто водитель мог не заметить следы зверских побоев, якобы нанесенных во время посиделок в Тиму? Однако никто не посчитал нужным найти автомобилиста, довозившего до больницы Олесю М.

В общем, 30 сентября она оказывается в больнице с синяками и кровоподтеками. К ней в больницу пришел курский участковый, опросил, но от направления на медицинское освидетельствование она отказалась. В день поступления не было заявлено никаких следов, попыток отрубить ей голову. Зато 6 октября у нее на шее появляется ссадина в 6 см. Щигровский эксперт по фамилии Истомин установил, что «ссадина нанесена твердым тупым предметом под углом и сопровождалось механическим сдиранием поверхностного слоя кожи». Кроме того, никакие переломы не подтвердились.

— А почему именно щигровский эксперт?

— Потому что так решил, видимо, участковый Бабанин.

— В каком смысле?!

— Ну он же все это делал. Он взял все выписки и отвез Истомину в Щигры. Правда, так спешил, что забыл указать свою фамилию, написав лишь звание. Интересно, как эксперт принимал все эти бумаги. И почему Бабанин повез именно документы, хотя Олеся на тот момент уже была выписана из больницы? Почему экспертиза проводилась по меддокументации? Почему эти бумаги мы найти сейчас не можем, они просто пропали из материалов дела, в том числе медкарта и рентгеновские снимки.

— Стоп, у вас участковый делал выемки меддокументации?

— Да, он вынес постановление о назначении экспертизы, ставил сам вопросы. Очень уж зол на моего Сашку этот полицейский. В своих показания в суде Олеся, кстати, сама заявила, это и в протоколе должно быть, и записи есть, что Бабанин говорил ей, мол, хочет посадить моего сына. У них раньше конфликт был, и тогда участковый мог потерять работу.

Потом ко мне подходит близкий друг местного тимского председателя суда Покрамовича. Этот местный «решала», Сергей Апальков предложил «помочь» моему сыну. Но за 650 тысяч рублей. Я к тому моменту была научена уже горьким опытом, все разговоры записывала и сообщила об этом в ФСБ. «Решалу» Апалькова арестовали. После этого-то Сашке, Сереже, Лене и начали мстить, как я думаю. Точнее, мне в их лице. В июне 2017 года был оглашен приговор, им дали срок даже больше, чем просил прокурор. Я начала возмущаться и сказала адвокату, что у меня на руках есть другой приговор, где по этим же статьям судья дал родственникам важного курского чиновника «условно»! Несправедливо получается…

От редакции

Мягко говоря, да. Как-то бредово, невероятно, непостижимо, нереально. И несправедливо.

6 марта Кировский районный суд вынес приговор троим жителям Тима. Никто из подсудимых не признал свою вину, однако фигурантам дела Александру Бубликову, Елене Севрюковой и Сергею Васильеву вынесли обвинительные приговоры. Александру назначили наказание в виде 6 лет лишения свободы, Елене определили наказание в виде 4 лет 6 месяцев лишения свободы с отбыванием в колонии общего режима, а Сергею назначили наказание в виде 3 лет и 6 месяцев лишения свободы.

Олеся М. в начале сентября 2017 года, несмотря на годом ранее перенесенные кошмарные побои и полученные тяжелые физические и психологическую травмы, благополучно родила третьего ребенка. После озвученного приговора в коротком интервью одному из местных курских телеканалов несчастная жертва, весьма довольно улыбаясь в камеру, сказала пару слов о том, что когда ей отрубали голову, больше всего она боялась, что никогда не увидит своих детей…

Адвокаты Черников, Романенко, Пукаленко, Сивухин и Курбатов намерены обжаловать приговор и уже готовят апелляционные жалобы. Со своей стороны редакцией «МК Черноземье» также в ближайшее время будут подготовлены и отправлены редакционные запросы по делу тимского «Кошмара на улице Куйбышева». Ибо наиболее абсурдной в данной ситуации выглядит не что-то или кто-то, а — Правосудие.



Партнеры