«Вкусно-научное» наследие Мичурина

Корреспондент «МК Черноземье» побывал в самом известном тамбовском садовом питомнике

09.08.2019 в 11:36, просмотров: 1054


Выдающийся русский селекционер и биолог Иван Мичурин, в честь которого еще при его жизни тамбовский купеческий городок Козлов был переименован в Мичуринск, вывел более 300 новых сортов плодово-ягодных культур, широко использующихся сегодня. Он, как сам говорил, не ждал милостей от природы, а умело корректировал ее на благо человека. Наш корреспондент побывал в усадьбе знаменитого садовода.​

«Вкусно-научное»  наследие  Мичурина

Все началось с семечка

В окрестностях уездного города под Тамбовом Иван Мичурин провел практически всю жизнь. Уроженец рязанской губернии переехал в Козлов в 17 лет после исключения из гимназии. Не имея профессии, он вынужден был устроиться в контору железнодорожной станции, работая там по 16 часов в день. При этом средств на жизнь, в особенности после женитьбы, категорически не хватало, поэтому он стал подрабатывать ремонтом часов и измерительных приборов.

Главной страстью Мичурина всегда оставалось растениеводство. Интерес к сельскому хозяйству возник у него еще в детстве благодаря отцу. Владимир Иванович при своем имении под Рязанью, вскоре проданном за долги, имел пасеку и большой сад. Помогая сажать и прививать растения, его сын быстро освоил это непростое занятие.

В 1875 году, когда Ивану Мичурину не исполнилось еще и 20 лет, он со всем юношеским азартом принялся за опыты по селекции на арендованном им участке рядом с Козловом. Скромная площадь, конечно же, не позволяла посадить здесь все, что хотелось, а о приобретении собственной земли молодой человек тем более мог только мечтать. Даже месячная плата в три рубля за поросшую бурьяном территорию чьей-то пустующей усадьбы ударяла по скромному семейному бюджету. В те времена его оклад на железной дороге не превышал 12 целковых.

Началом разработки питомника, сохранившегося в окрестностях Мичуринска до наших дней, можно считать 1888 год. Узнав, что в семи километрах от города на продажу выставлен участок на берегу реки Лесной Воронеж, Мичурин направил все силы на добывание денег, влез в долги и даже заложил половину из этих только купленных земель, но своего добился. Оставшись с пустыми карманами, вместе с супругой он за семь километров на своих плечах переносил все саженцы и растения с предыдущего места.

— Это были самые плохие и бедные почвы в округе, подтопляемые и по всем показателям уступающие плодовитому тамбовскому чернозему, даже температура здесь оказалась на пять градусов ниже, чем в городе, но Мичурину такие спартанские условия показались идеальными для его селекционных опытов, — отмечает заведующая домом-музеем Людмила Волокитина. — Он говорил так: на худших условиях мы растение закалим, а на лучших оно и так всегда будет расти.

За несколько лет участок заполнился тысячами гибридов груш, слив и яблок, черешни, винограда и абрикоса. В 1906 году были напечатаны первые научные труды Мичурина, в которых он делился авторскими методами выведения более морозоустойчивых, стойких к суровому климату Севера и Сибири сортов плодовых и ягодных культур. В 1912 году российский императорский двор удостоил биолога ордена Святой Анны III степени, а еще год спустя мичуринскими наработками заинтересовались за океаном. Селекционеру предложили переехать в Соединенные Штаты, либо за внушительную по тем временам сумму продать американскому департаменту земледелия свои растения. Однако Мичурин выгодное предложение вежливо, но категорично отверг, оставшись на родине.

Садовая «лаборатория» и дом без излишеств

Вишни Гриот и Краса Севера, груша Бере зимняя Мичурина и абрикос Монгол, яблони Бельфлер-китайка и Ренет ананасный, Пепин шафранный и Есаул Ермака… «Вкусное» наследие Ивана Владимировича, которое он оставил всем нам, сегодня бережно оберегают на тамбовской земле, в усадьбе, где 35 лет прожил выдающийся садовод.

— Элеутерококк, аралия, лимонник, актинидия, мичуринский боярышник, — продолжает экскурсию по участку Людмила Волокитина. — Всего у нас восемь гектар. При Мичурине было 12, но туда входили берега реки, овраги и ручьи. За всем хозяйством ухаживаю я вместе с двумя другими женщинами. Вот этому дубу, еще помнящему прежнего владельца, больше 140 лет, у дерева можно попросить помощи, оно помогает. Нужно прикоснуться к стволу спиной и рассказать о сокровенном, о чем мечтаешь, или что больше всего беспокоит.

Не меньше, чем сад, интересен и мичуринский дом — довольно скромный по размеру, без излишеств — вычурность его владельцу также была несвойственна. Первые два сезона с момента покупки земли Мичурины вовсе жили в самодельном шалаше.

Домик с цокольным этажом и деревянной верандой Иван Мичурин проектировал сам. Внутри все так же, как было при нем: мебель, инструменты, книги, пианино, фотографии остались на своих местах, а все часы показывают половину десятого утра — час, когда мастера не стало. Произошло это 7 июня 1935 года.

Тесные коридорчики связывают несколько проходных комнат. Исключением является маленькая спальня с простой железной кроватью, портретами его и жены Александры на комоде. Ночному сну ученый при его строгом распорядке дня уделял всего пять часов, поэтому кабинет и зал в южной части дома больше использовались в повседневных трудах. Здесь Мичурин столовался и принимал многочисленных гостей, изучал иностранную периодику и проводил опыты с семенами, вытачивал из металла детали на станках и чинил приборы — перебирать часовые и прочие механизмы ему доставляло огромное удовольствие на протяжении всей жизни. Он к тому же смастерил ручной секатор, окулировочную машинку для прививки одиночной почкой и гайсфусс — садовое долото.

Среди его «несадовых» изобретений числятся оригинальный курительный прибор, машинки для резки и набивки табака. Для курильщиков Мичурин сделал даже больше — вывел такие сорта махорки, которые при меньшем содержании никотина раньше вызревали. Скрещение раннего болгарского табака с индонезийской мелколистной Суматрой позволило получить образец, пригодный даже для Урала.

Родина лучших яблок

Людмила Волокитина работает в доме-музее Мичурина уже 45 лет и лично была знакома со многими потомками именитого селекционера. Когда тамбовчанка пришла сюда в 1974 году, сельскохозяйственный институт, к которому относился садовый питомник, возглавлял правнук Ивана Владимировича по материнской линии — Геннадий Курсаков.

— У Мичурина было двое детей, старшая Мария и Николай, — рассказывает наша провожатая. — Сын работал инженером, любви к земле у него так и не появилось. Умер в 1946 году, когда ему было 72. И у него было три дочери, поэтому фамилия Мичурина не сохранилась. С тремя мичуринскими внучками я была знакома. Зоя Николаевна жила неподалеку, умерла в 1978 году. Никакого отношения к растениям и земле тоже не имела. Галина Николаевна вышла замуж за друга космонавта Владимира Шаталова. У них остался сын, живущий в Москве и работающий инженером на одном из заводов. Приглашала его несколько раз — не приезжает. У дочери Мичурина Марии Ивановны было пять детей. Два сына погибли в Гражданскую войну, три дочери жили в нашем городе. Вот как раз сын одной из них и стал профессором, доктором наук, возглавлял научное учреждение, созданное его прадедом. И у самого Курсакова сын преподавал в этом же институте.

Пусть и не все потомки Ивана Мичурина находят время посетить родовое гнездо, нам-то с вами здесь побывать определенно стоит. Хотя бы ради того, чтобы попробовать те самые мичуринские сорта там, где они появились благодаря смекалке и таланту русского биолога.

— Что характерно для мичуринских сортов яблок, у них тоненькая шкурочка, — смакует Людмила Васильевна. — Все сорта друг от друга отличаются не только размером плода и окрасом, но самое главное — вкусовыми качествами. Этого ни за какие деньги не купишь — чувство, которое у вас останется после того, как попробуете яблочко именно там, где жил этот замечательный человек, который столь много сделал для науки всего мира.