Курск оказался накануне бактериологической войны

Жители Курска ежедневно рискуют стать первыми жертвами страшной катастрофы...

В это было сложно поверить хотя бы потому, что об этом никто не задумывается. Каждый день мы выбрасываем в контейнер пакет с бытовым мусором, и каждый день в российских больницах делаются операции, уколы... Вата, катетеры, шприцы, бинты, памперсы и… удаленные больные органы после операций куда-то же исчезают? Мы понятия не имеем куда. Просто верим в то, что умные люди в здравоохранении знают, куда деть удаленные гланды, кисту, больную почку или легкое. Честь и хвала докторам, которые ампутацией пораженной части организма спасают человеческую жизнь! На этой фразе патетика в адрес медицины заканчивается и начинается проза.

Жители Курска ежедневно рискуют стать первыми жертвами страшной катастрофы...

«А», «Б», «В» сидели на трубе

В Курской области, по нашей информации, 67 бюджетных учреждений здравоохранения. Туда ежедневно обращаются люди со своими болячками. Кому-то нужна госпитализация, кому-то оперативное вмешательство, кому-то взять кровь на анализ… Нас приучили — у врача инструмент должен быть стерилен. Перед уколом он ваткой место продезинфицирует. А куда потом денется ватка? Но давайте начнем с азов.

Согласно Санитарным правилам и нормам (СанПиН) все отходы жизнедеятельности человека делятся на пять категорий. Самая большая это «А» — тот самый бытовой мусор, который мы выносим из дома в контейнеры. Оставим пока без внимания классификацию отходов категорий «Г» и «Д», поскольку их утилизация настолько строго нормируется, что вариант обнаружения их на официальном полигоне маловероятен.

Согласно статистическим данным, на долю категорий «Г» и «Д» приходится всего 5% отходов. Нишу в 25-30% занимают «Б» и «В», остаток — наша ежедневная категория «А» (бытовая).

Что касается категорий «Б» и «В», то это как раз те самые отходы принадлежат лечебным учреждениям. «Б» — это опасные. «В» — чрезвычайно опасные.

Но они же должны стать безопасными? Для этого существует два метода. Либо сжигание в печи — инсинераторе, где методом термического сжигания отходы категорий «Б» и «В», превращаясь в золу, становятся абсолютно безопасны и переходят в категорию «А». Или же при помощи СВЧ установки они «спекаются» и впоследствии измельчаются, то есть становятся пригодными опять же к захоронению на полигоне. Кстати, второй способ активно используется в Курском областном перинатальном центре. Больше таких, как там, установок в Курской области нет. Что делать остальным? Искать, где переработать и захоронить. Можно, например, в Белгородской области или в Воронежской. А на родине?

Занимательная арифметика

Вот тут позвольте немного истории.

Во времена не такие уж давние проблему утилизации решали просто. Сжигали в котельной при больнице... А что?! Температура в печи — минимум 1200 градусов! Любая бактерия сгорит — чихнуть не успеет. Это было не так давно. Лет двадцать назад. Сегодня ситуация изменилась. Отходы — это деньги. Последнюю котельную пару лет как закрыли в Бесединской больнице. Теперь в Курской области повсюду газовое отопление.

Все наслышаны о том, что наши больницы борются за больных. Утрированно говоря, чем больше качественных услуг окажет медицинское учреждение, тем больше ему фонд медицинского страхования выплатит денежек. Наших с вами. Вот только в этих самых страховках уже заложены средства на утилизацию и ваток, и шприцов, и … простите вырезанных больных органов.

Есть даже норматив.

14 марта 2016 года Комитет здравоохранения Курской области родил распоряжение № 132 «Об утверждении ориентировочных количественных нормативов образования медицинских отходов класса «Б» и класса «В». Во исполнение СанПиН 2.1.7.2790-10 и в соответствии с методическими пособиями «Санитарно-эпидемиологические требования к организации сбора, обезвреживания, временного хранения и удаления отходов ЛПУ» (Акимкин В.Г. Издательство РАМН).

Этот уважаемый человек подсчитал, сколько отходов образуется от лечения больных. Есть градация не только от количества коек, но и сколько человек посетили медучреждение амбулаторно. То есть подсчитать количество отходов труда не составляет.

Смотрим официальный сайт ОБУЗ «Горбольница № 3»: «В настоящее время ОБУЗ «Курская горбольница № 3» включает в себя стационар на 110 коек, поликлинику, в составе которой женская консультация, детская поликлиника, филиалы детской и взрослой поликлиник. Взрослая поликлиника обслуживает 59783 человека, посещение в смену составляют 750 и 200 человек. Детские поликлиники обслуживают 12025 чел. населения, посещение в смену 350 и 200 человек (по состоянию на 1 февраля 2014 г.)».

Если подсчитать, даже приблизительно, по методике, рекомендованной Курским здравоохранением, то это учреждение минимум 1,5 тонны отходов сдает в месяц. А по факту? 46 килограммов ежемесячно!!!

А вот областная станция переливания крови, где, простите, только шприцы, вата, да катетеры, где не оперируют больных, не меняют памперсы и окровавленные простыни не выбрасывают за неимением таковых, сдала последний раз медотходов — 574 кг 710 г. Нет, честно! Они там до грамма все взвешивают. И если у них цифры незначительно меняются то в одну то в другую сторону, что естественно, то третья курская горбольница ежемесячно держит планку 46 кг. Вам не смешно? Нам нет.

«МК Черноземье» стал подсчитывать. Скажем прямо, считали приблизительно! Снизили до минимума. Предположили, что все отделения третьей горбольницы с трудом, наскребают 1,5 тонны отходов категории «Б». Доводка их (термическое сжигание) до категории «А» по цене 35 рублей за кг обходится в 52 500 р. Но если по факту утилизируется всего 46 кг — то есть на 1610 рублей, то где остаток? Всего-то 50 890 деревянных. Точнее, где отходы? Отходов нет, когда нет больных.

В городе Курске есть уникальное учреждение АО «Спецавтобаза по уборке г. Курска». Возглавляет ее Вадим Шкляр. В его ведении находится полигон для захоронения ТБО в деревне Чаплыгино Курского района. Именно туда вывозят мусор из наших домов. КАМАЗы именно его предприятия колесят по нашим дворам. По большому счету «спецавтобаза» сегодня монополист главной мусорной свалки региона. Огороженная территория. Охрана ЧОПа. Все как положено серьезной конторе. Так бы дело и шло, если бы пару лет назад в мусорном бизнесе не возник Константин Шклярик. Ниша утилизации медицинских отходов была свободна, и он решил ее занять.

— Мне говорили, что я сумасшедший, — рассказывает Константин, — наверное, так и есть. Я считаю, что на утилизации отходов можно и честно заработать, и экологию поддержать. Есть нормы, есть законы. Но я пришелся не по нраву. Двадцать лет никому не была нужна утилизация, а теперь опять «отнять и поделить». Давайте конкурировать! Я что, против? Но когда я в июне снял практически трех- серийный фильм, как опасные медицинские отходы зарывают в мусор, как работники ООО "Экотранс"  перекладывают их в контейнеры для бытовых… Куда только не писал? В результате — эта проблема никого не волнует. По бумагам все же правильно. Главное — отчитаться и в папочку подшить.

Тот самый юридический адрес ООО «Экотранс» в поле у п. К. Либкнехта Курчатовского района Курской области — в непосредственной близости от пахотных земель
Ой! Если бы было все так просто! В распоряжении «МК Черноземье» оказался уникальный документ, адресованный «руководителю учреждения здравоохранения» от 17.08.2015 года № 10.31-03-14/30 за подписью начальника учреждения ОКУ «Отдел МТО и ТН комитета здравоохранения Курской области» г-жи Литвиновой. Судя по содержанию «гумаги», «в адрес руководства Курской области неоднократно обращаются общественные организации». Они же жалуются в правоохранительные органы, и г-жа Литвинова рекомендует «в незамедлительном порядке привести в соответствие с санитарно-эпидеомиологическим законодательством вопросы, связанные с утилизацией медицинских отходов». Казалось бы, ну что тут такого? Подумаешь, очередной циркуляр бюрократической машины. А как вам это: «Дополнительно сообщаю, что возможен приезд корреспондентов местных, а также центральных телевизионных каналов». То есть еще полтора года назад в руководстве курского здравоохранения знали, что не все так хорошо в ведомстве с отходами?

Причина была в том, что нашла коса на камень. Шклярик оказался востребован. Да еще и зарабатывать стал честно, что вообще кое-кому показалось странным. Как же так? Ходит мужик и требует соблюдения норм законодательства. Дурак что ли? В общем, влез он туда, куда его не звали. Объясним на пальцах. Утилизация одного килограмма отходов класса «А» стоит, от 1,20 до 1,50 р. А медотходов класса «Б» и «В» от 35 рублей и выше. Ежемесячно в Курской области их образуется от 80 до 120 тонн!!! Ох! А если он весь рынок под себя заберет? Как жить?

Но есть еще один способ заработка — просто захоронить отходы на полигоне, а по всем бумагам закрыть их как прошедшие переработку. Задуматься об этом нас заставили факты.

Вдруг откуда ни возьмись...

Помните про два способа «превращения» отходов категорий «Б» и «В» в категорию «А». Константин Шклярик, вложил собственные деньги и приобрел агрегат «Веста +», ту самую печь, для инсинерации. Есть у него еще один серьезный документ о том, что оборудование расположено в санитарной зоне на территории Октябрьского района, а значит, продукты сгорания не нанесут вреда ни людям, ни животным, ни экологии. Теоретически получалось, что в регионе уничтожать отходы могут в перинатальном центре и у него. Как бы не так!

В мае этого года Курский областной комитет здравоохранения объявил тендер на выполнение услуг на утилизацию медицинских отходов категорий «Б» и «В» «Курской областной клинической больницы». Аукцион выиграло ООО «Экотранс». Все по правилам. Они предложили цену ниже и победили.

А, что там у них с оборудованием? Есть у них печь ИУ-32! И бумаги на нее тоже есть. И договор аренды печки от владельца «Спецавтобазы г. Курска» наличествует. Вот только странно как-то выходит? Как теперь директору Шкляру без печки? По логике, именно там должны были сжечь убитых его стрелками собак на ул. К. Маркса, 66/8, 27 октября? Но печь в аренде. Арендатор за нее платит. Да и до этого ИУ-32 не эксплуатировалась, аж с 2011 года. А что там у ООО «Экотранс» с ЕГРЮЛ на момент участия в тендере? Тоже любопытно. Основным видом деятельности ООО «Экотранс» является сбор, вывоз и размещение на полигонах ТБО медицинских отходов класса «А». Не понятно, по какому праву вышеуказанная организация приняла участие в аукционе на право заключения договора по обезвреживанию медотходов класса «Б» и «В». Кстати, 15 июля эти ребята выиграли еще один тендер. Теперь они будут уничтожать медотходы Курского областного противотуберкулезного диспансера. Та самая категория «В», то есть «чрезвычайно опасные». Знаете, что такое палочка Коха? И как думаете, с нарушениями или без «Экотранс» будет содержащие ее отходы уничтожать?

Поле чудес в стране …

В распоряжении «МК Черноземье» есть постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении «Экотранса», подписанное следователем следственного отдела по Сеймскому округу г. Курска СУ СК РФ по Курской области Ивановым А.Л. Оттуда мы и черпаем информацию.

Следователь был парень честный. Он решил узнать, работает ли печка вообще? А главное, где она собственно находится? Справедливости ради отметим, что даже в Комитете экологической безопасности и природопользования г. Курска знают точный адрес, где сжигает отходы ООО «Экотранс»: «В поле у п. К. Либкнехта Курчатовского р-на Курской области», — пишет председатель комитета А.Д Ильин юридический адрес инсинератора-невидимки. Что уж тут оперативникам? Найти — раз плюнуть. Отыскали печку. Выполнили поручение следователя. Даже уточнили, что находится она на расстоянии 10 метров от автодороги, ведущей от поселка К. Либкнехта в сторону КЗОМС. То есть они «внезапно» выехали и нашли ее работающей. В момент их приезда в ней медотходы категорий «Б»и «В» весело превращались в категорию «А». В ту, которую можно зарыть на свалке. Следователь Иванов всех опросил, все зафиксировал.

Итак! Из объяснения Герасимова А.Н., водителя «Газели» компании «Экотранс». Данный индивидуум под роспись рассказал следователю, что возит отходы к месту утилизации, то есть на то самое поле, но: «Первоначально медицинские отходы собираются с территории больниц и привозятся на территорию АО САБ по уборке г. Курска по адресу: г. Курск, ул. Энгельса, 171, где хранятся в специальных контейнерах. При накоплении медицинских отходов до 300 килограммов, они на автомобиле перевозятся до места сжигания».

То есть зараза складируется в центре города и там лежит? Хотя согласно «Постановлению Главного государственного санитарного врача Российской Федерации от 9 декабря 2010 г. N 163 «Об утверждении СанПиН 2.1.7.2790-10 «Санитарно-эпидемиологические требования к обращению с медицинскими отходами» п. 6.2. Хранение (накопление) более 24 часов пищевых отходов, необеззараженных отходов класса «Б» осуществляется в холодильных или морозильных камерах. Есть такие камеры на «Спецавтобазе»? Вопрос риторический.

Читаем далее: «Опрошенный в ходе проверки Ников А.А. пояснил, что работает в должности заместителя генерального директора ООО «Экотранс». Помимо основных обязанностей в его обязанности входит уничтожение медицинских отходов путем их сжигания. Уничтожение медицинских отходов производится посредством инсинераторной установки ИУ-32, взятой в аренду в АО «Спецавтобаза г. Курска». Уничтожаются медицинские отходы не реже одного раза в неделю, по мере их накопления».

Давайте считать все по той же методе, утвержденной Комитетом здравоохранения Курской области. В областной больнице порядка 1000 коек, то есть уже 180 кг в день, а амбулаторные больные, а операционные? С 25 октября по 1 ноября никто не видел, чтобы на «поле чудес» что-то сжигали. Местные жители вообще уверяют, что полигон давно закрыт.

5 ноября журналисты «МК Черноземье» нашли и поле, и свалку. Не нашли ту самую «буржуйку» ИУ-32, которая должна активно работать. Зато обнаружили в металлической будке пакеты из Курской областной клинической больницы. Дата упаковки 1 ноября. На фотографиях все отчетливо читается. Что делали пакеты с медотходами категории «Б» на неработающем полигоне? Почему их не сожгли согласно требованиям СанПИН?

Когда предприниматель Шклярик рассказывал нам о том, что в курских медучреждениях пакеты с медицинскими отходами выкладывают в контейнеры категории «А», а затем маскируют бытовым мусором — верить не хотелось. Но факты — упрямая вещь. Сами убедились. Страшно даже не то, что кто-то наживается на «мусорных деньгах». Страшно, что мы можем оказаться в заложниках эпидемии. Представьте, что пакеты не утилизировали, как положено, а просто зарыли на свалке. Тот же КАМАЗ спецавтобазы проехал по использованным шприцам, по, простите за натурализм, удаленным больным почкам или легким от туберкулезного больного и… промчался по областному центру. Последствия представляете? Когда свинья заболевает африканской чумой, в радиусе 15 км вырезается все поголовье хрюшек. Как же получается, что мы, люди, становимся хуже свиней? Или вправду мы с ними настолько похожи? Когда полгода назад в Якутии внезапно появилась сибирская язва, пресс-служба тамошнего губернатора заявила: «Подтаяла вечная мерзлота, обнажились останки животного, которое когда-то умерло от сибирской язвы, либо человека. Очаг заболевания уточняется. Олени заразились, поедая ягель в самом очаге или вблизи него». Хорошо, что и у нас — зима близко...

Редакционный запрос информации

В соответствии с Законом о СМИ редакция «МК Черноземье» просит считать данную публикацию официальным журналистским запросом руководителям администрации Курской области, администрации г. Курска, УМВД Курской области,  Центра гигиены и эпидемиологии в Курской области, Управления Россельхознадзора по Орловской и Курской областям, Управления по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Курской области, Комитета здравоохранения Курской области.

Редакция «МК Черноземье» просит предоставить указанные выше учреждения и организации информацию по существу фактов, собранных в ходе журналистского расследования и опубликованных в данной статье.

Просим также специалистов подготовить и предоставить редакции ответы на следующие вопросы:

1. Каким образом и по чьей вине ситуация с риском возникновения эпидемиологической угрозы на территории Курска и Курской области приняла столь очевидный характер?

2. Какие меры будут предприняты для исправления сложившегося положения в сфере утилизации медицинских отходов категорий «Б» и «В»?

3. Какие меры предприняты в отношении организации и должностных лиц, допускающих утилизацию медицинских отходов категорий «Б» и «В» под видом ТБО(ТКО)?

Ответ просим предоставить в соответствии с действующим Законодательством в течение семи дней с момента выхода газеты с текстом запроса по адресу: 305000, г. Курск, улица Марата, дом 2-а, редакция «МК Черноземье», и на электронный адрес редакции: starla1315@yandex.ru.

Сообщаем также нашим читателям, что данный запрос и документы, а также информация, полученная в ходе журналистского расследования и опубликованная в данной статье, направлена редакцией в ряд федеральных структур, ведомств, контролирующих органов, а также депутатам ГД ФС РФ и в Правительство РФ.

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №46 от 8 ноября 2016

Заголовок в газете: Накануне бактериологической войны...