100 дней орловского врио губернатора

25.01.2018 в 12:52, просмотров: 1512

Три месяца врио губернатора Орловской области Андрей Клычков не решался дать пресс-конференцию местным СМИ. Но вот прошло 100 дней, по традиции эта дата требует первого отчета о проделанной работе, и журналистов наконец пригласили. Диалог шел больше двух часов. В отличие от предшественника, новый глава региона на дурной характер орловцев не жаловался, хотя удивился «социальному ощущению, которое есть у человека в Орловской области», обещаний не раздавал, заявил, что не будет ставить никаких памятников и намерен разобраться с кадрами, однако не «революционным» путем.

100 дней орловского врио губернатора
фото: Елена Годлевская

Эти разные 100 дней

Для неорловских читателей напомню: за последние неполные девять лет это уже третий глава региона. При этом постоянство — кадр в очередной раз не из местных. Андрею Клычкову 38 лет, он из «молодых перспективных», образован, но без опыта хозяйственной и управленческой работы, что особо настораживает так называемые местные элиты, которым как минимум за 50 лет, а это другая ментальность, иные взгляды и предпочтения. Поскольку последние два губернатора покинули Орловский край почти с улюлюканьем вослед, новенького сравнивают не с ними, а со Строевым, в правлении которого были не только минусы, особенно в последние годы, но и очевидные плюсы. И хотя 100 дней нельзя сравнить с почти 23 годами безраздельной власти, орловцы пытаются понять, чего можно ждать от «новенького», которому, вообще-то, еще предстоят губернаторские выборы осенью этого года. А вот 100 дней других орловских глав вспомнить можно.

Александр Козлов, заменивший Строева, за это время успел лишь утвердить новую структуру исполнительной власти — областную коллегию из семи человек заменило областное правительство из 12-ти, похвалился, что при нем в область стали чаще приезжать высокопоставленные чиновники из Москвы, отметил, что АПК — единственная отрасль, которая на Орловщине даже в условиях кризиса не деградирует, а развивается, и поставил задачу собрать не меньше строевских рекордов — 2,2 млн тонн зерна.

Вадим Потомский за 100 дней проявил себя гораздо ярче. Он отменил решение Орловского горсовета о повышении проезда в общественном транспорте и отправил маленьких орловцев в «Артек», уволил оскандалившегося руководителя аппарата губернатора Игоря Гармаша и вице-губернатора по экономике Юрия Парахина, которого, впрочем, позже утвердил на должность главы Орловского района, заменил руководителя пресс-службы. И красиво говорил. Обещал «долбануть кувалдой» по еще не оттаявшей в марте Оке, чтобы начать мыть пыльные улицы Орла; объявил войну отпискам, которая на деле довольно быстро закончилась; выразил сочувствие сельским медикам и возмущение банкротством «Юбилейного», занимающегося выращиванием тепличных овощей, а также уходом агрохолдинга «Орловская Нива» в частные руки. Для понимания: после ухода Потомского орловские улицы стали не только пыльными, но и покрылись горами мусора, «Юбилейный» «умер», и замены ему не найдено до сих пор, а «Нива» так и не вернулась в собственность региона.

Клычков 100 дней не выделял. Отчитался по итогам 2017 года, три месяца из которых он и возглавлял регион. Но можно самим вспомнить конкретные события. Прежде всего, признание наличия в регионе обманутых дольщиков и составление дорожной карты по каждому недостроенному объекту, в который люди вложили деньги; вывод орловских товаров на площадку крупнейшего в РФ продовольственного центра ФУД СИТИ и переговоры с правительством Москвы о реализации орловских товаров на Ярмарках выходного дня; увольнение скандально известных замгубернатора по строительству, дорожному хозяйству, ТЭК и ЖКХ Александра Ремиги и начальника департамента госимущества и земельных отношений Андрея Синягова, замена начальника правового управления области. Утверждена стратегия развития кластера информационных технологий на территории Орловской области на 2018-2020 гг., который должен объединить малый бизнес, работающий в сфере IТ-технологий. Запущен портал «Обращаем внимание» — своеобразная виртуальная книга жалоб, куда могут обратиться орловцы с критикой работ по ремонту дворовых территорий, дорог и многоквартирных домов, при этом срок реагирования на жалобы сокращен с 30 до восьми дней. Принято около 800 обращений орловцев, большая часть которых, по словам Клычкова, реализована, — резкое отличие от еще недавней ситуации: при Потомском люди годами не могли попасть на прием к губернатору, чтобы решить свои проблемы. Из малых, но приятных дел — организация катка с искусственным льдом на площади Ленина без бюджетных затрат.

Впрочем, были и скандалы, правда, связанные не с самим Клычковым, а с его советником по СМИ Сергеем Лежневым, которого он привез не то из Белгорода, не то из Москвы, — тот за 100 дней успел обозвать местную журналистику хренью и извиниться за это, не раз покрасоваться неким влиянием в Белгороде, не понимая, что этим только роняет и без того отсутствующий авторитет, и поучить ремеслу журналистов, которые вскоре выяснят, что его слова повторяют учебник. Если придерживаться поговорки «Короля делает свита», то это тоже вполне можно записать в 100 дней врио губернатора.

Не самые лучшие времена

А теперь о том, что посчитал Андрей Клычков самым важным, о чем и сообщил на своей первой пресс-конференции. Итак, «мы справились с теми основными задачами, которые стояли, — с майскими указами президента. Абсолютно по всем показателям, несмотря на сложности. В этом, безусловно, заслуга команды, которая работала. Экономика области испытывает не самые лучшие времена, но в регионе зафиксирована положительная динамика по всем направлениям. За прошедшие 100 дней я побывал на многих промпредприятиях. Ставим задачу их поддержки и разработки новых форм поддержки». Клычков заявил, что власть сегодня не должна ждать, когда то или иное предприятие само найдет формы своего развития, а должна максимально содействовать этому. «Необходимо госрегулирование производственной деятельности в сфере крупного производства. Для нас это очень важная сфера деятельности», — заявил глава региона. И заметил: «Та практика, которую мы ввели в прошлом году — Деловые завтраки, — показала, что между собой производственники не контактируют, и мы лишаем себя внутренних рыков сбыта производимой на территории области продукции». Если новому главе региона удастся «скооперировать» промышленников, это будет прорыв. И реализация идей, которые не удалось осуществить в конце девяностых — начале нулевых руководителю областного управления промышленности Вячеславу Грачеву, не получившему тогда поддержки от руководства…

Лучшими предприятиями врио губернатора назвал «Ливгидромаш», «Керама Марацци», «Фригоглас», «Протон», «Коммаш», «Знаменский СГЦ». А «Санофи-Авентис Восток» — первое в России предприятие по производству аналогов инсулина — на неделе ожидает европейскую комиссию для подтверждения сертификата продукции и выхода на европейский рынок. К слову, предприятие это «затащил» в Орел Егор Строев еще в 2004 году. Потребовалось 13 лет, чтобы реализовать то, что было обещано вначале, и то пока не до конца.

Вызывает симпатию отношение нового главы региона к государственным и муниципальным предприятиям. Если предшественники были готовы какие-то из них сдавать в концессию, какие-то вообще лишать части работы и, соответственно, прибыли, передавая заказы частному бизнесу, то Клычков считает, что власть «обязана сохранять муниципальное и государственное имущество, особенно в части городского хозяйства, и создавать условия, чтобы предприятия эти могли исполнять свою работу, отвечая и перед властью, и перед жителями. В прошлом году были предприняты все возможные шаги по недопущению банкротства целого ряда муниципальных и государственных унитарных предприятий». И это правда.

Но вернемся к инвесторам. Для их поддержки Андрей Клычков готов не только продлить налоговые преференции, но и предоставить новые: готовятся изменения в местное законодательство в отношении налога на прибыль на недвижимое имущество. «Да, будет критика, но напомню, что мы никогда не получали прежде этого налога, и в настоящее время освобождение от него — это форма поддержки организаций, имеющих достаточно большие активы движимого имущества», — заявил врио губернатора.

Иная, чем у предшественников, позиция Клычкова по сельскому хозяйству. Если Строев, Козлов и Потомский считали его определяющим в развитии региона, то новый глава эту отрасль не склонен абсолютизировать: «Зачастую Орловскую область признают сельскохозяйственным регионом по показателям, с чем я согласен ровно наполовину. Здесь есть достаточно серьезный промышленный потенциал». Некоторые цифры действительно впечатляют. В прошлом году собрали не 1,5 млн тонн, не 2,2 млн тонн, а 3,3 млн тонн зерна — пятое место в ЦФО и первое в РФ по производству зерна на душу населения, притом что здесь далеко не лучшие земли — не сравнить ни с курскими, ни с белгородскими, ни с воронежскими. Однако с хранением и реализацией, как и прежде, проблемы. И потому урожай большой, а богаче от этого орловцы не становятся, и деревня вымирает. Как и прежде, все понимают, что нужна переработка. Вот и Клычков заявил об этом как о «задаче». Но пока это больше звучит как заклинание, а не реальный план.

Не справляется областная власть и с проблемой производства молока. Его на Орловщине почти нет. Показатели падают ежегодно, хотя каждый раз кажется, что падать больше просто некуда. В апреле 2015 года, когда должность зампредседателя правительства Орловской области по агропромышленному комплексу занял и ныне действующий специалист из Питера Дмитрий Бутусов, он надеялся: «Если в РФ будут реализованы все заявленные меры поддержки этой сферы в ближайшие несколько лет, то будут все возможности для развития этой отрасли в целом и на Орловщине». Вроде бы Минсельхоз занялся проблемой — в марте прошлого года даже создали Экспертный совет по развитию молочного животноводства. Однако пока ситуацию на Орловщине Клычков охарактеризовал как «сложную, достаточно на неразвитых уровнях». Поднять этот уровень планируют с помощью компании «НОБЕЛЬ-МОЛ», зарегистрировавшейся в Новосиле в феврале 2017 года, — она, по словам Клычкова, начнет строительство молочно-животноводческого комплекса на 3100 голов, «Юпитера», уже ведущего строительство второй очереди на 500 голов в Болховском районе, ООО «Дубовицкое» в Малоархангельском районе и др. Но это планы. Пока же радуют только производители мяса. Показатель производства скота и птицы на убой по итогам года вырос на 13% по сравнению с 2016 годом. Особенно отличился Знаменский СГЦ, произведший 55 тыс. тонн свинины с ростом 20%, уже началась реализация второй очереди бизнес-проекта, что позволит удвоить объемы производства, объем инвестиций — около 7 млрд рублей...

Естественно, что от нового главы ждут программы развития региона. Возможно, именно она станет главной при выборе наиболее достойного кандидата на должность губернатора в сентябре. Пока у Клычкова ее нет, что, в общем-то, вполне понятно: 100 дней — не тот срок, чтобы вычленить все наиболее значимые проблемы депрессивной области и создать экономически грамотный проект. Тем не менее работа по ее созданию, оказывается, идет. «В IV квартале 2017 года начата работа по разработке концепции развития Орловской области на краткосрочную и долгосрочную перспективу, — сказал Клычков. — Для меня совершенно очевидным является необходимость дополнительного согласования предложений, которые будут исходить от правительства области и исполнительной власти, с экспертным сообществом и жителями. Предложения, которые мы подготовили, будут запущены на общественную дискуссию, и по ее итогам концепция будет представлена».

Кстати, в районах области эта работа уже началась. «Пожалуй, впервые в РФ в таком виде, а в Орловской области точно впервые, мы максимально посмотрели бюджетные возможности и все финансовые источники по районам и дали им возможность рассмотреть возможности развития. В ближайшей перспективе после утверждения в райадминистрациях мы выйдем уже на их окончательное согласование, обеспечение финансами, где-то и дополнительно, чтобы каждый объект находился под контролем и ответственностью, в том числе моей и глав райадминистраций», — заявил Клычков.

Несколько слов было сказано и о мерах по стабилизации финансовой ситуации в регионе. Бюджет невелик, долгов много. Однако «удалось выйти на экономию за счет выпуска — впервые в Орловской области — государственных ценных бумаг в размере 5 млрд рублей. Получен бюджетный кредит, область перекредитовалась по более низким ставкам, что и привело к экономии 390 млн рублей, которые будут дополнительно направлены на социальные проекты».

«Лестницу метут сверху, а не снизу»

(немецкая пословица)

И все же главным стал вопрос о кадрах Потомского, которые решали, не решали, нарешали, натворили, и многие до сих пор сидят на своих местах. Наиболее эмоционально об этом сказал редактор газеты «Красная строка» Юрий Лебедкин:

— Мне хотелось бы, чтобы вы дали оценку того фактора, от оценки которого вы уклоняетесь. Вы оценивали экономику, промышленность, сельское хозяйство, инвестиционную сферу и призывали быть сдержанно оптимистичными. И все было бы хорошо, если бы вы попали в регион, в котором все было б отлажено: работает «машина», грамотные специалисты. Но здесь все не так, здесь все завалено на самом деле. Бюджет — это дыра. Экономики нет. Предыдущие власти натворили тут черт-те что. Сегодня вы говорите: будем создавать программу стратегического развития области. Да она уже создавалась! Предыдущим губернатором. Во время его предвыборной кампании брошюру целую издали «Орел-2024». С трудом полтора года назад нашел ее <никому не нужную>.

Мы говорим о каких-то высоких технологиях, о кластерах. Это слово «кластер», конечно, красиво звучит, но вы спросите у людей, они вам скажут: да какие инвестиционные технологии, какой кластер, если последний завод кирпичный сдох, кирпич из Калуги возят? Вот проводили совещание со строителями, с архитекторами — и? И ничего. Главного архитектора нет, проблемы не решаются.

В прошлом году губернатор клялся, божился просто, что <словенская> фирма «Рико» откроет массу предприятий, будет куча рабочих мест и миллионы инвестиций в евро… Но это же не только он — это же правительство подписывало документы. Нет никаких результатов, ничего не слышно, никто не отчитался.

Что касается открытости <власти>, то все журналисты, которые находятся здесь, знают прекрасно, как в прошлом году наша газета проводила в течение семи месяцев расследование по выводу того, что наш прежний губернатор якобы имеет звание мастера спорта. Я никакими способами не смог добиться от департамента внутренней политики ответа, на основании чего они внесли такую информацию на официальный портал Орловской области. Никаких документов ни в какой структуре <на этот счет> нет… Ну и так далее.

Поэтому я говорю о том, что, прежде чем давать какие-то оптимистичные оценки и говорить о тенденциях в экономике, нужно, мне кажется, и вам этого никак не избежать, дать оценку <качеству орловской власти, чиновничьего и депутатского корпуса, их компетентности>. Либо вы ее дадите, либо население на выборах. Я бы вас призвал дать такую оценку. Прямо, четко, однозначно. 100 дней смотрели на эту публику. Это ключевая проблема, население именно к этому предъявляет претензии.

Примерно о том же говорили и другие журналисты: обещания предшественников не были исполнены. Как вы собираетесь повышать уровень доверия к власти? На 450-летие Орла украдено минимум — миллиард. Те, кто обязан был контролировать средства, продолжают работать в стенах администрации. Вас такая ситуация устраивает?

— Кадровый вопрос — самый сложный, — ответил Клычков. — И возможные перспективы зависят от кадров. Возникло общее ощущение, что нужно всех посносить и заново набрать новую команду, причем из таких идеальных людей, которые вот наведут порядок и выведут регион к новым вершинам. Но у меня другой подход. Кадровые решения должны основываться не на том, что кто-то где-то что-то сказал, а на собственном опыте, потому что отвечать мне за это лично. Поэтому все кадровые решения, которые были, есть и будут, буду принимать с учетом конкретных позиций и обстоятельств. Можно говорить: украли. За 100 дней я организовал много проверочных мероприятий. По их итогам будут приниматься решения. А говорить, что все до меня были плохие, а я замечательный, хороший, вот я отделаюсь от всех, я другой… Да, я считаю, что я другой. Но давать огульные оценки я не собираюсь.

Тем не менее, если бы мы замерили внутреннее социальное спокойствие членов правительства, узнали бы удивительные факты. На сегодня все, кто работает и работали, понимают, что никаких неприкасаемых у нас в области нет. Практически по всем делам — контрактам, 450-летию — в еженедельном режиме я получаю справки от правоохранительных и контрольных органов. Не моя компетенция, какие суммы были украдены. По всем недоделанным объектам мы направили документы в правоохранительные органы, часть людей находятся под арестом, в отношении других ведется работа. Так что все члены правительства все понимают. А обвинять — не моя сфера деятельности. И говорить по каждой конкретной персоналии нужно только по результатам. Кадровое решение должно быть с четким пониманием, почему и для чего я это сделал. Просто «все предыдущие были плохие — Потомский плохой, замы плохие», да не буду я этим руководствоваться! У меня стоит задача не провести здесь анализ и уехать. Она гораздо более серьезная. Есть основания для того, чтобы изменить ситуацию в регионе. А если мы будем руководствоваться корпоративными интересами и разделением на «до меня» и «после меня» — толку не будет. Оценки могут быть даны обществом — это даже в большей мере заслуживает уважения и внимания. Мне же надо какое-то время, чтобы по конкретным людям разобраться. Но повторюсь: каких-то революционных шагов, несмотря на большое желание, проводить не буду.

А вот оптимизации можно ожидать. Но, похоже, в сентябре.

— На одной из первых встреч в октябре прошлого года — с депутатами «ЕР» — я эту тему озвучивал, — напомнил Клычков. — Врио не дано право кого-либо сокращать. Было предложено изменить Устав Орловской области, но я не согласен с подходом, что нужно менять нормативную базу под человека. Поэтому действую по-другому. Одно из первых кадровых решений (увольнение Ремиги. — Прим. ред.) — и я никого не назначил на это место. У меня есть минимум три варианта структурного состава правительства. Мне кажется, что иметь больше восьми замов нет смысла. Хотелось бы в сентябре довести планы до реализации в части функциональных обязанностей.

Есть и вопрос общего числа аппарата на территории Орловской области — более 1300 человек. Это много. Но вопрос острый. Три варианта его решения: радикальный, спокойный и тот, что сейчас формируем на базе предложений департамента внутренней политики, — оптимальное сокращение, зачастую с обеспечением занятости. И надо повышать зарплату. С 2008 года она не поднималась у муниципальных и государственных служащих. Мы можем ставить любые задачи, но если мы не обеспечим людей, это тоже неправильно. Любое сокращение должно создать условия и для экономии, и для повышения зарплаты оставшимся. О себе не говорю — мне всего достаточно.

Что касается повышения доверия к власти — ничего не подписываю, ничего не обещаю. Если обещаю, то контролирую исполнение. Я даже отказался от озвучивания тех планов, которые лежат здесь на столе, хотя можно было бы рассказать о 30 инвестпроектах, о том, какими мы будем делать дворы. Сделаем — расскажем.

фото: Елена Годлевская
Врио губернатора Орловской области Андрей Клычков благодарит журналиста Юрия Лебедкина за самый острый вопрос.

Пойдет ли оппозиция в суд?

Последний год правления Вадима Потомского отметился ужесточением требований при согласовании протестных акций — видимо, тогда губернатора достали бесконечные волнения по поводу установки памятника Ивану Грозному, привлекающие к себе даже неполитизированных горожан. В результате родился так называемый закон Потомского, который фактически отправил протестующих на выселки. При этом чиновники еще и умудряются нарушать даже этот закон в пользу ужесточения: с октября по декабрь прошлого года, то есть в период работы Клычкова, было вынесено больше незаконных решений о запрете публичных мероприятий, чем за весь прежний период деятельности предыдущего губернатора. Будет ли что-то меняться?

Ответ врио губернатора удивил.

— У меня были периоды в жизни, когда активно участвовал в митингах, — признал врио губернатора. — Я в суде оспаривал Закон о митингах, принятый в Москве… Безусловно, создание условий для законного проведения массовых мероприятий является неотъемлемым условием демократии. Но… ни на одной встрече мне не задавали вопрос о митингах. Зато было сказано, что представители партии «Яблоко» и «Справедливой России» обратятся в суд для оспаривания этого закона. Депутаты тоже имеют возможность обратиться в суд… Я максимально за то, чтобы это право было реализовано, но, к сожалению, кроме слов, пока ничего не увидел.

То есть будьте деятельными, господа-товарищи! Не вешайте решение проблемы, которую вы считаете важной, на других.

А вот Гайд-парк, похоже, в Орле появится. И это будет не городская окраина.

— Это должно быть место, которое предоставляло бы возможность не только для проведения митингов, но и для иного: кто-то пришел — стихи почитал, кто-то выступил, кто-то концерт провел. То есть должно быть приличное место, где можно обеспечить безопасность всем категориям людей. А почему бы его не предусмотреть в центральном парке, который ждет реконструкция? Тему надо спокойно обсуждать и выходить на решение.

Устали от прожектов

Невозможно было обойти и тему инвестпроектов. Если бы на Орловщине была реализована хотя бы десятая часть от заявляемого каждый год, орловцы б жили в раю. А они — самые бедные в ЦФО. Как выразилась редактор газеты «Орловская среда» Татьяна Филёва, «существуют подозрения, что такие инвестпроекты выгодны только самим так называемым инвесторам. Не считаете ли вы нужным провести ревизию и, возможно, отказаться от них?»

— Чем мы и занимаемся, — ответил врио. — Внесли изменения в Положение об инвестиционной комиссии. Теперь заседания будут проходить раз в две недели, и будем выносить не общие вопросы, а конкретные инвестиционные проекты, закреплять их за конкретным членом правительства для реализации и сопровождения.

Таким образом, у каждого проекта появится вполне себе конкретное лицо. Заманчиво. Во всяком случае, все будут знать, с кого спрашивать и кого увольнять, если что.

— Не все инвестиции, которые были заявлены на вхождение в Орловскую область, нужны, — согласился Клычков. — С другой стороны, не все инвестпроекты, будучи красиво оформлены, имеют содержательное значение — это касается их финансовой устойчивости, опыта реализации на других территориях и т.д. Поэтому мы хотим провести как минимум трехступенчатую систему их проверки. Первое — надо формализовать оформление документов для составления инвестиционной заявки, в том числе по тем проектам, которые были заявлены до меня, чтобы их систематизировать в один порядок. Второй момент — экспертный анализ и юридическая составляющая, чтобы понять реальные возможности конкретного инвестора. И третье — после экспертизы — вынесение на инвестиционный совет, где принимаем решение о реализации проекта и оказываем максимальное содействие. Вы правы: от прожектов надо переходить к конкретным делам.

Проектов много, идей много. Нам нужно из всего этого выбрать конкретные, которые будут реализованы. Предложения выглядят не столь монументально, как многие хотели бы, — что завтра мы выведем область на совершенно иные условия. Но те 30 проектов, которые есть, пройдут проверку, и тогда я буду готов вам сказать: с этими проговорили, финансовая устойчивость такая-то, выходят на такие-то виды заимствований, такие-то сроки реализации. Самое главное — мы должны понимать, что любая инвестиция, особенно в сельском хозяйстве, для нас интересна созданием рабочих мест, условий для дальнейшей переработки и изменением в том числе отраслей деятельности в Орловской области. Оптимистически надеюсь, что большая часть инвестпроектов будет реализована…

Пожалуй, на этом многоточии можно и закончить рассказ о пресс-конференции, посвященной 100 дням врио губернатора Орловской области Андрея Клычкова, который все время призывал журналистов быть оптимистами. Это, конечно, сложно. Уж столько раз обманывали… Посмотрим, какой результат будет к сентябрю. Об успехе любого дела можно судить лишь после его окончания.