Солдат России

Всего лишь год назад волоконовцы, напрягшись духом, решили установить бюст Ивана Сидоровича Лазаренко в центре своего посёлка

04.05.2011 в 16:59, просмотров: 2165

Его имя высечено на белых мраморных плитах в Георгиевском зале Кремля. Имя этого Героя Советского Союза носит не только школа, но и улица посёлка Волоконовка. Волоконовцы всегда гордились своим героическим земляком, легендарное имя которого вписано в историю России: Иван Лазаренко, солдат, генерал, участник пяти войн. Командующий обороной Брестской крепости в июне 41-го. Одним словом — легенда…

Солдат России

Расстрелять!

Справка МК Справка "МК"

Генпрокуратура РФ: пересмотр архивных уголовных дел. Всего за время действия Закона «О реабилитации жертв политических репрессий» от 18 октября 1991 года военными прокурорами проверено почти 289 тысяч уголовных дел. Реабилитировано без малого 120 тысяч граждан, незаконно осуждённых по обвинению в совершении различных преступлений.

Но за последние восемь лет военные прокуроры по результатам изучения архивных уголовных дел реабилитировали только 37 генералов, офицеров и рядовых красноармейцев, защищавших нашу Родину в боях против немецко­-фашистских захватчиков.

 

Главная Военная прокуратура России в прошлом году перед самым 65-летием Великой Победы перелистнула ещё одну страницу истории нашей народной войны. Военные прокуроры, изучив архивы, восстановили историческую справедливость: 7 мая 2010 года Верховный Суд РФ реабилитировал генерал­майора Ивана Сидоровича Лазаренко.

В 1941 году генерал Иван Лазаренко, командовавший обороной легендарной Брестской крепости, был приговорён к расстрелу за то, что «растерялся, бросил войска и военное имущество». Официальное обвинение, за которое Лазаренко приговорили к расстрелу, гласило: «...во время наступления немцев не уничтожил вовремя склад с обмундированием». Хотя приговор и не был приведён в исполнение, на репутации генерала почти семьдесят лет лежало пятно: от суда официального трудно отмыться.

17 сентября 1941 года Военная коллегия Верховного Суда СССР установила: «Лазаренко, будучи командиром дивизии, имея данные, свидетельствовавшие об активной подготовке противника к военным действиям, проявил беспечность, не держал войска в состоянии боевой готовности... В первый же момент нападения Лазаренко проявил растерянность и бездействие... Вместо решительных мер к организации отпора врагу самовольно выехал в штаб корпуса... оставив части дивизии без надлежащего руководства». И коллегия вынесла решение — расстрелять. Вместе с другими командирами Западного фронта: Павловым, Коробковым, Филатовым, Кузнецовым, Голубковым, Климовских.

…Всё, что установила Военная коллегия Верховного Суда СССР 8 июля 1941 года, — ложь.
 

На погонах — пять войн

Иван Сидорович Лазаренко. Солдат и генерал, участник пяти войн. Он родился 26 сентября 1895 года в станице Старомихайловской в бедной крестьянской семье. Семь лет был пастухом у помещика, а затем работал забойщиком на Парамоновском руднике в Донбассе. В мае 1915 года его призвали в царскую армию и послали на фронт. За боевые подвиги вахмистр эскадрона 107-го Северо­Троицкого кавалерийского полка Иван Лазаренко был удостоен четырёх Георгиевских крестов, четырёх медалей. Полный кавалер. Революция… Гражданская. Лазаренко — на стороне красных. Красногвардеец, боец 5-й Украинской армии Клима Ворошилова, командир взвода, затем — командир эскадрона Первой конной армии Семёна Будённого, командир ударного полка 2-й Донской дивизии. Бесконечные злые бои в кубанских степях, взятие Ростова. Особо отличился при уничтожении десанта генерала Улагая на Кубани в августе 1920 года — награждён орденом боевого Красного Знамени. Орден вручал сам Ленин. В мае 1921 года ликвидирует банду Попова в Донбасской области. После окончания Гражданской войны командует спецэскадроном, отдельным батальоном. С 1937 по 1938 год — помощник командира 70-й стрелковой дивизии. В августе 1938 года полковник Лазаренко добровольно едет в Испанию старшим военным советником… Долорес Ибаррури (Прим. ред.: деятель испанского и международного рабочего движения): «Такие люди своей стальной закалкой и бесстрашием служили примером самоотверженности и стойкости для нас, испанцев». После возвращения на родину Иван Лазаренко назначается комендантом Карельского укрепрайона. В финскую кампанию — командир стрелковой дивизии. Был ранен. Награждён вторым орденом боевого Красного Знамени.
 

Знал, война будет…

12 мая 1941 года Лазаренко вступил в командование 42-й дивизией. До 22 июня оставалось 40 дней. Оценив обстановку, он уже с 15 мая трижды предлагал командованию вывезти части дивизии из Бреста и Брестской крепости и призвать из запаса приписанных к ней 7 000 бойцов. Но Сталин, как известно, опасался дать повод немцам для нападения, и соответствующие директивы Генштаба напрямую запрещали войскам занимать оборонительные рубежи. Иван Сидорович за свой нахрап пошёл по чёрному списку НКВД… В состав 42-й стрелковой дивизии входили и части, оборонявшие Брестскую крепость. Кстати, майор Пётр Гаврилов, один из самых знаменитых защитников Брестской крепости, отстреливавшийся в казематах до последнего, был командиром 44-го полка, входившего в состав «личной» дивизии генерала Лазаренко.

Утром 22 июня 1941 года дивизия Лазаренко, укомплектованная по штатам мирного времени, без танков и артиллерии, без поддержки авиации, которая уже горела на аэродромах, была спешно поднята по тревоге и брошена в лобовую атаку навстречу немецким гренадёрам. Пошёл встречный бой: ожесточённый и неуправляемый. Полки и батальоны 42-й дивизии раз за разом переходили в контратаку, однако им не удалось пробиться к Бресту. В этом бою генерал Лазаренко был тяжело ранен. Его дивизия, истекая кровью, отступала на Могилёв.

Чужая стела

…Его не расстреляли. Он был помилован. Лазаренко спасло, как рассказывает его внук, то, что Иван Сидорович не признал на допросах за собой ни одного обвинения, которые выставила ему Военная коллегия. Возможно, это так и было. Но, скорее всего, это называется просто удачей. Судьба улыбнулась ему: казнь заменили десятью годами лишения свободы. Без права переписки. И вот — год в лагере для политзаключённых в Коми ССР. В октябре 1942-го о нём вспомнил Ворошилов, «сотоварищ по Первой конной», заступился: Иван Лазаренко был «освобождён от отбывания наказания и отправлен в действующую армию под Сталинград», в пекло.

Справка МК Цитата "МК"

«Я — крепость... — Веду бой... — Жду подкрепление... — Я — крепость... — Веду бой... — Жду подкрепление... Эти слова связиста звучат рефреном в фильме «Брестская крепость». Подкрепления так и не дождались. Оборона крепости для людей, ставших её живым щитом, была спасением от стыда и плена. Символ исчерпанной надежды в фильме — часы без стрелок...
Иван Сидорович Лазаренко в брестской мясорубке остался жив. Но жизнь порой была для него хуже смерти. Символично, что генерал Лазаренко родился в год, когда Брестская крепость была построена, — это 1895-й».
Анна ПОТЕХИНА, «Красная звезда», 8 декабря 2010 года

 

А дальше свою мнимую вину Лазаренко смывал кровью, сражаясь с беззаветной храбростью на фронтах Великой Отечественной. (Интересный факт: Иван Сидорович и его сын Григорий Иванович — кавалер пяти боевых орденов — воевали вместе). В боях он был вновь ранен и дважды контужен. В октябре 1943 года о снятии с него судимости лично ходатайствовал Рокоссовский, тогда ещё генерал армии. Судимость сняли, но не реабилитировали. В начале 1944 года Иван Лазаренко был восстановлен в звании генерал­майора.

25 июня, командуя дивизией, он погиб при освобождении Могилёва. Передовой отряд полка, в котором находился комдив, у деревень Холмы — Драчково Чаусского района попал в засаду. Командир дивизии был убит прямым попаданием немецкого снаряда в генеральский виллис.
Через месяц ему посмертно было присвоено звание Героя Советского Союза. Это исключительный случай: человек получает Героя, когда с него ещё не снято обвинение Верховного Суда СССР!
Похоронили генерала Лазаренко поначалу в Кричеве. А после освобождения Могилёва, 28 июня 1944 года, перезахоронили на центральной улице города. Установили скромный памятник. Впоследствии его решили заменить более достойным. Но когда до торжественного дня осталось совсем немного, оказалось, что деньги, выделенные на установку стелы, исчезли. Чтобы всё прошло гладко, стелу взяли... с могилы польского улана. Кладбище, на котором этот несчастный улан был захоронен, как раз снесли. И одна из улиц областного центра республики Беларусь сейчас носит имя генерала Лазаренко.

Какой Слава?

Помнится, в советское время, когда праздновали День Победы, всюду рефреном звучала одна фраза: «Это нужно не мёртвым, это нужно живым…» Верно. Тут и спорить не о чём. Почему ж тогда улицы с именем этого легендарного воина России нет в нашем областном центре? А? Вот вопрос, согласитесь… Настолько риторический, что о нём никто из граждан Белгородчины даже не задумывается. Почему? Да потому что бесполезно. Привыкли, что их жизнь рисуют без их участия. Но всё-таки спрашивается: у нас что в области таких легендарных имён множество? И мы перебираем средь них, как мелким жемчугом, и на всех героев улиц уже не хватает?

Да нет, конечно. Скамейка «запасных» у нас очень короткая. Тогда почему городские улицы называют с такой неопределённостью, как, например, «проспект Славы»? Какой славы?.. Какого Славы? И что это за невнятица, вроде «50 лет образования Белгородской области», «Почтовая», «Степная» или «Портовая»?..

Справка МК Кстати

«Как жаль, что Грибоедов не оставил своих записок! Написать его биографию было бы делом его друзей; но замечательные люди исчезают у нас, не оставляя по себе следов. Мы ленивы и нелюбопытны...» А.С. Пушкин. «Путешествие в Арзрум», 1836 г.

Нет, видимо, принимающие решении городские власти и краеведы считают, что на увековечивание имени Лазаренко хватит и Волоконовки. Ладно, пусть так. Но это плохо, что мы так думаем. Кстати, волоконовские краеведы рассказали мне, что в Могилёве последнее время ходят упорные слухи, что улицу Лазаренко хотят переименовать, вернуть ей какое­то якобы историческое название. Жители Могилёва вроде бы против этого. Ну, против. И что? Если местные власти примут это неблагодарное решение, настоянное на большой политике, тогда вдруг окажется, что все жители Могилёва, согласно мониторингу, уже за! И давно. И улица Лазаренко в одну ночь превратится в улицу «партизана» Тарашкевича. Если ж подобное случится, тогда улица им. генерала Лазаренко исчезнет и в этом городе, белорусском. Думается, теперь уже навсегда…

Впрочем, будем верить в память: в честных и бесстрашных белорусов, которые отстоят перед политиканами имя освободителя их города от фашистов.

Убит и забыт


Да, военная прокуратура по реабилитации солдат, незаконно осуждённых, работает. Но солдат уже нет. Смерть забрала их. Против этого мы бессильны. Но мы можем и обязаны вернуть их в бессмертный строй солдат нашей светлой Отчизны. Вернуть с честным именем, омытым их кровью, пролитой за вечную Родину.

 До прошлогоднего решения военной прокуратуры прошло полвека с того момента, как Григорий Иванович Лазаренко, сын героя, и его внук Григорий Григорьевич начали свою борьбу с нашим прогрессирующим беспамятством, с холодным безразличием и тупым догматизмом отечественной бюрократии. Полвека отказов, отписок, глухого молчания. Полвека борьбы за честное имя своего отца и деда! Заметьте: полвека личного, горячего участия, чтобы только прийти к правде. Пусть и полвека спустя. А что ж тогда говорить о павших солдатах, во имя которых и заступиться-то лично некому? Их сотни тысяч — убитых и забытых. В земле и в архивах. Да, в деле Ивана Лазаренко справедливость поздно, но восторжествовала, как любим мы говорить, успокаивая свою совесть. Но сколько ещё верных солдат России ждёт от нас, ленивых потомков, своего часа возрождения? Часа исторической справедливости во имя своего бессмертия.


Фотоматериалы с сайта
средней школы № 34
г. Могилёва (Беларусь)
http://school34.mogilev.by/content/view/1202/12/