Хроника событий На Кубани приезжего будут судить за кражи в мини-гостиницах Санкции за навязанные платные медуслуги оренбургские депутаты не поддержали Стоит ли ярославцам ожидать сильного повышения цен на бензин Жителя Тверской области обокрали соседи по коммуналке В Калужской области раскрыта кража по горячим следам

7 лет курянка Людмила Пономаренко и ее дочь-инвалид выплачивают кредит «Россельхозбанка», который в глаза не видели…

Маленькая жертва большого равнодушия

19.12.2017 в 01:10, просмотров: 34783

Есть в Глушковском районе Курской области такое село – Кобылки. Его жительнице Людмиле Пономаренко — 68 лет. 11 из них едва сводящая концы с концами несчастная женщина, оставшаяся с дочерью-инвалидом на руках, выплачивает кредит, который не брала. 1 000 000 рублей, полученный в «Россельхозбанке» по документам с ее фальсифицированной подписью. Выплачивает теперь уже даже не банку, а неким коллекторам. Несмотря на то что женщина еще в 2010 году была признана потерпевшей в деле по мошенничеству с банковскими кредитами…  

7 лет курянка Людмила Пономаренко и ее дочь-инвалид выплачивают кредит «Россельхозбанка», который в глаза не видели…
Pensionerehagawuv.rosbizness.ru

Надежный государственный банк?

Пару месяцев назад «Россельхозбанк» заявил о том, что намерен разместить на свободном рынке свои бессрочные валютные облигации. То есть РСХБ вознамерился стать первым из российских банков, находящихся под санкциями, который решил пустить в свободную продажу свои ценные бумаги. Единственной причиной распродажи облигаций является то, что РСХБ крайне нуждается в докапитализации. Финансовое положение этого крупного государственного банка давно уже оставляет желать лучшего.

Так, объем просроченных долгов в его корпоративном портфеле вырос за год со 165,8 млрд руб. до 226,2 млрд руб. Уровень просрочки — с 13,4 до 14,9%. По оценкам Moody`s, на середину 2015 года портфель проблемных кредитов был зарезервирован чуть более чем на треть. Согласно отчетности банка, покрытие резервами просроченной задолженности составляло 87%, на 1 декабря 2015 года — 66%, на 1 января 2016 года — 78%. Для сравнения: у Сбербанка этот коэффициент на 1 января 2016 года составлял 190%. Однако в этом году находящийся в кризисном положении «Россельхозбанк» решил потратить 872 миллиона рублей на закупки продуктов Microsoft. При ежегодно возрастающем на десятки миллиардов рублей долге топ-менеджмент банка не особо заботит собственное печальное будущее. Как не заботила банк и прокатившаяся по России в 2007-2010 годах волна трагедий, связанных с «Россельхозбанком». Ну как связанных. Ставших прямым последствием его кредитной политики…

Кредитное двойное убийство

Глушковская предпринимательница Татьяна Савченко с 2006 по 2008 год уговорила многих односельчан оформить в банке крупные кредиты якобы на развитие личного подсобного хозяйства. Полученные деньги люди отдавали ей на развитие ее бизнеса. Савченко, дружившая с управляющей местного филиала «Россельхозбанка» Ниной Бондаренко и вхожая в кабинеты местного руководства, обещала землякам не только лично погашать все долги по кредитам, но и помощь в получении нужных ссуд и, конечно же, денежную компенсацию в качестве награды за помощь.

На предложение предприимчивой мошенницы тогда с радостью согласились 17 человек, оформившие 17 кредитов в филиале «Россельхозбанка» поселка Глушково.

Первое время Савченко действительно держала обещание, однако в конце 2008 года она прекратила погашать долги по всем кредитам и набегающие по ним проценты. Вскоре в дома глушковцев зачастили судебные приставы. Во избежание неприятностей, проклиная на все лады аферистку, они стали погашать взятые для Савченко кредиты за счет своих скудных пенсий и зарплат.

Трагедия, закончившаяся двойным убийством, разыгралась вечером 31 января 2009 года в поселке Теткино Глушковского района. Как установили следствие и суд, 55-летний Владимир Савченко, муж «кинувшей» односельчан Татьяны, в компании знакомых распивал спиртное в доме 57-летней жительницы поселка Теткино. Около 23 часов четверо гостей ушли, а оставшиеся Владимир, хозяйка дома и ее подруга стали смотреть телевизор.

57-летняя женщина стала упрекать Савченко в том, что вынуждена платить кредит за его супругу. Мол, Татьяна в 2006 году уговорила ее оформить на свое имя солидную ссуду, пообещав, что будет сама платить по кредиту. А в декабре 2008 года прекратила денежные выплаты по ее ссуде, и она теперь вынуждена погашать этот кредит из своей пенсии.

Словесная перепалка переросла в ссору, в ходе которой Владимир схватил нож и несколькими ударами в голову, шею и грудь вначале убил хозяйку дома. Затем, чтобы скрыть следы преступления, он зарезал и 42-летнюю подругу убитой, невольную свидетельницу кровавой расправы. Эта бойня взбудоражила тогда весь Глушковский район. Суд приговорил Владимира Савченко к 18 годам исправительной колонии строгого режима. Вскоре после этой трагедии погиб в автоаварии сын Татьяны Савченко. А спустя некоторое время и сама она умерла.

И подобный исход, несмотря на весь его ужас, стоит считать счастливым…

Вместе с дочерью в кабалу

Из письма Людмилы Пономаренко в редакцию:

«…В декабре 2006 года я, тогда уже выйдя на пенсию, и моя дочь-инвалид взяли из пенсионного фонда справки о размере наших пенсий. Мы отдали их вместе с паспортами моей сестре Вере. То есть Воронежской В.Н. Ей помощь нужна была, и она сказала, что попробует оформить на нас хоть какие-то кредиты. А какие на нас кредиты можно было оформить? У меня тогда пенсия была две с половиной тысячи рублей, да у дочки — полторы. Но Вера как-то исхитрилась, и ею вскоре был оформлен кредитный договор № 063204/0724 на имя Пономаренко Людмилы Николаевны, на меня то есть. На сумму 300 000 рублей. И на Инну, дочку, такой же договор за № 063204/0722 на сумму 300 000 рублей. Мы, не читая договоров, подписали поручительство друг у друга. И еще я подписала поручительство на кредит 300 000 рублей для сына Веры, Рустама Ишкаева. Получив деньги в присутствии Веры и Рустама, мы их передали ей под расписку, без всякого вознаграждения. Данные кредиты мы не оплачивали. Их оплачивала сестра, Вера Воронежская. Но ровно до тех пор, пока в конце 2008 года не была уволена с работы управляющая Глушковским филиалом Нина Бондаренко. А вскоре и начали к нам по почте приходить уведомления из банка о том, что у нас задолженность. Да не только по этим двум кредитным договорам. Но и еще по двум — на общую сумму один миллион рублей!

На дочку мою, Пономаренко Инну Валентиновну, был оформлен кредитный договор № 0732041/0061 от 12.10.2007 г. на сумму 600 000 рублей, а на меня кредитный договор № 0732041/0063 от 12.10.2007 г. на сумму 400 000 рублей. Ни по одному из этих кредитных договоров мы банку не платили, кто их оплачивал — тоже не знали. В 2009 году я обратилась с заявлением в ОВД по Глушковскому району. Заявление переписывала несколько раз. В конечном итоге возбудили уголовное дело № 12769, и 17 апреля 2010 года мы были признаны потерпевшей стороной. И то, наверное, только потому, что в это время у нас работала в районе программа первого канала «Человек и закон»…»

Но как же можно было оформить на пенсионерку и на ее дочь-инвалида с нищенскими пенсиями миллион? — скажете вы. Вернемся к письму Людмилы Николаевны.

«…В справках о доходах были указаны «наши» заработные платы в должности менеджеров по торговле. От 33 000 до 40 000 рублей мы якобы «получали» ежемесячно. Эти справки выдал Вере Воронежской замглавы администрации сельсовета по фамилии Бойченко. Он же дал рекомендации и ходатайство сельской администрации на получение кредита, согласно которым нам принадлежали три чужих домовладения и большое поголовье скота…»

Равнодушие не преступление?

Ну то есть чиновник Бойченко понимал, что происходит. А также, как и освобожденный впоследствии от уголовной ответственности в марте 2012 года за истечением срока давности господин Бойченко, знали о том, что совершается преступление, и работник банка по фамилии Шевченко, оформлявший кредиты, и Галина Безъязыкова, кассир банка, выполнявшая прямое указание Нины Бондаренко, управляющей филиала «Россельхозбанка». И эти банковские служащие оформили, а затем и выдали многотысячные кредиты, которые вот уже без малого 10 лет оплачивают Людмила Пономаренко и ее дочь, отдавая по 50% своих пенсий. Но и это еще не все…

Впоследствии, когда афера раскрылась, господин Бойченко, затаивший обиду на Людмилу Пономаренко, вопреки ожиданиям оказавшуюся незабитой и немолчаливой селянкой, сфальсифицировал решение сельской жилищно-бытовой комиссии от 22 февраля 2007 года. В результате чего несчастная жертва мошенников сама оказалась на скамье подсудимых в качестве мошенницы, получившей незаконно ссуду на улучшение жилищных условий.  

Со слов Людмилы Николаевны, вот уже семь лет она пишет обо всем, что произошло, в самые разные инстанции. Но все ее обращения, отправленные президенту страны, генпрокурору, министру МВД, в общественную палату, спускаются «вниз» и возвращаются к ней в виде отписок. И снова строки из письма Людмилы Пономаренко:

«…На все обращения семь лет идут одни отписки. В конце ноября 2016 года губернатор Михайлов проводил у нас в районе совещание по укреплению границ. Простояв четыре часа на холоде, преодолев стоявшего на моем пути полицейского, я вручила все-таки пакет документов лично в руки губернатору. Но в ответ… Я не получила не только никакого ответа, но даже и отписки. Оно и понятно, у губернатора тепло в кабинете, сытно за столом и власть в руках. Зачем же ему проблемы нищих, которых обирают мошенники...»

Ответ Жириновскому и…

Впрочем, один ответ заслуживает того, чтобы его процитировать. Ответ этот — не отписка. Только вот дан он не жертве преступления и равнодушия Людмиле Пономаренко, а одному из тех, к кому она обращалась. Депутату ГД РФ Владимиру Жириновскому. Из УМВД РФ по Курской области. В ответ на обращение депутата о необъективном расследовании уголовного дела № 12769.

«…Изучение материалов уголовного дела показало, что ваши доводы в части неполноты расследования нашли свое подтверждение. Кроме того, сообщаю, что 01 июля 2016 года постановление о приостановлении предварительного следствия по уголовному делу 12769 отменено зампрокурора Курской обл. Тишиным В.И. в связи с неполнотой расследования…»

…от омбудсмена

Между тем с Людмилы Пономаренко и ее дочери по-прежнему продолжают удерживать половину их пенсий. Кто и почему? Казалось бы, никто не может удерживать деньги с двух обездоленных женщин, если, как сказано в ответе полиции Жириновскому, «…в настоящее время, согласно материалам уголовного дела, кредитные договоры закрыты, задолженность по ним отсутствует. Допрошенные в качестве свидетелей поручители по кредитным договорам подтвердили факт добровольного подписания и возложения на себя обязанностей по ним...». Однако, как рассказывает Людмила Николаевна, несмотря на то что счета в банке закрыты, они открыты в коллекторском агентстве. И как удерживали деньги, так и удерживают. А разбираться с этим никто не хочет…

Внучка женщины, 16-летняя девочка по имени Ирина, обратилась с этой историей к уполномоченному по правам ребенка при Президенте РФ Анне Кузнецовой. Об ответе омбудсмена девочке редакции пока ничего неизвестно.

Надо рассчитывать на поддержку государства

Нет, я не о Людмиле Пономаренко из села Кобылки Глушковского района Курской области. Ей, судя по всему, не надо. Я о РСХБ. До конца 2017 года убыточный «Россельхозбанк» получит от государства еще 20 миллиардов рублей. Как отмечало агентство «Руспрес», глава РСХБ Дмитрий Патрушев заплатил серьезную сумму за победу в номинации «Надежность» премии «Финансовая элита России». Как необходимость господдержки сочетается со званием «один из самых надежных банков»? Видимо, «как-то так» — лучший из вариантов ответа.

Ранее в 2017 году правительство уже выделяло средства на поддержку РСХБ. Изначально в бюджет заложили 5 миллиардов на увеличение капитала банка. Весной правительство решило докапитализировать его еще на 25 миллиардов за счет выпуска ценных бумаг. Таким образом, общий объем государственной поддержки «Россельхозбанка» в этом году составит 50 миллиардов рублей. К слову, стадион «Зенит-Арена», который в народе именуют «памятником коррупции», обошелся государству в 48 миллиардов рублей, по подсчетам журналистов. Впрочем, нынешние затраты государства на решение проблем «Россельхозбанка» нельзя назвать самыми большими. В 2015 году для поддержки его капитала было выделено 78,8 миллиарда рублей.

Плюс три тысячи рублей ежемесячно, получаемые этим надежнейшим финансовым учреждением от курской пенсионерки и ее больной дочери. А учитывая, что в следующем году «Россельхозбанку» снова потребуется денежная подпорка, женщины вряд ли могут рассчитывать, что будут получать свою пенсию в полном объеме в ближайшее время...

Из письма Людмилы Пономаренко в редакцию:

«…Я устала обращаться во все инстанции, и сейчас этим занимается внучка. 22 года я вдова. Всю жизнь живу в селе. 10 лет проработала в администрации села, пять из них — главой администрации. У меня ни один пенсионер не замерз в собственной постели, как у моего предшественника, когда одна бабушка покрылась льдом в собственной постели. Я ничью пенсию не получала, и у меня никто не умер от голода и холода. Как старушка, у которой когда она не смогла встать и умерла в одиночестве, нашли в печке чугунок с вареным ячменем. Спросите господина Бойченко, где лежала все это время ее сберкнижка с пенсионными накоплениями? Я не лодырь и не пьяница. Даже когда главой работала, у меня в хозяйстве были три коровы, три теленка, 15 поросят.

И вот что мне непонятно: всю жизнь я проработала на земле. И не понимаю, за что теперь какие-то мошенники так стараются меня в нее, в землю-матушку, побыстрее загнать…»

Санкции . Хроника событий