Орловская Аллея героев просит о помощи

В Орле читали стихи о войне и пытались разобраться со славою

18.05.2018 в 10:30, просмотров: 610

Накануне Дня Победы в Аллее Героев орловцы после работы читали стихи о войне. Звучали Твардовский, Высоцкий, Берггольц, Друнина, Симонов, Евтушенко, Рождественский… Кто-­то пришел с книжками, кто-­то — с распечаткой, а кто-­то читал наизусть. И никто не ожидал, что хорошее дело закончится журналистским расследованием.

Орловская Аллея героев просит о помощи
Фото автора. Слева - Марина Алексеевна, справа - Саида Лякишева.

Без микрофона, но свободно

Есть мероприятия официальные, а есть — от души, почти личные. Их и мероприятиями даже сложно назвать. Чтение стихов на улице —одно из них. Идея принадлежит местному культуртрегеру Марине Алексеевой, с которой я встретилась за полчаса до назначенного сбора.

— Это даже не моя идея, — объясняет Алексеева. — Я увидела объявление библиотеки им. Белинского в Екатеринбурге, которая предложила своим читателям формат «свободного микрофона»: все желающие могут прийти и читать стихи о войне. Подумала: может, и нам в Орле попробовать? Тем более что в прошлом году такого рода опыт уличного общения с помощью книги мы приобрели: орловцы почти четыре месяца читали на Дворянке «Дворянское гнездо».

В общем, разместила 6 мая пост на своих страницах в соцсетях. Посмотрим, кто придет. Лайков было много… Я вообще за чтение вслух хорошей литературы. Слова, ритмически собранные, рождают образ, имеют смыслы и вызывают эмоции, это гармонизирует состояние мозга, я бы сказала. А День Победы — это повод. Дата для людей знаковая, важная, потому что почти у каждого есть личная история. Она есть и у меня. Я много читала в детстве о войне, даже «Фабрику смерти», где страшные фотографии концлагерей и рассказы, как из кожи людей делают абажуры, фото гор золотых зубов — меня моя семья не щадила, не было никаких 6+ или 12+. А уж «Обыкновенный фашизм» Михаила Ромма мы смотрели каждый год.

Однажды готовили в литературном музее выставку ко Дню Победы, и мне предложили выступить перед школьниками. Но я не воевала. Как сказать им о войне, чтобы они поняли? Где в ней я? И я им рассказала, что родилась в тот год, когда в календаре появился праздник — День Победы. Сказала, что у войны две стороны: можно воевать, а можно, как мой отец, оказаться в оккупированном Крыму ребенком и голодать. Он украл у немца папиросу — хотел ее продать и купить еду. И немец его за этой кражей поймал. И видимо, хотел сурово наказать. Моя бабушка Ганна — Анна Прокофьевна встала на колени и просила «пана офицера» не трогать моего папу. И он остался жить, и потому есть я…

И еще. Я не могу идти в Бессмертном полку, потому что я внучка раскулаченных крестьян, которые ковали победу в тылу: мой дед, его брат и мой дядя. Когда дядю, а ему было тогда 16­17 лет, хотели отправить на фронт, появился начальник цеха, который сказал, наверное, нецензурно, военному начальнику: что ты делаешь? Ты забираешь моих лучших токарей! Это было в Каменск-Уральском. Его вывели из строя и отправили на завод. Он работал, как взрослый. Но в ночные смены ему хотелось спать — он ведь был, по большому счету, еще ребенок. А бросить станок — уголовное дело. Война ведь. И его отец подменял, работая на двух станках, прятал сына в металлической стружке, чтобы тот отдохнул и поспал… Дядя Коля вырос и написал воспоминания, которые есть у всех членов нашей семьи. Благодаря им мы знаем, как в 1945 году в спецпоселке праздновали 9 Мая — впервые был объявлен выходной, и они, которые привыкли только работать, просто не знали, что делать... А дед мой, Иван Николаевич Соломин, получил медаль «За доблестный труд в Великой Отечественной войне»…

Я буду читать стихи, которые выбрала сама, и стихи, которые меня попросили прочитать друзья из Тулы: они не смогли приехать, но очень хотели.

Теперь вот ни табличек, ни цветов…

Одно дело — ставить лайки, другое — прийти и читать. Пришли немногие. Но это было, в общем­-то, даже неважно.

— Мой дед воевал, — рассказывает Саида Лякишева, заведующая лабораторией Орловского перинатального центра. — Он умер в 1988 году… Я раньше жила здесь, рядом с этой аллеей. Помню, как возле этих деревьев стояли таблички, указывающие, кто какое дерево посадил. Теперь их нет. — Даже прошлогоднюю листву не убрали, — удивлена другая горожанка, член правления Орловского союза журналистов Галина Петрова. — Как же так? День Победы, а Аллея Героев не убрана. Ни одной урны у лавочек, окурки кругом. Просто возмутительно. И хоть бы эти клумбы травой засеяли, что ли…

…Говорили о войне и о мире. О дне вчерашнем и сегодняшнем. Читали за тех, кто не пришел, и за тех, кто не убрал эту аллею даже к 9 Мая, кто не посадил в клумбы цветы, кто не поставил у скамеек урны, кто не положил цветы у камня.

Мой товарищ, в смертельной агонии

Не зови понапрасну друзей.

Дай­ка лучше согрею ладони я

Над дымящейся кровью твоей.

Ты не плачь, не стони, ты не маленький,

Ты не ранен, ты просто убит.

Дай на память сниму с тебя валенки.

Нам еще наступать предстоит.

 

Эти строки написал танкист Ион Деген в 1944 году. Многие считают его лучшим стихотворением о войне.

А вот Владимир Высоцкий:

…Вот уже обновляют знамена и строят в колонны.

И булыжник на площади чист, как паркет на полу.

А все же на Запад идут и идут эшелоны.

И над похоронкой заходятся бабы в тылу…

Вот уже зазвучали трофейные аккордеоны,

Вот и клятвы слышны жить в согласье, любви

без долгов.

А все же на Запад идут и идут эшелоны,

А нам показалось, совсем не осталось врагов.

А как без Василия Теркина?! Читали, плакали и смеялись.

Права Марина Алексеева. Полная «гармонизация мозга».

Быль и небыль Аллеи Героев

Однако история чтения стихов о войне на этом не закончилась. Поздно вечером от Марины Алексеевой получила письмо:

«Совсем грустно про эту аллею — с мусором и без цветов. Что в голове у потомков, которые завтра с упоением пойдут по улицам с фотографиями, на салют, вернутся спать на улицы, названные именами не известных им Героев Советского Союза, да еще и в городе первого салюта и воинской славы? Где слава? А ведь неплохо было бы эту аллею украсить портретами героев, как делают фото для Бессмертного полка, с описаниями их подвигов. Такие таблички не утащат ведь?».

Оказалось, утащат, если жестко не закрепить. Старожилы вспоминают, что эта аллея выглядела вообще по­-иному. Представьте: деревья, возле них — информация о тех, кто их посадил, а между ними — каскад небольших фонтанчиков. Да­-да, не клумбы это в страшноватом гранитном периметре, а бывшие фонтаны. Было красиво и познавательно. Но…

— Я была в числе тех, кто голосовал за установку общей мемориальной доски с именами тех, кто сажал эту аллею, — рассказывает одна из старейших орловских краеведов Нина Кирилловская. — Потому что мальчишки постоянно выдергивали колышки и переставляли таблички местами. То есть получалась какая­то липа, сплошная неправда. И было принято решение их убрать.

Вот, оказывается, какая история. Полезла в Интернет, чтобы узнать подробности памятного места. Информации почти нет, не случайно мало кто из горожан знает даже то, где находится эта аллея. Да что говорить — директор Орловского военно-­исторического музея города Орла Сергей Широков, к которому я обратилась с вопросом, замешкался с ответом. А ведь это центр города, три сотни шагов до обладминистрации.

Фото автора. Аллея Героев.

На сайте областной публичной библиотеки висит текст, судя по которому аллея называется аллеей Героев Великой Отечественной войны, однако на «камне» черным по белому написано, что это аллея не героев, а Великой Отечественной войны — явная ошибка создателей «камня», смысловая нелепость. Даже мурашки по коже: аллея войны. И нет никакой информации о том, зачем этот памятный знак появился, по какому поводу…

Дальше — нелепица визуальная. На «камне» установлено пять мраморных досок: четыре одного цвета, одна — другого, с неровными буквами: на белом — золотыми, на сером — черными.

Странно и содержание. Выбито 22 имени Героев Советского Союза, пять имен кавалеров ордена Славы и шесть имен ветеранов. Всего — 33. А на сайте областной библиотеки значится, что здесь восемь героев, четыре кавалера и 20 ветеранов — всего 32 человека. Такую же информацию выдали и в гор­администрации. А в издании Орловского государственного архива «Орел из века в век» написано, что в посадке в год 20­-летия Победы участвовало 20 Героев Советского Союза «и другие участники Орловской битвы и партизанского движения». Нашла книжечку уважаемого краеведа Ольги Власовой, а она вообще пишет, что аллея была посажена не 9 мая 1965 года, а 5 августа 1968 года и героев было 22. Где же правда?

Пришлось идти в библиотеку, искать «Орловскую правду» тех лет. Читаю номер от 12 мая 1965 года. Исходя из короткой заметки того времени, аллея на самом деле называлась Аллеей Героев. То есть не так, как на «камне», и не так, как в книжках. При этом указано: «Двадцать Героев Советского Союза вышли в это солнечное утро на посадку деревьев». Кто где лишний и почему? Эх, вот остались бы колышки у деревьев — как бы все было просто, и главное — деревья были бы именными, и была б уже не просто история, а личные истории, что гораздо ценнее любых обобщений, но…

— У нас все делается не так, как надо, — возмущается Сергей Широков, к которому я обратилась с вопросами. — Вот повесили мемориальную доску в память о героях французской эскадрильи Нормандия — Неман. На желтом — желтые буквы, прочесть невозможно. Зачем писать так, что невозможно прочесть? А чудесный памятник Поликарпову взяли и покрасили в черный цвет, сидит теперь негр с самолетиком...

А про выпускника ОГИИиК Аркадия Узловского написали на памятной доске, что он погиб в Сирии, хотя он погиб в Сочи при взлете самолета, летевшего в Сирию. И так у нас — во всем, что касается памяти. Я уже ничему не удивлен. И ничего не могу пояснить вам по Аллее Героев. К сожалению, в нашем музее никаких документов по этому поводу нет.

Вот те на!

Не смог помочь и Орловский государственный архив.

— Мы подняли документы тех лет — в них нет имен. В них даже нет упоминания об этой аллее. Так что даже не знаю, чем помочь, — сказала директор архива Юлия Апарина. — Но, если говорить о сохранении памяти, конечно, в этом месте должен быть какой­-то информационный знак как минимум…

Я не знаю, кто теперь поставит точку в этой странной истории с орловскими Героями Советского Союза и их деревьями. Однако, даже если мы никогда не узнаем, сколько их было в то утро 9 мая 1965 года — 20 или 22, сколько вообще участвовало фронтовиков в посадке — 32 или 33, однозначно одно: то, что здесь есть, плохо и недостойно. Орловцы должны знать свою Аллею Героев и своих героев, подвиги, которые они совершили.

Действительно, несложно установить здесь информационный щит, а лучше — настоящую аллею героев — с портретами и рассказами о них. И объяснить, что полувековые красавицы липы, в чьей тени мы так любим отдыхать, — это их заслуга. И установить урны, и высаживать цветы... Кстати, для тех, кто этим должен заняться, важная информация: аллея находится в Советском районе, за спиной генерала Л.Н. Гуртьева, погибшего при освобождении Орла, у памятника которому все так любят произносить патриотические речи. А то опять кто­-нибудь что­-нибудь напутает…

Из Эдуарда Асадова:

…И, шагая за высокой новью,

Помните о том, что всякий час

Вечно смотрят с верой и любовью

Вслед вам те, кто жил во имя вас!

Из стихотворения «Последний солдат» Николая Манацкова:

Однажды вы проснетесь на рассвете

От необыкновенной тишины,

И вдруг поймете: нет на белом свете

Последних ветеранов той войны.

Она еще идет…

Уже без званий,

Побед и поражений, без наград:

За благодарность из воспоминаний

Живых — о не вернувшихся назад…



Партнеры