Книга Памяти Бессмертного полка

Курское региональное отделение общественного движения «Бессмертный полк России», еженедельник «МК Черноземье» объявили о начале мемориального проекта «Книга Памяти Бессмертного полка России»

26.04.2018 в 20:44, просмотров: 943

Сегодня Оргкомитет проекта начинает принимать рукописи потомков бессмертных героев Великой Отечественной войны с описанием ратных подвигов их близких и родных, матерей и отцов, дедов и прадедов в ходе самой кровопролитной из войн в истории человечества.

Мы уверены, что граждане великой России, ее городов, сел и деревень, все, кому дороги свобода, мир и жизнь поколений, которые кровью отстояли бойцы Бессмертного полка, поддержат проект и 9 мая 2019 года под залпы салюта Победы завершением старт-этапа всероссийского мемориального проекта станет появление в каждом доме каждой курской семьи, а возможно и всей нашей многонациональной Родины первого тома «Книги Памяти Бессмертного полка России». A к 9 мая 2020 года, в завершение мемориального проекта, в каждом уголке нашей Родины вечным огнем живого слова в сердцах поколений хранить память о героях, их фотографии и рукописи потомков, а также списки их имен будут Книги Памяти в библиотеках Бессмертного полка России.

Иван Хоров, руководитель КРО ООД «Бессмертный полк России»: «Рукописи не горят. Книги горят, но не в нашей стране. Мы уверены, что мемориальный проект «Книга Памяти Бессмертного полка России», который мы начинаем совместно с «МК Черноземье», позволит соединить память каждой отдельной семьи с общей памятью о всех героях и сохранить ее в веках».

Книга Памяти Бессмертного полка
Фото из архива Зинаиды Грязновой. Иван Стефанович Щетинков, курсанкт 1-го Киевского артиллерийского училища, 1940 год. Родился 28 августа в Авдеево.

Начальную школу закончил он в Авдеево, а чтобы закончить 7-летнюю, нужно было ежедневно в течение учебного года прошагать около 4 км до школы и столько же до дома. После окончания школы Иван поступил в железнодорожный техникум. Окончив техникум, работал помощником машиниста на железной дороге. Водил пассажирские составы из Москвы в Крым и в Киев. Но вскоре молодой железнодорожник поступил в Учительский институт и получил диплом, где была указана специальность — учитель истории средней школы. В конце 1939 года Ивана Щетинкова забирают в армию на срочную службу и направляют в Киевское артиллерийское училище №1. В 1941 году курсанты экстерном сдают экзамены, им присваивают звания лейтенантов и отправляют на фронт. Повоевать долго не пришлось. Враг наступал стремительно и под Белой Церковью, что неподалеку от Киева, развернулись ожесточенные бои.

Немцы расчищали себе путь танками, крушили, уничтожали все вокруг: дым, копоть, гарь, крики раненых о помощи — все как в страшном, кошмарном сне. Папа командовал взводом, снаряды закончились, есть автоматы, но патронов к ним нет, осколком снаряда убита медсестра. Папа докладывает обстановку командиру полка, связь со штабом наладить не могут, помощи ждать не приходится, и тогда командир полка стал на краю оврага и выстрелил себе в висок, сказав перед этим растерявшимся солдатам и младшему командному составу: «Бойцы Советской армии не сдаются в плен, следуйте моему примеру». Его примеру последовал только политрук, а до немецких танков было уже рукой подать! Вокруг несказанная красота — голубое небо, яркое солнце, изумрудная зелень... Как хочется жить! Ведь всего прожит 21 год, и кто-то крикнул: «Ребята, врассыпную, убегаем в лес». За спиной рядом был спасительный смешанный лес, покрытый еще свежей зеленью. Немецкие танки постреляли еще какое-то время шрапнелью, но в лес не пошли. Бойцы двигались небольшими группами и, отойдя далеко от места боя, заходили в украинские деревни, где их брали на работу в помощники по хозяйству. Прошло немного времени, и немцы пришли в те места и устроили облаву на молодежь, погнали их на железнодорожную станцию, посадили в товарные вагоны и повезли в нечеловеческих условиях, как стало потом ясно, в Бельгию для работы в шахтах, добывать каменный уголь «для доблестной немецкой армии».

Выжить там было очень непросто: тех, кто выбивался из сил, расстреливали, Иван и не надеялся на спасение, но судьба распорядилась иначе. В шахте работал вольнонаемный инженер, молодой парень, приблизительно такого же возраста, француз по национальности. Он стал освобождать Ивана время от времени от работы и тут же в забое давал задачи: чертил схемы на угольной пыли, обозначал неизвестное и предлагал решить, при этом еще и угощал бутербродами с маслом, ветчиной, сыром. Иван Щетинков на лагерной баланде очень сильно отощал, зубы испортил. Но ум оставался ясным — редко с какой задачей русский солдат не справлялся. Французу это очень нравилось, и как-то они прониклись доверием друг к другу. Француз оказался членом бригады Белого братства, бельгийских партизан, и однажды он устроил побег из шахты Ивану и его земляку. Их уложили на дно вагонетки, сверху положили доски и засыпали углем, и такая вагонетка вывезла их за пределы шахты на угольную гору — это было ночью. С угольной высоченной горы потихоньку спустились, а там их уже поджидали единомышленники француза. Они принесли им паспорта, одежду и с рассветом на общественном транспорте попали во Францию. Поселились у отца француза и помогали по работе на ферме. Принимали участие в борьбе бригады Белого братства с фашистами. Францию освобождали американцы, и всем молодым, бывшим военнопленным было предложено покинуть Францию и уехать в Америку — свободную страну, где очень счастливо и богато они заживут. Ведь дома расстреляют. У Сталина ведь нет военнопленных, а есть предатели Родины. Что же, поразмыслив, друзья решили поехать в Америку, долетели до Лондона, а в это время город и окрестности окутал сильнейший туман, ожидание затянулось на несколько дней. Пока летели и ожидали отправки в Америку, кормили наших очень хорошо — белый хлеб, американская тушенка. Но в ожидании вылета в Америку, слоняясь по улицам Лондона, укутанным в вату тумана, Иван понял, что совершает непоправимое, возникло сильное чувство тоски по родным местам, по родителям и сестрам, и он решил вернуться на родину. Во что бы то ни стало. Американцы предупреждали, мол, на верную гибель едете...

Прилетели в Германию, янки сдали ребят нашим в комендатуру, Иван был не единственным, кто захотел вернуться. Отправили их в лагерь для бывших военнопленных, где проводилась проверка: как попал в плен, чем занимался в плену. Жутким было время ожидания, ночью, как правило, людей вызывали с вещами, и больше уже никто не возвращался назад. Дошла очередь до Ивана Щетинкова — ему вернули воинское звание и отправили в Чехословакию воевать с немецкой дивизией, которая никак не хотела сдаваться. При этом настрого запретив кому-либо рассказывать о том, что он был в плену, об этом знали только командир полка и политрук. В боях за освобождение Чехословакии от фашистов Иван был ранен в руку осколками снаряда. Часть из них врачи сумели извлечь в госпитале, а с оставшимися он прожил всю жизнь. После излечения в госпитале Ивану сразу, по приказу командования, пришлось выдвинуться на Дальний Восток, к театру боевых действий с императорской Японией. Но пока Иван Щетинков ехал в поезде, война успела закончиться.

Иван Стефанович Щетинков очень хотел остаться кадровым военным, но ему не разрешили. Хотел вести историю в школе — ведь на руках был диплом об окончании учительского института, но тоже — запрет. Бывших пленных ущемляли в правах после войны... Пришлось молодому ветерану войны, пережившему кровопролитные сражения, плен, побег, работу во французском Сопротивлении поступать в Курский Государственный пединститут на естественно-географический факультет. Там, на отделении биологии-географии, он, отучившись заочно, получил таким образом свой четвертый диплом. Иван Стефанович преподавал биологию и химию в Больше-Долженковской семилетней школе. Здание школы утопало по весне в яблоневом и вишневом цвету, ароматы черемухи и сирени радовали округу. При школе был живой уголок, где жили кролики, цесарки, еноты, пришкольный участок всегда был ухоженный, там были высажены разнообразные сельскохозяйственные культуры, цветы, украшающие школьный двор. На участке работали только ученики. Учитель Щетинков прикипел душой к Больше-Долженковской школе и к ребятам, но когда появилась возможность работать в школе своего родного села — Авдеево, Иван Стефанович отправился туда. Там он стал завучем, а вскоре и директором школы. Перед фасадом Авдеевской школы Иван Стефанович и его ученики посадили березовую аллею, а на пришкольном участке был высажен сад и устроены грядки с овощами...

Фото из архива Зинаиды Грязновой. "Слева запечатлен Иван Стефанович, мой отец, в центре - француз, которой называли "Анатолий", а справа сидит Михаил, земляк моего отца".

Иван Стефанович часто вспоминал с благодарностью парня-француза, спасшего ему жизнь. Всякая попытка разыскать его могла быть расценена как нежелательная связь с заграницей. Но у Ивана Стефановича сохранилась фотография, где они сняты втроем, этот парень посередине сидит, и на обратной стороне фото написано его имя, но по-русски — Анатолий. Наверное, Анатолия нет уже в живых, есть же потомки? И возможно, им известны не все героические события жизни их родственника?

Иван Стефанович обладал удивительными качествами. Несмотря на разностороннее образование, был всегда прост в общении с людьми. Среди односельчан он пользовался большим авторитетом, и до сих пор светлая память о нем живет в их сердцах. Сейчас Ивана Стефановича нет в живых. В 1991 году на 72-м году жизни он умер. А вот аллея берез еще долго радовала односельчан золотой россыпью листьев осенью и их нежной зеленью по весне. Сад же до сих пор манит местную молодежь вкусными яблоками.

Такую вот жизнь прожил мой отец Иван Стефанович Щетинков. Но и сейчас он с нами. Когда в строю Бессмертного полка России мы идем все вместе — отец, я, моя семья и мои дети.



Партнеры