Почему орловский москвич вернулся на родину

Как один человек возрождает целое село

05.05.2016 в 13:22, просмотров: 1410

Что есть малая родина? Курский писатель-деревенщик Евгений Носов считал, что это «окоем нашего детства», где юная душа «впервые удивилась, обрадовалась и возликовала от нахлынувшего восторга». Больше четырех часов мы добирались из Орла до деревни Никольское Должанского района, чтобы познакомиться с успешным бизнесменом из Москвы Андреем Коткиным, решившим возродить родовое гнездо, а заодно — близлежащие деревни, вымирающие прямо на глазах. И пока ехали, пришли к убеждению, что только такое чувство и может «вернуть» человека туда, где уж нет ни людей, ни родного дома, где земля замусорилась сорняком, а заброшенный сад скрипит от старости.

Почему орловский москвич вернулся на родину

Оказалось, нас уже давно ждали столетний тульский самовар, саженцы черешни и вишни, которые предстояло посадить — должны же и журналисты внести свою лепту в возрождение орловской глубинки.

Грустная быль

Бывший водитель директора социалистического совхоза «Должанский» Ролин Виталий Андреевич по прозвищу Грач с ностальгией вспоминает:

— Раньше тут гречку сажали, свеклу, свиней держали 9 тысяч голов, три дойных стада было под 450 голов. Каждый год покупали по три-четыре новых комбайна, сеялки, культиваторы… А потом все пропало, работать негде. Дворов двести ушли в Донбасс добывать уголь, другие поехали искать кусок хлеба в Москве. Осталось на всю округу под две сотни дворов. А было — тысячи полторы. Вот и тут все бросили…

Теперь здесь хорошо: сад обрезан, досажен, возделан огород. Дом Коткиных не сохранился, но старенький сарай с любовью починен. Посмотрит на него посторонний — зачем нужен? Серый от времени, неприглядный. А для родного человека — «окоем детства», и нет его ценнее. Вот ведь штука какая… Лирика? Конечно! Но стоит она на фундаменте реальных возможностей.

Первые шаги

В свое время Коткины, что называется, в массовом порядке уехали из Никольского — искать счастья в столице. Да там и остались. Три сестры и два брата. На пятерых «орловских москвичей» сегодня — восемь детей и пока девять внуков. В свое время «выстраивались в очередь», чтобы на лето привезти детей «к бабушке».

Андрей Коткин тоже родился в Москве. Два высших образования. Стажировался в Великобритании. Ему 33 года, довольно успешный бизнесмен — у него проектная фирма. О том, как она работает, можно судить по тем объектам, которые уже «сданы», — например, здание Московского драматического театра «АпАрте» на Фонтанке, или здание Сбербанка на ул. Вавилова. Есть жена, двое деток. Они там, в мегаполисе. А он вместе с родителями и тетушками приехал в Никольское. Занят привычным делом — спроектировал и строит. Купил 70 га земли. «Корни пускает».

То, что задумал Коткин, для Орловщины дело новое: через восстановление собственной усадьбы он хочет развить так называемый сельский туризм, или агротуризм, или экотуризм — кому как нравится. Этот вид туризма хорошо развит в Испании, Италии, Франции. Приехал в глубинку — и наслаждайся. Хочешь — просто отдыхай: можно рыбачить, загорать, а можно и познакомиться с местными обычаями и даже поработать — то же дерево посадить, за лошадью поухаживать, козу подоить. Тем, кто всю жизнь на селе, все это кажется причудой. А вот для людей, испорченных цивилизацией, такой отдых — просто находка. Особенно для их детей, которые свято верят в то, что булки растут на дереве, а яйца делают по типу конфет.

Скажете: а причем тут возрождение села? А при том, что это — реальные рабочие места, которых сегодня здесь просто нет.

— Моя задача — создать комфортные условия и для тех, кто сюда приедет, и для тех, кто здесь будет работать. Поэтому строю не просто дом, а многофункциональный комплекс. С бассейном, хорошей кухней для приготовления настоящей домашней еды, очистными сооружениями с биоочисткой, скважиной с питьевой водой. Рядом будет что-то типа мини-зоопарка, куда соберем животных и птиц — на первом этаже будут обитать лошади, коровы, козы, овцы и т.д., на втором — птица. Ну и, конечно, круглогодичные теплицы, овощехранилище. Чтобы дети могли познакомиться с миром, из которого мы все вышли, и полюбили этот мир, — рассказывает Коткин.

Официально это называется крестьянско-фермерское хозяйство. И оно, по мечте Андрея, должно стать одним из типовых проектов для последующей реализации в регионах.

— Вот — огород. Он не мой, но соседи разрешили пока воспользоваться этой землей: сажаем всевозможные овощи, выращиваем их и раздаем.

Кузьмич Корпорейшн

Он не оговорился: раздает. И овощи, и фрукты, и молочные продукты, и мясные. Их бесплатно получают сотрудники его фирмы и просто хорошие знакомые, которые хотят питаться экологически чистыми продуктами и морально поддерживают нашего героя в его начинании. Для него это — не убытки и не упущенная выгода. Наоборот.

— Для меня это очень важно, чтобы мои подчиненные относились к этому проекту серьезно и уважительно, — говорит Коткин. — И я рад, что получаю положительный отклик. Более того, все это мотивирует москвичей положительно относиться к идеям проекта. Знаете, сколько стоит фермерский гусь на столичном рынке? Пять тысяч рублей! Не каждый себе позволит. Тыква в Москве не в сезон стоит в 60 раз дороже, чем здесь. Продукция козьего молока — в шесть раз. А мы даем возможность сделать свой стол и вкусным, и полезным. И показать: то, что мы делаем, действительно всем необходимо. Мои коллеги по работе уже стали моими соратниками. И это дорогого стоит.

Москвич с орловскими корнями назвал все это движением «КУЗЬМИЧ КОРПОРЕЙШН», соединив вроде бы несоединимое. «Кузьмич» — отчество его отца, от полузабытого русского имени деда, словно символизирует глухую деревню. В сочетании с иностранным «корпорейшн» сулит европейский комфорт. Цель — создание личного подсобного хозяйства, которое может стать примером для подражания. А затем и новых поселков-поселений, состоящих из отдельных личных подсобных хозяйств.

— Я хочу на примере одной отдельно взятой деревни показать, каким образом можно возродить жизнь села с привлечением и участием городских жителей, — поясняет Коткин. А пока «КУЗЬМИЧ КОРПОРЕЙШН» предоставляет возможность городским и сельским жителям установить взаимоотношения между собой напрямую, минуя посредников. Мы создали сайт, где в том числе есть

интерактивный каталог сельских усадеб, решивших участвовать в проекте. Здесь городские жители могут выбрать и отдых по своему вкусу, договориться непосредственно с владельцем усадьбы о своем приезде, а могут просто договориться о приобретении натуральных продуктов питания.

Андрей Коткин очень щепетильно относится к продуктам питания. Вот, к примеру, привычный нам фермер продает молоко. Оно, безусловно, лучше, чем магазинное, но хуже, чем молоко соседской бабушки, которая держит одну-единственную корову. И сметана от бабушкиного молока лучше, и сыр. Коткин ориентируется именно на такое развитие своего проекта. Бабушек в окрестных деревнях для этого пока, слава Богу, хватает. А будет у них денежка от реализации своей продукции — глядишь, и дети вернутся, и внуки задержатся.

И это очень важно. На голом месте можно построить дом, но не традицию.

Ну а как деревенские восприняли «возвращенца»? По-разному. Большинство обрадовалось — продают ему свою продукцию, помогают. Нашлись и те, кто позарился на чужое «богатство» — украли инструмент. Однако полиция сработала четко, все и всех нашли. Так что пока, можно сказать, — полная гармония. 

Что тут добавить? Коткин намерен продвигать орловский хлеб — «он должен стать брендом федерального масштаба». «Мы можем создать такие бренды «Колпнянский пирог», «Никольские блинчики», «Рождественские пироги», — считает Андрей.

И ведь правильно считает! Испытано на себе: мы попробовали никольский «торт» из свежайшей свиной печени — нас угостили, чтобы, как говорится, и журналисты почувствовали разницу между магазинным продуктом и деревенским. Уверяю вас: такого вы еще не ели! Вот как готовит его в этой далекой деревне местная жительница Галина Россихина.

Берете свежую свиную печень и перекручиваете ее на мясорубке. Добавляете яйца, ложечку соды, стакан манки, соль по вкусу, перемешиваете и выкладываете на сковородку. Жарите, как блины, то есть с двух сторон. Затем берете 1 кг лука, 1 кг моркови, пассеруете. Добавляете майонез. Это ваш «крем», которым вы смазываете печеночные «коржи», в том числе — с боков и сверху. Пальчики оближете!

Осталось одно: найти настоящую печенку по-деревенски выращенной свинки. Пока это непросто. Но, может, в скором времени это будет сделать проще — когда в полную силу заработает проект «Кузьмич Корпорейшн». Звучит несколько комично, а дело-то — серьезное!