Судьба пограничника: от Китая до Афганистана

24 года на рубежах России и Китая с «перерывом» на Афганистан отслужил в погранвойсках сегодняшний гость «МК Черноземье» Николай Романов

21.04.2018 в 16:18, просмотров: 410

Редакция «МК Черноземье» продолжает серию публикаций о защитниках рубежей России, находящихся в запасе. В этой публикации вы узнаете о полковнике в отставке Романове Николае Сергеевиче, бывшем председателе совета ветеранов, несшем службу на китайской границе. На долю офицера выпало немало жизненных испытаний, в числе которых две командировки в Афганистан. Спустя столько лет он с легкой улыбкой на губах вспоминает о минувших днях службы.

Судьба пограничника: от Китая до Афганистана
Фото из личного архива Романова Николая Сергеевича. На каких бы должностях офицер ни трудился — замначальника заставы по политической части, замкоменданта по политической части, старшим инструктором политического отдела, секретарем партийной комиссии, замначальника пограничного отряда по кадрам и работе с личным составом, — всегда умел найти тропинку к сердцу подчиненного.

«Бывших» пограничников не бывает. В этом я убедилась лично, когда ранним утром порог редакции уверенно переступил Николай Сергеевич. Он зорким взглядом окинул офис и, спустя несколько секунд, доброжелательно улыбнулся, уточнив мое имя. Расположившись в кресле у камина, мы приступили к беседе.

«МК Черноземье»: Как сложилась жизнь, что вы стали служить Родине на границе?

Николай Романов: В 1970 году меня призвали на срочную службу в пограничные войска. Потом, если честно, несколько надоело служить, и мы решили «прокатиться» с заставы до Москвы, поступить в пограничное училище. Да уж, прокатились в течение тридцати лет. Практически вся моя служба прошла на советско­китайской границе, до самого последнего момента.

«МК Черноземье»: Как выглядит государственная граница глазами пограничника? Это ежедневная работа?

Н.Р.: Это не ежедневная работа. Это ежедневная деятельность, постоянная готовность и в первую очередь бдительность в любое время дня и ночи.

«МК Черноземье»: У меня в голове возникает одна ассоциация с пограничниками — это зеленые фуражки и собаки. У вас была своя собака?

Н.Р.: Конечно, была и сейчас есть. У меня практически все время был пес, кроме срочной службы и учебы в училище. Хотя были и те, кто и на срочную службу приезжал со своими собаками. До сих пор с дрожью вспоминаю, когда был начальником заставы, приехал парень из Перми со своей собакой, прошел курсы, получил звание сержанта. Еще бы, он служебные обязанности исполнял на высшем уровне. Характер у него, правда, не ахти, но это уже другое дело. Я, будучи старшим лейтенантом, еще не имел медали за отличие в охране государственной границы, а он ее получил еще во время срочной службы. Когда проводились в Москве союзные соревнования на лучшего инструктора служебной собаки, он занял первое место. Дело в том, что пес, которого он привез с собой, брал след шестичасовой давности, я лично проверял.

Справка МК МК-КСТАТИ

«Общественная ветеранская организация пограничников Курска и Курской области», председателем которой ранее был Николай Романов, а сейчас это почетное место занимает Александр Горяйнов, заботится об улучшении материальных, нравственно­психологических, бытовых условий жизни и деятельности ветеранов; защищает права и интересы ветеранов (пенсионеров) пограничной службы, обеспечивает их достойное положение в обществе. Также организация содействует сохранению и обогащению традиций пограничных войск, занимается воспитанием военнослужащих пограничных войск и допризывной молодежи в духе любви к своей Родине, стремлении надежно защищать ее границы; привлекает ветеранов к участию в военно­патриотическом воспитании молодежи, передаче пограничникам опыта старшего поколения в охране государственных границ. Кроме того, организация принимает участие в работе по надлежащему содержанию воинских захоронений, памятников, обелисков и мемориальных досок по увековечению памяти погибших защитников Родины.

«МК Черноземье»: А как часто встречаетесь со своими сослуживцами?

Н.Р.: Без друзей на границе никак. Но если откровенно сказать, то большинство ребят, с которыми я служил, — уже не при мне, к сожалению. А остальные по всей России разбросаны, начиная от Владивостока и заканчивая Калининградом.

«МК Черноземье»: Во время службы вы ведь часто встречались с нарушителями границы, верно? Так вот какие они, эти нарушители?

Н.Р.: В основном это самые обыкновенные люди. Про шпионов это все выдумки, я считаю. Нет, может быть, в стародавние времена они и были, а сейчас чаще нарушают на «бытовой» почве. Кто­то нарушает границу, чтобы сена накосить, у кого­то скотина убежит, вернуть ее же надо. Именно бандиты редко встречаются. Единственное, сейчас из­за нестабильного положения на Кавказе таковые начали появляться.

Я думаю, вы слышали, в прошлом году был случай в Теткино, там погиб прапорщик, хороший паренек, я его лично знал. Я же в течение 12 лет возглавлял здесь ветеранскую организацию и с горем пополам сдал эту должность Александру Николаевичу Горяйнову.

«МК Черноземье»: Почему ушли? Это же почетная должность.

Н.Р.: Безусловно, с одной стороны, это почетная работа, а с другой — очень нервная и тяжелая. Ведь приходится сталкиваться с различными жизненными ситуациями. Многие пенсионеры больные, немощные, и за ними надо ухаживать, подыскивать людей, чтобы был постоянный контроль, их же почти не осталось на сегодняшний день. Помню, на 50 лет Октября жил Николай Павлович, участник военных действий, жена умерла, единственная внучка живет в Москве, ослеп по болезни. Ему подыскали женщину, которая следила и ухаживала за ним как за родным, чуть­-чуть не дотянул до девяноста лет.

«МК Черноземье»: Насколько мне известно, вы были отмечены орденом «За службу Родине в Вооруженных силах России» III степени, медалью «За отличие в охране государственной границы СССР», а также афганскими наградами. Вы же участник боевых действий?

Н.Р.: Да, у меня за плечами две командировки в Афганистан, 1985­1987 годы. Я все время подшучиваю: 5 августа 1985 года я прибыл в Афганистан,

5 августа 1987-­го вышел, от звонка до звонка. Это шутка, конечно, так сложилось просто. Скажу сразу, героических подвигов я там не совершал, с автоматом по горам не бегал, у меня была другая задача. Я поддерживал моральный дух молодых солдат, ну и отвечал за усиление партийного влияния в каждом воинском коллективе.

Фото из личного архива Романова Николая Сергеевича. Ратные заслуги офицера были отмечены орденом «За службу Родине в Вооруженных силах России» III степени, медалью «За отличие в охране государственной границы СССР», афганскими наградами.

«МК Черноземье»: А как ваша жена отнеслась к вашей службе на границе? Дети пошли по вашим стопам?

Н.Р.: Женился я еще во время учебы в Алма­Атинском высшем пограничном командном училище КГБ СССР имени Ф.Э. Дзержинского. Я поехал по направлению к границе, и боевая подруга со мной, так было до последнего дня службы. Когда к нам приезжали из Жезказгана, этот город шествовал над нашей заставой, смотрели быт наших семей. Так все подшучивали: «Я бы пал перед вами на колени и всем вам бы присвоил «Героя Советского Союза». Шутили, конечно, у нас три женщины было. Сначала, когда только приехали на заставу, моя жена все двери, окна на замки закрывала. Через полгода даже и двери не закрывали. Старший сын не захотел учиться в пограничном училище, сейчас служит в Белгороде вместе с женой. Младший сын по состоянию здоровья служить не может.

«МК Черноземье»: Вы с таким воодушевлением рассказываете о заставе. Скучаете по службе на границе?

Н.Р.: Конечно, хотелось бы съездить туда, но в современных условиях это тяжело осуществить. Да и такие путешествия не для пенсионеров. Здесь, в пределах соловьиного края, 500 пограничников со всех участков границы из разных подразделений. Пускай раньше мы друг друга не знали, но тут уже все перезнакомились. Кстати, тут даже есть два подполковника, с которыми довелось нести службу. А вообще, у нас на заставе было хорошо, солдаты были одеты, обуты, даже бензин был. А вот киргизские вояки, бывало, жили в нищете, порой приходили попрошайничали, хлеб просили. Наш руководитель был очень мудрый человек. Тогда составили соглашение между Россией и Киргизией об охране киргизско­китайской границы, ну и система оплаты была соответствующая. 25% нашей деятельности оплачивала Киргизия, а остальное — Россия. Жили как в поговорке: «Ласковый теленок двух маток сосет».

Фото: vk.com Река Амур разделяет Россию и Китай. Вид на г.Хэйхэ с набережной города Благовещенска.

«МК Черноземье»: Никогда не жалели, что так «прокатились» с пограничниками? У вас была мечта служить Родине именно на границе?

Н.Р.: Нет, знаете, ни разу не пожалел. Если бы все было как в СССР, я бы снова пошел, сейчас с этим все гораздо тяжелее, конечно. Нет, я не мечтал стать пограничником, но я еще до призыва в армию знал, что меня призовут в пограничные войска. Там просто система такая, офицеры из пограничных отрядов ездили по областям и отбирали себе будущих призывников, после согласовывали в правоохранительных органах. Так что я представлял, в какие войска попаду.

«МК Черноземье»: А были моменты, когда на границе было действительно страшно? Предчувствие, что что­то должно произойти? Мне кажется, у меня бы развилась паранойя, это же постоянная готовность ко всему должна быть.

Н.Р.: Сама по себе служба на границе предусматривает умение просчитывать намного шагов вперед, поэтому таких моментов никогда не было. И ничего бы у вас точно не развилось! Три месяца подготовки — и из вас получился бы отличный пограничник! У нас не как во всей армии было: призвали, привезли, 10 дней карантина — и вперед. У нас новобранцы проходили подготовку в течение трех месяцев. За это время офицеры, прапорщики изучают вплоть до винтиков всю подноготную, и только тогда молодые солдаты получают допуск на границу или в тыловые подразделения, если у них все­таки есть какие­то «грешки». А случайных людей на границе не бывает, в этом я уверен.

Читать по теме: Кто заботится в Курске о ветеранах пограничных войск РФ?

Полковник в отставке Романов Николай Сергеевич, бывший председатель совета ветеранов, тоже произвел впечатление «не случайного» человека на границе, скорее бывалого, сохранившего в себе бдительность, военную выправку и спокойствие. Но даже оставив службу и пост председателя совета ветеранов, сохранил в сердце любовь к границе и службе. Но энергичности уже немолодого бойца, решившего в начале 70-ы­х «прокатиться» и поступить в военное училище, хватит в случае надобности задержать еще пару­-тройку нарушителей государственной границы.



Партнеры