А у нас все пучком. В Центральном Черноземье стали гореть магазины эконом-класса

05.02.2015 в 12:57, просмотров: 3828
 А у нас все пучком. В Центральном Черноземье стали гореть магазины эконом-класса

Первый пожар произошел в Белгороде 7 января. В 22.09 на пульт пожарной охраны поступил звонок о возгорании в магазине «Ценопад» на Народном бульваре. Поднятые по тревоге расчеты двух обычных и одной специализированной пожарных частей через сорок пять минут с огнем справились. Вот только от товара остались головешки. Помещение выгорело полностью.

Пришла пора «Ценопада»

Следующим адресом оказался уже магазин «Ценопад» в Курске.

— 25 января в 22.44 минуты, — рассказывает заместитель начальника ГУ ГО и ЧС по Курской области Сергей ШАРОВ, — на пульт ЕДДС по номеру 112 поступила информация о пожаре. Прибывшие пожарные расчеты обнаружили, что происходит возгорание на первом этаже на площади 150 квадратных метров.

Пожар тушили 27 человек из четырех пожарных стволов. Такого зрелища в центре города куряне не видели давно. Целых девять пожарных машин стояли у горящего здания. И хотя с огнем справились достаточно оперативно, но и тут помещение выгорело полностью. Сгоревший магазин носил гордое название «Ценопад», и, как вскоре выяснилось, принадлежал белгородскому предпринимателю Артуру Своробовичу. То есть человек дважды погорел на родине и в Курске. Надо бы посочувствовать, но вот только кому? Ситуация с названием магазина выглядит несколько странно. Торговую марку «Ценопад» еще в 2005 году зарегистрировала некая москвичка Юлия Князева «в целях продвижения товаров для третьих лиц, в том числе услуги магазинов». Потом она уступила исключительное право ООО «ЮККО» из Москвы, сегодня наименование «Ценопад» принадлежит ООО «Розторг» из Санкт-Петербурга, и ни о каком Курске или Белгороде, да и

вообще о каких-либо других лицензиатах в Федеральной службе интеллектуальной собственности по патентам и товарным знакам данных нет.

Предпринимательский интернационал

В Курске интересы погорельца по доверенности представляет некий Рашид Магомедов, уроженец Дагестана. Судя по записи в Едином госреестре индивидуальных предпринимателей, в 2011 году он у себя на родине чуть больше месяца в розницу торговал одеждой, изделиями из кожи, галстуками, перчатками, шарфами и т.д. После чего сдал в налоговую патент и теперь в Курске курирует «Ценопады».

Не менее любопытно выглядит и ситуация с господином Своробовичем. Он вроде бы есть, а вроде бы нет. То есть по всем документам он существует. Но например сотрудники 1-го отдела полиции Курска, проводящие проверку по факту пожара, не могут с ним встретиться. Почему? А тут появляется новое действующее лицо.

Некий Магомед Гасанов. Себя он назвал «смотрящим» за магазином. Дескать, у них за каждым магазином есть такой человек. У кого — у них? И что же Своробович? По данным Единого госреестра индивидуальных предпринимателей, он в феврале прошлого года зарегистрировался как ИП в налоговой инспекции Белгорода.

А 27 ноября того же года от ИП отказался. Что тут странного? Да только то, что тут же он опять регистрируется как ИП. Может, нефтью решил торговать? Но вот виды экономической деятельности, которыми он занимается, остались все те же самые. Зачем было огород городить? И где он сам? Гасанов говорит оперативникам, что его нет. Но не подтверждает, что ИП зарегистрирован на паспорт бомжа, утверждая, что Своробович реально существует. Господин Магомедов заявил корреспонденту «МК Черноземье», что сгорел не только товар в магазине, но и бухгалтерские документы.

— Можно предположить, что это связано с общим налоговым режимом, — комментирует ситуацию орловский финансист Константин Вологин. — Если говорить о перерегистрации, то все логично. Человек, перерегистрировавшись, может перейти с общего налогового режима на патент или упрощенную систему налогооблажения. А что касается пожара, то попытка получить страховку за испорченный товар я не могу рассматривать серьезно. Не любят страховщики возмещать ущерб. Как минимум полгода судебных разбирательств, а это простой — предприятие не работает. А вот если тот же предприниматель перешел на другую схему налогообложения, то пожар случился вовремя. Вдруг там сгорели документы, по которым налоговая служба смогла бы установить сумму прибыли и потребовать заплатить налоги, пока еще ИП был на общем режиме.

А в остальном, прекрасная маркиза...

С пожарами в «Ценопадах» очень много неясного. Например господин Магомедов утверждает, что в обоих случаях имел место умышленный поджог. Впрочем, в этом никто не сомневается. Есть даже видео несостоявшегося поджога: некий гражданин в одном из белгородских «Ценопадов» сунул в карман продающейся куртки сверток. Но затея не удалась. Когда полыхнуло и карман прогорел, то горючая смесь упала на кафельный пол, который, как известно, не горюч.

Что касается пожара в Курске, то, по словам наших источников в правоохранительных органах, представители владельца настойчиво пытались убедить оперативников, что, дескать, злоумышленники забросили какой-то предмет в окно. Предположение не выдерживает критики. Центр города. На улице много людей. Чтобы поджечь магазин снаружи, им пришлось бы сначала разорвать или разрезать баннер, закрывающий окно. Да и сам стеклопакет разбить сложно — пять слоев стекла. Кроме того, уже установлено, что возгорание произошло в таком месте, куда с улицы ничего забросить физически невозможно. Пожарные эксперты уже установили: сила огня в очаге пожара была такова, что погнулись металлические стеллажи полок.

И еще две странности. Определить, что произошло на самом деле, можно было бы, просмотрев видеозаписи с камер слежения, которых там насчитывалось целых 16 штук. Но при тушении здание обесточили, а когда обратили внимание на присутствие камер, то оказалось, что записи исчезли.

Какой же убыток понесли дагестанцы и господин Своробович? По словам потерпевших, 8 миллионов рублей. Но пока у сотрудников 1-го отдела полиции подтверждающих документов на эту сумму нет. Нарисуются?

Ну и последнее. Муссируются слухи, что в соседних областях жгут не только «Ценопады» — горят и магазины их конкурентов. В пресс-службе ГО и ЧС по Белгородской области, кроме «Ценопада», ничего не смогли припомнить. А начальник пресс-службы ГУ ГО и ЧС по Орловской области Наталья Акулова, заявила «МК Черноземье», что лично подняла все сводки происшествий за последний год, и магазины, сопоставимые по категориям товаров с «Ценопадами», на Орловщине не горели ни разу. В общем, пока в этой истории вопросов больше, чем ответов. Хотя, учитывая 70-процентную раскрываемость преступлений в регионе, остается дождаться конца проверки и возбуждения уголовного дела. Вот тогда высока вероятность получения ответов на некоторые вопросы.