Король усадебного лонгрида готов заинтересовать путешественников Орловскими достопримечательностями

Доедет ли «Усадебный экспресс» до Орловщины?

08.05.2018 в 14:57, просмотров: 632

О печальной судьбе уникальных Орловских усадеб — Каменских, Новосильцевых, Шатиловых, Орловской «Дворянке» и других— мы писали не раз. Все рушится, приходит в упадок. Власть, профинансировавшая культуру в этом году лишь на 15% от потребности, усадьбами не занимается из-за катастрофической нехватки средств. И если это можно как-то обосновать, то вопрос, почему она не думает над тем, как превратить имеющееся достояние в доход, открыт. Да, я про туризм. Потому что даже в своем нынешнем неприглядном виде Орловские усадьбы силу своей уникальности способны привлечь тысячи любопытных. А там, глядишь, найдутся и средства для восстановления.

Справка МК Вадим Разумов

«Король усадебного лонгрида», один из топовых блогеров Livejournal, автор проекта «Усадебный экспресс», лучший гид Подмосковья за туристический проект для болельщиков Чемпионата мира по футбол FIFA 2018.

Орловский Культуртрегер Марина Алексеева, автор многочисленных проектов, возрождающих интерес орловцев к истории родного края, пригласила в Орел Вадима Разумова, чтобы тот профессионально оценил усадебно-туристический потенциал региона и, по возможности, заинтересовал Орловщиной путешественников. Мы пообщались накануне его отъезда в Москву.

Король усадебного лонгрида готов заинтересовать путешественников Орловскими достопримечательностями
Фото: http://www.temples.ru

Пять причин

— Что заставило вас приехать в край, где все уже много лет только хиреет?

— Марина пригласила (смеется). На самом деле тому несколько причин. Я давно мечтал посмотреть орловские усадьбы. Орловская губерния пока никак не была представлена у меня в блоге, в котором уже описаны порядка 600 русских усадеб. Да и вообще Орловская губерния пло­хо представлена в Интер­нете. Вторая причина — еще осенью, когда вам назначили Андрея Клыч­кова, мы хотели сделать небольшой проект по развитию культуры в Орловской области.

— Мы — это кто?

Справка МК Усадьба Каменских в Сабурове — грандиозное архитектурное сооружение, сравнимое с Московским Кремлем

Построено русским фельдмаршалом екатерининской эпохи Михаилом Каменским, чья военная слава в то время соперничала со славой Суворова.

По легенде, за блистательные победы над турками ему и еще четверым военачальникам — Румянцеву, Чернышеву, Панину и Алексею Орлову — было разрешено построить свои усадьбы в виде турецких крепостей. Каждая башня, а их было восемь, словно скопирована с турецких: здесь и Бендеры, и Хотин, ворота — «от Гаджибея»... Помимо башен — полубашни, боковые выступы различных форм, бастионы и равелины в стиле псевдоготики. Все выступы крепости — разных размеров и форм. Уникальность усадьбы в том, что крепость — не оборонительное сооружение, а именно усадьба, башни которой использовались исключительно под хозяйственные нужды: как склады, ледники, театр и т.д.

Внутри крепости на почти 20 га был разбит парк и построено два усадебных дома, от которых сегодня остались лишь фундаменты. Заросшая и полуразрушенная «крепость» до сих пор впечатляет масштабом, хотя ее всегда пытались уничтожить. Кирпич брали то на здание сельсовета, то на строительство валяльной фабрики. Тракторами крушили стены, выстроенные на яичных желтках…

Усилиями местных краеведов в одной из башен в 1950-х годах был организован Музей крепостничества, что притормозило разграбление, а в 1980-х — музей местной школы. Старожилы еще помнят, как после его закрытия детвора рубила золотые львиные головы на старинных креслах, выброшенных как ненужный хлам на улицу.

— У меня есть знакомый банкир, который планирует инвестировать в усадьбы. Я ему их подыскиваю, ищем места, куда можно вложить деньги для развития. И вот как раз осенью я сделал небольшой проект по развитию культуры в Орловской области, его направили врио губернатора, но пока этот вопрос, похоже, отложен до выборов. Хотя к концу весны мы планируем к нему вернуться. Хочется с Орловской областью работать на серьезном уровне.

Третья причина, по которой я приехал, — мне еще в сентябре прошлого года звонил Вадим Невров из группы «Граждане Орла» и очень страстно активно приглашал.

Четвертая причина — в Ясной Поляне меня просили объехать все места, связанные со Львом Толстым (в этом году юбилей Толстого — 190 лет), и в списке много мест в Орловской губернии, в том числе село Моховое Новодеревеньковского района Орловской области, куда в свое время писатель приезжал к тамошним хозяевам Шатиловым, прославившимся своими искусственными лесами и питомником древесных пород (Толстой приобрел здесь более 500 саженцев сибирской лиственницы).

Наконец, моя прабабушка родилась в 1909 году в Орловской губернии, в деревне Княгинька, рядом с Моховым, а прадедушка родился неподалеку, в Архаровке. Фамилия прадедушки Майоров, я знаю, что у него был кирпичный дом, поскольку там работал, — кирпичный заводик, и я надеюсь, что хоть что­то в тех местах осталось от них. После революции бежали в Тульскую область. Правда, пока добраться не удалось — местные сказали, что дороги нет и надо ждать, когда подсохнет.

Квадрокоптер в окружении цап

— Вы у нас провели три дня в Орле. Ваши впечатления?

— Мы посмотрели уникальные комплексы: Сабуровскую крепость, усадьбу и парк Новосильцевых, последнее пристанище Фета в Клейменово, усадьбу Шатиловых в Моховом, усадьбу Голицыных в Голуни, «Дворянское гнездо» в Орле. Они очень контрастируют друг с другом, у каждого своя «фишка».

Первое, что я увидел, — Сабуровская крепость. Сохранность хорошая, прекрасный вид. Комплекс можно использовать для фестивалей, ежегодных массовых мероприятий, исторических реконструкций.

— Да мы используем. Предполагалось даже присоединить крепость к краеведческому музею, смотрителя «внедрить». Не получилось. Нет денег — беда…

— Фестиваль на каком уровне?

— На местном. Человек 300 приезжали.

— Из других регионов, из Москвы — никто?

— Нет, такую задачу никто и не ставил.

— А потомки есть?

— Есть, но тоже без денег. Так что грустная история.

— В Европе как с потомками? Весь замок никто не может содержать. Поэтому потомкам дают пару комнат в замке, объявляют их неким «брендом», они могут там жить и встречать туристов, а государство или инвестор используют недвижимость либо как гостиницу, либо как еще что­то. Здесь тоже потомки нужны как бренд — имя, которое будет привлекать туристов. Я понимаю, что россиянам непривычен такой подход. Многим такие заявления могут показаться даже циничными. Но есть реальный опыт других стран, который показывает, что иначе подобные объекты развивать просто невозможно.

— Ага. Только после того, как найдется инвестор. Аналогичная ситуация с усадьбой Новосильцевых в Первом Воине. Потомки бьются за ее возрождение, но пока мало что получается.

— Тем временем на здании усадьбы уже выбили доски, дом Калинникова завалился, ползет железная черепица, исчезла мраморная чаша фонтана — у кого­-то ж нашлись силы и средства, — расстроена Марина Алексеева. — И решетку стащили. Ее остатки увидели только потому, что она вросла дерево. А так бы и ее унесли...

Вадим Разумов

— А как вам Моховое?

— Моховое может стать главным двигателем орловского туризма, уникальный комплекс. Очень понравилось, что там сохранилось большинство построек, комплекс целостный, еще недостаточно испорчен. Что­-то можно взять в туристический маршрут даже из советского прошлого: к примеру, зернохранилище с оборудованием — прекрасный арт­объект. Только убраться немного. На самом деле здесь много зон для экопрогулок, велопрогулок, у каждого лесопарка своя история. Было бы здорово, если б туда заехал инвестор и стал заниматься саженцами — и люди будут ездить туда за саженцами, поверьте! И москвичи, и петербуржцы.

Справка МК Потомок Новосильцевых гражданин Франции Борис Нечаев появился на орловском горизонте лет шесть назад, решив возродить родовое имение. Создал и возглавил Фонд возрождения усадьбы Новосильцевых. Но все движется не так скоро, как хотелось бы.

Год назад французский посол Жан­Морис Рипер написал письма тогда еще губернатору Вадиму Потомскому и некоему меценату, который был готов вложить в реставрацию усадьбы 1 млн евро, рекомендуя этот проект. Но вскоре Рипер покинул свой пост. Пришел новый человек, и все пошло по второму кругу...

Рядом — козья ферма. Сыры из козьего молока, творог — экологически чистая продукция. И мед.

Плюс в Моховом — кластер: в селе Новомихайловка есть храм Михаила Архангела, построенный в 1831 году по проекту выдающегося зодчего Доменико Жилярди в стиле «московский ампир». Ему принадлежит множество проектов в Москве и Московской области, есть в Липецкой. И здесь, получается, есть. Это очень важно для любителей Жилярди. Храм необычный, он может привлекать искусствоведов и туристов даже невосстановленный, его надо только консервировать.

— А рядом с храмом надгробный камень с могилы матушки Дмитрия Писарева, — добавляет Алексеева. — А над всем этим — воздушная трасса, по которой постоянно летают самолеты. Это так красиво! Просто место силы какое­то. Потрясающе. Опять же: Моховое связано с Толстым, и Ясная Поляна предлагает свое сотрудничество.

— Рядом — Голунь, — продолжает Разумов. — Очень интересный скотный двор в виде крепости, сам дом, вернее, его остатки, кусок парка — тоже можно искать инвестора. То есть там очень много направлений для инвестиций, и может быть много инвесторов. Но Орловская область должна сделать предложение. По каждой усадьбе надо не просто разместить фото, но и конкретику: за сколько можно купить, что можно сделать, за сколько окупить. Это должна сделать власть. К слову, сейчас многие регионы над этим задумались. Кто­-то начал выкладывать фото, кто­-то идет дальше и предлагает готовую программу. Орловщина тоже должна выставлять свои объекты. Это рынок, как ни парадоксально это прозвучит. В Европе рынок давно сформирован — Франция, Великобритания активно предлагают свою историческую недвижимость. А у нас пока нет такого. Надо делать!

Вадим Разумов. Шатиловская государственная сельскохозяйственная станция в Моховом появилась 122 года назад, в числе первых четырех в России в 1896 году, на базе образцового имения помещиков Шатиловых. Свое официальное название она получила сразу при ее основании — в честь крупного сельскохозяйственного и общественного деятеля, президента Московского общества сельского хозяйства Иосифа Николаевича Шатилова. Именно здесь были заложены основы агротехники, получившие свое развитие под названием ландшафтного или экологического земледелия, создана первая в стране система селекции и семеноводства для обширной природно­экономической зоны. С имением Шатиловых и с селом Моховым неразрывно связана и деятельность выдающегося ученого Франца Христиановича Майера (1789 –1860), управляющего имением (с 1817 г.). В 1839 году он основал первый в России питомник древесных саженцев, из которого в течение четверти века было продано около 9 млн саженцев. В честь основоположника лесоразведения в средней полосе России была учреждена специальная медаль. Майер доказал, что на черноземе можно разводить не только сосну, но и ель, пихту, веймутову сосну, кедр сибирский, лиственницу и другие хвойные деревья. Слава его в 1840–1850 годах достигла такого уровня, что многие считали его русским Тэером (Тэер — основоположник сельскохозяйственной науки в Германии). В 1857 году к Майеру приезжал консультироваться Л.Н. Толстой, который записал в своем дневнике: «Ясная, просторная голова». В советское время ученые здесь занимались выведением новых сортов сельскохозяйственных культур. Сохранившийся в окрестностях Мохового лесной массив (Шатилов лес) в 1949 году признан памятником природы. Усадьба Шатиловых может стать одной из точек туристского маршрута Ясная Поляна — Моховое, поскольку Лев Толстой сюда приезжал дважды. После посещения в 1865 году оставил запись: «Это, наверное, самое замечательное хозяйство в России.

Дальше — Клейменово, Афанасий Фет. Мы не нашли место, где стоял дом Фета. Должен стоять обелиск, камень. Но мы видели только газон. А Фета зачем­-то покрасили яркой золотисто-­горчичной краской. С желтыми буквами... Но в склепе чисто.

Справка МК Из истории.

Усадьба в селе Первый Воин принадлежала орловскому дворянину, действительному статскому советнику, московскому вице­губернатору в 1838–1851 гг. Петру Новосильцеву. В 2011 году усадьба была признана орловцами одним из семи чудес региона. Здесь — один из старейших российских парков, самый большой парк области, который занимает около 110 га. Для сравнения: в тургеневском Спасском­Лутовинове — 43 га. Только по аллеям высажено более 5 тысяч лип, а яблони занимают почти 46 га. Не случайно именно сюда приезжали отдыхать российские вельможи и знаменитости — Карамзин, Жуковский, Фет, Тургенев, Толстой… Последний писал об этом месте: «В усадьбе все для изящества и тщеславия: парки, беседки,

пруды, point de vue (разные виды) и очень хорошо».Активное руинирование зданий началось с 2009 года, после того как в рамках оптимизации отсюда выселили противотуберкулезный санаторий. Хотя тут все уникально: флигель, построенный в традициях древнерусского зодчества, — одно из старейших светских зданий Орловщины, единственная в области сохранившаяся садово­парковая ограда начала XX века в стиле модерн, мраморный фонтан, дом, где родился орловский композитор Калинников.

В 1978 году в Клейменово, где похоронен Афанасий Фет, приехали его потомки из Франции. Вспоминают, что навстречу вышла местная жительница и упала на колени:

— Барин вернулся!

— А где ж дом? — спросили гости.

— Сожгли его.

— А почему?

— Мужики выпили и сожгли!

— А где сад яблоневый?

— Вырубили.

— Зачем?

— Хотели па­а­ашню сделать, отвечают, чуть не плача.

— И где ж пашня? Везде — один бурьян?

— Дык под уклон в пруд все уползло…

Потомки не обиделись. Выделили средства на строительство дороги к их именитому прадеду. С тех пор клейменовские Фета, который был довольно жестким крепостником, не ругают…

В день рождения поэта здесь собирается литературная общественность.

— Поразило меня ваше «Дворянское гнездо». Не тем, что там жила прототип Лизы Калитиной, а тем, что это яркий пример разорения дворянской усадьбы. Я бы предложил Дом Лизы Калитиной сделать примером того, как разграблялись дворянские гнезда. То есть пойти от противного: не восстановить, а наоборот. Сделать что­-то вроде инсталляции о том, как чекисты утаскивали себе в кабинеты мебель, портреты… Такая история переворота, показанная нестандартно, обязательно привлечет внимание.

— Надо же, какой взгляд неорловца. Любопытно, что наш новый советник губернатора по культуре Юрий Грымов тоже предлагал Дом Лизы Калитиной не трогать, а накрыть стеклянным колпаком… Не знаю. Все­-таки это место ассоциируется у орловцев с Тургеневым — его жизнью, творчеством, а не с гражданской войной. Хотя ваше предложение по-своему интересно.

Вадим Разумов

Увеличить в миллион?

— Хорошо. Впечатления есть, и они не удручают, а радуют, как я понимаю, несмотря на разруху. И что же можно сделать?

— Работать тут можно и раскрутить можно. У вас какие показатели внутреннего туризма?

— Нулевые.

— Их можно увеличить в миллион раз.

— Да ладно. И каким образом?

— Для начала — через мой блог. Я все посты делаю сам, по личной инициативе, бесплатно. Мне это просто нравится. С удовольствием расскажу про все орловские усадьбы. Поскольку в день блог читают от 5 до 15 тысяч, это хорошее начало.

Справка МК Сквер «Дворянское гнездо» в этом году отмечает свое 115-летие

Он появился в Орле в 1903-м году – в год 20-1 годовщины смерти И.С. Тургенева и 45-летия написания одноименного романа. Произошло это благодаря усилиям Общества любителей изящных искусств, которые сумели договориться с хозяевами «гнезда» и арендовали сад. Тогда же был установлен бюст писателя – копия работы Антокольского, первый скульптурный памятник Тургеневу в Орле.

Усадьба во второй половине 1850-х годов, когда писался роман, принадлежала полковнице М.И. Оберг. Она располагалась в самом начале улицы, которую в то время называли Вехрней Дворянской и связывали с местом действия романа: в рассказе Н.С. Лескова «Несмертельный Голован» упоминаются «интересные особы, которых орловцы некогда узнавали в Паншине, в Лаврецком и других героях и героинях «Дворянского гнезда».

Прототипом Лизы Калитиной считалась жившая в усадьбе Евдокия Коротнева, ушедшая, как и героиня романа, в монастырь. Бывал здесь и сам Тургенев.

Во время гражданской войны бюст исчез, «Дворянские гнездо» прекратило свое существование.

Лишь в 1968 году, накануне 150-летнего юбилея писателя, это место было устроено, «Дом Калитиных», как тогда его называли, отремонтировали. Он стал многоквартирным жилым домом. Невдалеке установили новый бюст Тургенева, белую каменную ротонду и балюстраду.

В сентябре 1993 года здесь появился памятный знак с надписью: «Министерство культуры РСФСР. Памятник истории. Ландшафтный сквер. Дворянское «гнездо» 19-20 веков. Охраняется как всенародное достояние».

Второе — нужно привлекать молодежь к этим местам, а для этого делать аудиогиды, хорошую навигацию. Я могу сделать это с администрацией или с меценатом — и по маршрутам, и по городам.

Следующий этап. Я общаюсь со многими меценатами, могу заинтересовать людей. Любая усадьба, если будет отреставрирована, даст толчок региону — будет и культура вокруг развиваться, и новый бренд для туризма. Нужен объект, в который частник захотел бы вложиться. Для его поиска также можно организовать блог­тур — привезти топ­-журналы, которые работают на таких людей, показать ваши богатства. Я делал это в Липецкой области — привозил журналистов, которые пишут для «Форбса», «РБК­недвижимости», «Метро», водил их по заброшенным усадьбам и восстановленным. Они видели контраст и писали статьи. То же самое можно сделать и здесь. Но на Орловщине я восстановленных усадеб что-­то не видел… Но первое — популяризация по максимуму на уровне Москвы. Чем больше будем писать, тем больше внимания. Плюс продумать туристические маршруты. Надо сделать три­-четыре программы.

— То есть вы считаете, что в Орле есть чем заманить и туриста, и инвестора?

— Безусловно. На сегодня образовался определенный класс туристов, которые уже везде побывали, все посмотрели, что рядом с Москвой. Орловская область для них — диковинка. Мало кто ездит сюда. А если перечислишь всех ваших литераторов — они впадают в состояние шока и говорят знаменитое «а почему мы здесь еще не были?». Здесь вообще реален тур на три дня.

Например, сюда ходит «Ласточка». Четыре часа. Можно делать железнодорожные экскурсии. Я могу договориться с ж/д компанией, которая обслуживает «Ласточки», сам, но лучше, если это сделает ваш минкульт. Они могут выделить нам вагон. Сначала сделаем премьеру поездки, красивую программу для туристов — это может быть кластер Моховое или кластер рядом с Орлом, продумать интерактивы, мастер­классы на местах… Итак, поезд приезжает в Орел, людей забирают в автобусы и… Сабуровская, Моховое и центр Орла. Или — Новосильцевы, Фет и Болхов. Или три соседа: Фет, Тургенев и Толстой по трассе — Спасское­Лутовиново (Тургенев), Клейменово (Фет) и Первый Воин (Толстой как гость Новосильцевых). А можно сделать парковый маршрут: усадьба Новосильцевых, Спасское и Моховое плюс ваш Орловский горсад. Вариантов на самом деле много. И все отличные.

А еще б я назвал «Ласточку» «Орлом». Кстати, я занимаюсь и чисто железнодорожными экскурсиями. Работаю с компанией, которая обслуживает весь Центральный регион: экспрессы до Тулы, Владимира, Рязани, по всей Московской области. Стараюсь задействовать все маршруты.

— Как это происходит?

— Ставлю охрану в вагон, туристы садятся, и экскурсовод рассказывает историю железной дороги, по которой едет поезд, — про все станции, про памятники культуры. Есть и проект «Усадебный экспресс» — вожу людей по усадьбам железнодорожным транспортом: быстро, удобная посадка по расписанию в Москве и обратно, плюс можно по вагону ходить, можно попить чай и так далее.

— И что, пользуется популярностью?

— Любопытных людей не так мало, как вы думаете. Плюс любители путешествовать, искусствоведы. Я слышал, в годы советской власти в Орле бывали десятки тысяч туристов в год. Так что потенциал есть… Туристическую дорогу осилит идущий. В нашем случае — едущий.



Партнеры