Дамоклов меч навис над курскими полицейскими

Как выполнить свою работу и оказаться за это под следствием

Сколько в нашей стране стоит, будучи офицером силовых структур или правоохранительных органов и при этом крайне неразборчивым в связях и нечистым на руку типом, оставаться на свободе, известно более-менее хорошо. Цифра зависит от региона, в котором служит оборотень. А вот ответить на вопрос, сколько стоит в России посадить офицера полиции за исполнение его служебного долга и при этом суметь ознакомиться с совершенно секретными делами агентов полиции, сложно. И ответить на него точно мы не можем. Потому что, в каком бы регионе ни служил неудобный офицер, сажать его будет Центр. Столица. Федералы.

Как выполнить свою работу и оказаться за это под следствием

В настоящее время в Курском областном суде в совершенно секретном режиме рассматривается уголовное дело по обвинению ряда старших офицеров полиции, а если точнее — сотрудников Управления экономической безопасности и противодействия коррупции регионального УМВД. Они обвиняются в превышении должностных полномочий по части 1 статьи 286 УК РФ, то есть «…в создании видимости успешного выполнения задач», а также в незаконном проведении оперативно-розыскных мероприятий в отношении директора филиала государственного цирка Александра Зуборева». Дело это странное, мутное и скверно пахнущее. В котором охотники быстро стали жертвами. И ладно бы жертвами номинальными. Ну показали хозяева жизни чересчур ретивым службистам, у кого сталь в области паха круче, и хорош. Работали бы сейчас экс-офицеры у них же охранниками. Но нет. Зачем-то потребовалось доказывать, кто в провинциальном Курске «Король Мира». Доказательство длится до сих пор.

Речь идет о противостоянии полицейских Яньшина, Дементьева, Лазерсона и Игнатенко, которые инициировали оперативную разработку депутатов Васильевых. Сергея Львовича и Максима Сергеевича, задавшись вопросом: а как это отцу с сыном удалось получить землю в урочище Кулига, создав дачный кооператив «Автолюбитель» под руководством бывшего полицейского Филлипова? 163 без малого гектара. За бесценок. По цене от 1000 до 5000 рублей за участок в несколько соток и перепродавая землю за миллионы рублей.

При том, что даже притча во языцех курского чиновничества — председатель курского комитета по управлению муниципальным имуществом господин Булгаков был категорически против выделения этой земли, так и не поставил в итоге свою подпись под документом о выделении.

Кстати, по заключениям почвоведов и экологов данная территория находится в зоне 10-летнего затопления паводковыми водами и отравлена токсичными выбросами дубильных кислот со старого кожзавода. А потому строить и сажать на ней ничего нельзя. Но даже если отбросить и эти факторы, то суммарная стоимость земель составляет около одного миллиарда рублей, что полностью позволяет перекрыть дефицит бюджета Курской области за год-другой. Но — не срослось. Сколько и кому за это «не срослось» капнуло в карман, является темой совсем другой истории.

А итогом же данной оперативной разработки, которая велась по нескольким направлениям, стало задержание депутата Курского городского собрания Максима Васильева и его полугодовой домашний арест. Но это поначалу.

Через полгода ситуация кардинально изменилась. И уголовное дело сотрудниками федерального СКР было уже возбуждено против самих сотрудников УЭБиПК, которые «имели наглость» копнуть слишком глубоко. Причем им-то приш-

лось провести под арестом уже больше года, и далеко не в домашних условиях.

Стоит отметить, что в ходе проведения мероприятий по расследованию данного «преступления» следователь ГСУ СК Фролов сам проявил не просто примерную, а скорее преступную прыть, изъяв из архивов Курской полиции личные дела агентов МВД, работавших по делу Зуборева-Васильева и дававших оперативникам информацию. Изымал господин Фролов дела лично. И доставлял в Москву тоже лично, без помощи фельдъегерей. Просто сунув папки с личными делами в свой портфель. Хотя, согласно статье 12 Закона об оперативно-розыскной деятельности «Предание гласности сведений о лицах, внедренных в организованные преступные группы, о штатных негласных сотрудниках органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, а также о лицах, оказывающих или оказывавших им содействие на конфиденциальной основе, допускается лишь с их согласия в письменной форме и в случаях, предусмотренных федеральными законами, в случае возбуждения в отношении данного лица уголовного дела».

Это все к чему. Интересы господина Зуборева в суде представляет Сергей Васильев, отец задержанного Максима. И он уже ознакомился с личными делами полицейской агентуры, работавшей по делу его сына. Чем это грозит раскрытым агентам, можно лишь гадать. Чтобы понять всю глубину их отчаяния, приведем фрагменты из письма одного из рассекреченных агентов директору ФСБ РФ. Пока безответного письма.

«…В этой связи я, как источник оперативной информации, была допрошена следователем СК России Фроловым А.А. Мало того что при допросе следователь угрожал мне привлечением к уголовной ответственности в случае, если я не дам нужные ему показания, но также при этом, как я считаю, были грубо нарушены мои права как агента, поскольку я не давала согласия не только на допрос, но и на легализацию моей личности…»

В чьих же интересах так откровенно непристойно действовал следователь, который не побоялся грубо нарушить прямой законодательный запрет на разглашение гос. тайны? Чью мощную поддержку ощущал за своей спиной? Ответ на этот вопрос даст следствие ФСБ, в чью компетенцию входит расследование преступлений, предусмотренных статьей 283 УК РФ «Разглашение государственной тайны». Ведь опасность тяжких последствий для агентов МВД налицо и в полной мере раскрыта следующими словами автора все того же письма директору ФСБ России Бортникову А.В. «…Недавно я узнала, что адвокатом признанного по делу потерпевшим Зуборева, является Васильев Сергей Львович — отец Васильева Максима Сергеевича, в отношении которого я давала важную оперативную информацию. В связи со статусом защитника он ознакомился с материалами уголовного дела, имеющего гриф «совершенно секретно», получил доступ не только к информации, дававшейся мною в отношении его самого и его сына, но также к моим личным данным. Зная репутацию Васильева С.Л. и Васильева М.С. и их подручных, я опасаюсь за свои жизнь и здоровье и жизнь и здоровье своих близких».

Дело по самому Максиму Васильеву, кстати, было прекращено. По весьма, надо отметить, странным обстоятельствам. Не потому что была доказана вменявшаяся двоим офицерам провокация взятки. И не потому что было доказано превышение полномочий полицейскими. Основанием стал тот факт, что Максим Васильев и взяткодатель просто вели совместный бизнес. Именно такую версию озвучило московское следствие, «уговорившее», надо полагать, арестованного воронежского бизнесмена Трущелева на дачу нужных показаний. Как в российских тюрьмах умеют «уговаривать», кому-то неизвестно?

Наше расследование на сегодняшний день еще не закончено. Как и суд по делу офицеров полиции. И о чем-то мы попросту не можем пока говорить. Но редакция располагает данными из заявлений рассекреченных агентов на имя директора ФСБ РФ с просьбой защитить их от возможных посягательств, записью беседы с высокопоставленным силовиком о том, что ему лично известно о причастности к этому делу ныне арестованных московских следователей Ламонова, Никандрова, Максименко. И мы достоверно знаем, что следователю ФСБ Михаилу Савицкому, ведущему дело против оборотней из СК РФ, есть чем поинтересоваться в глухой российской глубинке. Но пока московские следователи с Лубянки, отчаянно ищущие новые эпизоды преступной деятельности московских следователей с Технического переулка, не спешат в провинциальный Курск. А офицеры УЭБиПК УМВД по Курской области медленно тонут в болоте судебной казуистики…

Продолжение следует…

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №34 от 15 августа 2017

Заголовок в газете: КОМУ НАКИНУТ КАНДАЛЫ ЗА КУЛИГУ?