Разговор с Дубровиным tete-a-tete

Разговор с героем одной из критических публикаций прошлого номера «МК Черноземье» Евгением Дубровиным получился жестким. Иначе и быть не могло

07.05.2018 в 20:42, просмотров: 831

Вообще-­то слово «герой» в критическом контексте по правилам русского языка надо было заключить в кавычки. Ну, или называть собеседника персонажем, визави, респондентом.

«Кавычить» рука не поднялась, а прочие «персонажи-­визави» если кому­-то в этой истории и подходят, то уж точно не Евгению Дубровину. Человеку, жесткость и прямота которого — не профанация, не напоказ. Кодекс чести его прост и понятен. Принципы старомодны, но очевидные и настоящие. Как уральский гранит или карельский мрамор. Я о камне, а не о пластиковых практичных и дешевых имитациях. И если бы этот разговор состоялся тогда, когда должен был, характер публикации был бы не менее, если не более, напряженным…

Разговор с Дубровиным tete-a-tete
Сотрудники Россельхознадзора ежедневно сталкиваются с внешне безобидным, но опасным грузом.

Трансепт

Трансептом этой истории, примите мои извинения за вольное применение архитектурного термина в архитектуре данной публикации, послужило начатое прошлым летом журналистское расследование сложных взаимоотношений бюро «НЭФ» под руководством курского архитектора Олега Заутренникова и государства, представленного Федеральным государственным бюджетным учреждением «Орловский референтный центр Россельхознадзора», и.о. руководителя которого является Евгений Дубровин.

Трансепт — поперечный неф в базили—кальных и крестообразных по плану храмах, пересекающий основной неф под прямым углом.

Масса судов, апелляций и кассационных жалоб, судебных решений, прокурорских проверок, исполнительных производств и даже обстоятельства одного банкротства — во всем этом пришлось разбираться журналистам «МК Черноземье» в Курске и Орле. И мы, скажу честно, пытаясь сохранять объективность в расследовании, все-­таки изначально были настроены с пониманием по отношению к позиции харизматичного и обаятельного маэстро Заутренникова.

А как иначе, если налицо, казалось бы, типичная история того, как госмашина и ее бездушные рулевые-­чиновники давят всей силой административного, силового и судебного ресурсов смелого, но обреченного в своей смелости творца-­одиночку, сумевшего сказать «нет» тем, кто не привык слышать это слово, если вообще знает о его существовании.

В подобных ситуациях как­-то забываешь о том, что диалектика, казуистика и схоластика — отличные инструменты длят того, кто умеет ими пользоваться и готов слегка трансформировать реальные обстоятельства дела в желаемые. Ну то есть превратить долженствующее быть «Виноват, перебрал» в то самое гордое «Нет госпроизволу!».

Признавать, что мы, как СМИ, были использованы в роли рычага давления, нелегко. Но иначе — нечестно. Впрочем, хватит патетики и пафоса, как обычно определяют позицию издания наши оппоненты, да? Пора перейти к сути.

Курский форпост. Чума близко…

Суть проста. АЧС. Африканская чума свиней. И то, что Курская область, Курск — это форпост на пути ее распространения в глубь России. А «Орловский референтный центр Россельхознадзора» является заказчиком объекта капитального строительства в Курске. Лаборатории. Точнее — лабораторного блока соответствующего уровня биологической защиты для работы с возбудителями АЧС и иными особо опасными болезнями животных.

Стройка эта велась до недавнего времени по адресу: Курск, проспект Ленинского комсомола, 8А в рамках реализации проекта «Предупреждение распространения и ликвидации африканской чумы свиней на территории Российской федерации». В полном соответствии с федеральной Государственной адресной инвестиционной программой развития сельского хозяйства и регулирования рынков сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия на 2013–2020 годы. На этом вся локальная простота заканчивается.

В интересах государства

Потому что начинается защита внешних интересов России, ее экономической безопасности и здоровья граждан страны. Именно на это ориентирован общероссийский проект по обеспечению АЧС­-безопасности. О «поясе военных биолабораторий США», окружающих Российскую Федерацию, написаны десятки статей — собранная и специалистами, и журналистами информация свидетельствует о явных угрозах, исходящих от этого «пояса» как странам, где размещены эти лаборатории, так и России.

Биологическое оружие является оружием массового поражения наряду с ядерным и химическим, но его применение, по оценкам специалистов, дает наибольший эффект: способность поражать людей, животных и сельскохозяйственные растения; гибкость; огромное психологическое воздействие; отсутствие преград для проникновения; разнообразие биологических агентов, наличие инкубационного периода, позволяющего скрыть источник заражения; самораспространение; высокая результативность; дешевизна.

Особую тревогу вызывают биолаборатории, открытые Соединенными Штатами за последние 12 лет в странах бывшего СССР. На Украине до государственного переворота были созданы 15 таких объектов, причем 14 из них — в областных центрах:

  • Одесса, 2009 год (Центральная референс-­лаборатория [CRL] на базе противочумной лаборатории Украинского научно­-исследовательского института им. Мечникова. Специализация — изучение человеческих патогенов. США этот проект обошелся в около $3,5 млн);
  • Винница, 2010 год (Диагностическая лаборатория на базе областной СЭС, стоимость $1,5 млн, источник денег тот же);
  • в 2011 году биолаборатории открылись в Ужгороде (Закарпатская диагностическая лаборатория, $1,9 млн) и Днепропетровске (Диагностическая лаборатория, $1,9 млн, и Государственная региональная лаборатория ветеринарной медицины, $1,8 млн), в Симферополе (Крымская республиканская диагностическая лаборатория на базе противочумной лаборатории республиканской СЭС, около $1,9 млн) — донор все тот же, Пентагон;
  • в 2012 году две лаборатории были открыты во Львове ($1,9 млн и $1,7 млн), по одной в Харькове (более $1,6 млн), Киеве (более $2,1 млн), Луганске (около $1,75 млн), Херсоне (более $1,7 млн), Тернополе ($1,75) — также все профинансировано соответствующими структурами США. 
  • в 2013 году третью биолабораторию получил Львов (на базе Львовского научно-исследовательского института эпидемиологии и гигиены, более $1,5 млн);
  • Неизвестна судьба Мерефской CRL (на базе Харьковского института экспериментальной и клинической ветеринарной медицины), которую собирались открывать в 2013 году, но из­-за протестов местного населения дело отложили.

И вот же совпадение?! С 2009 года (год открытия первой биолаборатории в Одессе) на Украине начали ежегодно возникать эпидемии АЧС.

Достаточно вспомнить сразивший украинцев вирус «свиного гриппа» АH1N1, позволивший на волне истерии «распилить» около $40 млн. В 2017 году вдруг «образовалась» вспышка ботулизма, в Киеве и Херсоне люди погибли из-­за отсутствия сывороток. В 2012 году «внезапно» жители Украины стали болеть корью (зарегистрированы более 13 000 случаев). И сейчас заболевание регулярно возвращается снова. В 2016 году в Измаиле (снова Одесская область) вспыхнула неизвестная кишечная инфекция, от которой особенно пострадали дети. Буквально за сутки в больницы обратились сотни человек, а через два дня количество заболевших перевалило за 400.

Причины так и не нашли: сперва местные власти клятвенно утверждали, что анализы проб воды соответствуют санитарным нормам, затем списали чрезвычайную ситуацию на вирусы, которые якобы случайно попали в воду из­-за непогоды (это утверждали тогда теперь уже бывший губернатор Одессы Михаил Саакашвили и «главный врач майдана» Ольга Богомолец). В 2016 году вернулся на Украину и «свиной грипп» — заболевание, характеризуемое стремительным развитием атипичной пневмонии.

Украинский свиноцид

С 2012 года на Украине распространяется АЧС — африканская чума свиней. В Киевской области крупнейший агрокомбинат «Калита» в 2015 году уничтожил из­-за АЧС все поголовье свиней (более 60 000), а всего за пять лет борьбы с «внезапно» прижившейся на Украине свиной чумой утилизировано более 100 000 животных. Никакой вакцины и сыворотки от АЧС нет, смертность составляет 100%, любой контакт с больным животным приводит к заражению.

Определить источник заражения практически невозможно: вирус АЧС может сохраняться в земле приблизительно 8 месяцев, «жить» 5 месяцев в копченой колбасе, мясе и сале, более 3­х — в навозе. Шесть месяцев после кремации зараженного поголовья свиней действует карантин, а разводить свиней заново можно только через год после его окончания. Вирус АЧС способен убить не только бизнес в объеме небольшой свинофермы, но и крупное агрохозяйство, потери которого составят десятки миллионов долларов.

Карта распространения АЧС на Украине показывает, что украинская «свиная угроза» плотно примыкает к белорусской, российской и приднестровской границам.

Справка МК АЧС

С 2007 года, когда и в России была зарегистрирована африканская чума свиней (АЧС), общий размер ущерба в сфере экономики Российской Федерации составил 75 млрд рублей.

В связи со всем вышесказанным вопросы биобезопасности, санитарного и ветеринарного контроля и благополучия в Курской области, как в приграничном районе России, приобрели особую важность, что и стало основанием для строительства в Курске лаборатории. И на сегодня уровень готовности ее ко вводу составляет 99%. А точнее, строительные работы произведены на 99%. И лишь проектная документация нуждается в корректировке с последующим прохождением Главгосэкспертизы.

Пресловутый «НЭФ»

Итак, что же на самом деле стало причиной задержки ввода столь важного для безопасности страны объекта в эксплуатацию?

Почему возникло удорожание сметной стоимости строительства? Неисполнение проектно-­сметной части стало тем самым слабым звеном в отлаженном механизме. Далее — цитата из официального заключения:

Неф — вытянутое помещение, часть интерьера (обычно в зданиях типа базилики), ограниченное с одной или с обеих продольных сторон рядом колонн или столбов.

«…Неисполнение Проектировщиком — ООО «НЭФ» — обязательств по заключенному в рамках открытого конкурса Договору № 29 от 27.05.2013 года.

Документация была изготовлена со следующими нарушениями:

  • несвоевременность изготовления (согласно Договору, срок исполнения работ — 14.10.2013 г., однако измененные проектные решения были переданы лишь в рамках исполнения Мирового соглашения — 12.07.2016 г., заключения Главгосэкспертизы до сих пор не представлены);
  • некачественность (документация была изготовлена без учета изменений действующего законодательства РФ, вступивших в силу в период просрочки исполнения ООО «НЭФ» обязательств по Договору; при проектировании были пропущены существенные необходимые объемы работ);
  • некомплектность (при проектировании не были изготовлены все необходимые разделы ПСД, предусмотренные действующими нормами законодательства РФ, техническими регламентами). Данный факт повлек задержку ввода Объекта в эксплуатацию и увеличение сметной стоимости строительства.

Вступление в силу изменений в Свод правил 1.3.3118­13 при работе с материалами II группы патогенности (BSL­3) (в период просрочки исполнения обязательств ООО «НЭФ»). Данный факт повлек следующие правовые последствия для Учреждения при реализации ФАИП:

возникла необходимость разработки дополнительных разделов ПСД (в части обязательного дооснащения Объекта дополнительными системами), в том числе:

  •  автоматизация и Диспетчеризация инженерных систем;
  •  видеонаблюдение (охранное и технологическое);
  • прочие слаботочные устройства;
  •  общестроительные работы, необходимые к произведению в соответствии со Сводом правил 1.3.3118­13, по факту дооснащения дополнительными системами:

возникла необходимость модификации ранее принятых проектных решений, отраженных в ранее утвержденной ПСД, получившей Положительное заключение Главгосэкспертизы № 218­-14/РГЭ­2796/05 от 25.03.2014 года;

возникла необходимость корректировки ранее утвержденной ПСД (с учетом модификации ранее принятых проектных решений);

возникла необходимость последующего прохождения Главгосэкспертизы в части дополнительно разработанных разделов ПСД, а также в части откорректированной ранее утвержденной ПСД. Данные факты повлекли задержку ввода Объекта в эксплуатацию и увеличение сметной стоимости строительства;

удорожание стоимости отдельных видов материалов и оборудования в связи с увеличением курсов иностранных валют (доллара и евро) в 2014 — 2015 гг. Данный факт повлек задержку ввода Объекта в эксплуатацию и увеличение сметной стоимости строительства;

изменение технических условий при подключении к теплосетям по инициативе ресурсопредоставляющего контрагента (ОАО «Курскрезинотехника»). Данный факт повлек задержку ввода Объекта в эксплуатацию и увеличение сметной стоимости строительства;

задержка с проведением процедуры определения подрядчика на основе результатов конкурса (сначала — закрытого, затем по решению ФАС — открытого) — 40 календарных дней».

Что к этому можно добавить? То, что из пяти судебных дел «НЭФ» и Олег Заутренников четыре проиграли. А от реализации своего права по своему же иску в Липецкий арбитраж отказались. Но основным итогом стало взыскание в пользу государства 15 млн рублей. Исполнительные листы находятся в производстве.

Есть вопросы, готов ответить?

Как вышло, что в ходе всего расследования журналистам «МК Черноземье» ни разу не удалось взять комментарий по происходящему у руководителя «Орловского референтного центра Россельхознадзора» Евгения Дубровина?

Да как бы и не было особой потребности в этом. Позицию «госструктуры, обидевшей творца» четко, хоть и весьма агрессивно, журналистам издания обозначала юрист учреждения госпожа Облонская. Что могли дать расследованию слова очередного чиновника? Да ничего.

Однако по самому господину Дубровину в редакции накопилось информации, требовавшей разъяснения, более чем достаточно. Даже отбросив все слухи, домыслы и непроверенную или в принципе непроверяемую информацию — более чем. Поэтому, когда в ходе очередного дедлайна и сдачи номера в печать в условиях предпервомайской спешки нам в очередной раз не удалось дозвониться до высокого чиновника, оказавшегося в командировке на Алтае, редакционным советом было принято решение о публикации статьи «Альтер эго безупречного человека» без прямой речи господина Дубровина и в форме редакционного запроса. А спустя сутки после выхода номера в свет и появления статьи на сайте издания на моем телефоне высветился незнакомый номер, и напряженный мужской голос на том конце провода, как говорили раньше, спросил меня:

— Денис Александрович, а что же мне­-то напрямую ваши вопросы вы не задали? Я бы ответил на каждый? Или сейчас так не принято в газетах? А может быть, это заказ, мало ли кому я хвост прищемил… И мое мнение вовсе вам ни к чему?

Звонок не был неожиданным.

— Вы совершенно зря пытаетесь меня и издание обвинить в некомпетентности или заказном характере публикации. Вопросы вам пытались задать, и не раз, не вышло не по вине журналистов. Слишком уж много среди чиновников небожителей развелось. Мнение ваше «К чему» и вопросы в публикации были озвучены далеко не все, так что если вы готовы, то диктофон включен и…

Но мою тираду вновь прервал властный баритон.

— Да зачем же по телефону… на расстоянии… Может, в глаза-­то правильнее? Готовы лицом к лицу задать все вопросы Ваши? Вы приезжайте, на что смогу — отвечу, что захотите увидеть — увидите. Может быть, машину прислать? Или…

Тут перебить собеседника пришлось мне.

— Доберусь как­-нибудь. Завтра ждите.

Лицом к лицу

Когда, не сомневаясь в своей правоте и наличии железных фактов, едешь на встречу, чтобы «порвать» оппонента, всегда интересно: как этот—то будет юлить и увиливать от прямых ответов? Чем стращать или подкупать будет? Какие сказки рассказывать начнет или знакомством с кем из Кремля внушительно увещевать примется?

Что-­то в коротком напряженном разговоре с Евгением Дубровиным мешало прийти к тому или иному предположению. Жесть какая-­то, негодяям и двурушникам не присущая. Сухов из «Белого солнца пустыни» почему­-то странным образом всплыл под сонное бормотанье редакционного авто по дороге к Орлу…

Евгений Дубровин: глаза в глаза.

— Чай, кофе?

— Давайте вопросы — ответы, без прелюдий.

— Тем лучше. Задавайте. Два слова только. Я не знаю причины, и если это не заказ, ваших мотивов, то вы должны понимать: я буду честен и в ответ ожидаю подобную честность.

— Излишняя ремарка. Итак, каким образом высокий федеральный чиновник Евгений Дубровин по совместительству является владельцем крестьянско-фермерского хозяйства? Как насчет ФЗ-­79? И конфликта интересов?

— Знаете, когда я был, как вы сказали, высоким федеральным чиновником, руководя орловско­курским Россельхознадзором, я по договору управления передал КФХ «Нива», о котором идет речь, насколько я понимаю, председателю Кореневского колхоза «Ленинский Призыв» Володе Чемодурову. Во избежание возникновения конфликта интересов…

— Ваша супруга, служа в вашем подчинении, точно так поступила, надо понимать?

— А вот тут ошибка. Устаревшие данные, вернее. Да, мы вдвоем являемся учредителями этого КФХ с незапамятных времен. Но, как только я вступил в нынешнюю должность, она, как и положено, по закону, во избежание конфликта… Дальше сами запишете, да?

— Да уж постараюсь. Скажите, а откуда у вас в собственности столько земельных участков? Зачем вам целая база отдыха? Таунхаус?

— Секунду, о жене еще пара слов. КФХ «Нива», там все верно, наше с ней, с 1992 года эта земля отца моего. А вот что за ООО «Агродом»?

— Инициалы владелицы ульяновского ООО «Агродом» полностью совпадают с инициалами вашей супруги. А вот ИНН разные, так что тут мои извинения. Давайте о земле и недвижимости.

— Давайте. Как вы сказали: зачем мне целая база отдыха? Денис Александрович, это деревянный домик. На водохранилище под Железногорском. Так в документах записано. Подавая декларацию, я должен был это обозначить, как записано регистратором. Земля, участки, недвижимость. С 2007 года я ежегодно подаю декларацию о доходах и собственности. До прошлого года подавал. Неужели вы считаете, что федералы настолько слепы, что пропускали бы неправедно нажитое имущество в качестве само собой разумеющегося?

— Вы знаете, все равны, но некоторые равнее. Этот оруэлловский принцип у нас как руководство к действию во многих структурах.

— Не надо вот под одну гребенку всех ровнять, хорошо? Я горд тем, как и сколько я служу государству и под началом каких государственников. Нет — Государственников с большой буквы. Понятно, что это не для печати, да вы и не станете этого писать, я почти уверен. Но я и мои коллеги­руководители слышали немало в свой адрес такого… от клеветы до угроз. Но более прямых, честных, жестких и ответственных перед страной людей вы нигде больше не найдете.

— Для чего, разговаривая с журналистом, говорить: это не для печати?

— Это же не рекламная у нас беседа, я так понимаю.

— Да уж точно. Почему вас так не любят? И вас во множественном числе?

— Жесткость.

— Жестокость, может быть?

— Жесткость. А вы прямо лучились бы от счастья, если бы купленную вами для перепродажи тонну колбасы или сыра­-масла постановлено было бы уничтожить? Но иначе ведь — отравленные дети и старики, кишечные инфекции вирусы…

— А вы вообще знаете, что такое компромисс?

— Сижу же с вами за одним столом, разговариваем, как вы считаете?

— Ну, вынужденно можно что угодно вытерпеть.

— Посмотрите на меня? Буду я терпеть кого­-то вынужденно?

— Не очень похоже. Платформа должна быть. Объекты наружной рекламы там или сдаваемое в аренду государству имущество.

— Понятен намек. Про щиты рекламные — утка, чушь полнейшая. Про сдачу в аренду чего-­то — вообще бред. За такое со службы вмиг вылетишь… А платформа есть. Уверенность, что прожил жизнь не зря. Что все то, что вы увидели вокруг на территории управления, после меня останется надолго и послужит государству верой и правдой, пока Россия будет независимой. Ну то есть я оставил после себя что­-то навсегда. И это не только мои сыновья…

— Сыновья­-то в Лондоне?

Справка МК Владимир Дубровский:

«Я не то, что вы предполагаете. Я не француз Дефорж, я Дубровский… Мы должны жить в праве народа…».

— Ну хватит, а? Младшему 13, и он суворовец в Питере, старшему 19 исполнилось, он учится в Санкт-­Петербургском филиале Высшей школы экономики. Куда мы из России­-то...

Разговор с Евгением Дубровиным был долгим. Не один и не два часа. Все это время я пытался почувствовать фальшь, червоточину, неуверенность. Не было. Не «не почувствовал». Не макроно­джонсоновский европеец. Упертый по­-хорошему, уверенный в своем образе жизни, в своем понимании чести, в своем кодексе и своих правилах, русский мужик, которого жизнь потрепала. Потрепала основательно. Научив многому. Держать удар и не гнуться. Признавать ошибки и глядеть в глаза собеседника, быть жестким и угощать мальчишек на улице яблоками. Не научив одному — предавать.

Аркбутан

И снова немного терминологии зодчих.

Аркбутан — наружная каменная полуарка, передающая горизонтальное усилие распора от сводов постройки на опорный столб, расположенный за пределами основного объема здания. Применение аркбутанов позволяет значительно сократить размеры внутренних опор, освободить пространство здания, увеличить оконные проемы, а также пролеты сводов.

С людьми так же. Кто-­то — неф параллельный, кто­-то — трансепт перпендикулярный, а кто-­то — аркбутан, основа, краеугольный камень государства. Таких мало. Но они есть.