Как воруют тюремщики: замдиректора ФСИН понял это, попав за решетку, кто следующий?

Чем и как продолжится ротация по-уфсиновски — самый жесткий из российских вариантов смены кадров

27.05.2018 в 21:03, просмотров: 2448

ФСИН России вот уже который год лихорадит, причем с каждым разом все заметнее и заметнее. В 2017 году был даже вынесен приговор экс­­-директору ФСИН, «гражданину начальнику» Александру Реймеру, которого Замоскворецкий суд Москвы признал виновным в хищении почти трех миллиардов рублей, выделенных из бюджета на закупку электронных браслетов. Главного тюремщика страны приговорили к восьми годам лишения свободы. Правда, уже спустя пару месяцев господин Реймер оказался на свободе после удовлетворения его ходатайства об УДО — условно­-досрочном освобождении.

Как воруют тюремщики: замдиректора ФСИН понял это, попав за решетку, кто следующий?

А вот против условно­-досрочного освобождения осужденного бывшего замдиректора тюремного ведомства Николая Криволапова выступала ФСИН России. Напомним, экс-­глава ФСИН Александр Реймер и его заместитель Николай Криволапов были арестованы по делу об электронных браслетах. Криволапов сразу пошел на сделку со следствием и дал показания против своего начальника, благодаря чему находился под домашним арестом (а Реймер — в СИЗО «Лефортово»). В итоге суд приговорил его к пяти годам колонии общего режима и штрафу в 700 тысяч рублей. При этом нахождение под домашним арестом зачли в отбытие наказания, потому формально он уже получил право на УДО. Между тем за решеткой Криволапов в реальности провел всего несколько месяцев, за которые, по мнению администрации колонии, сложно сделать вывод, исправился ли осужденный. Но главное — арестант не выплатил ущерб, нанесенный ФСИН и, соответственно, всем российским заключенным (последствия махинаций с закупками электронных браслетов — нехватка этих «аксессуаров»).

До начала мая Криволапов находился в колонии № 8, расположенной в центре города. Эта пировали его туда вместе с экс-­главой ФСИН Реймером. А чтобы бывший «главный тюремщик страны» и его заместитель не пересекались с другими арестантами, их поместили в отдельный участок. Последний рассчитан на 20 человек, и там находятся исключительно высокопоставленные экс-­сотрудники органов, которые на воле имели генеральские звания. Реймер демонстративно не общался с Криволаповым, поскольку считает, что попал за решетку по его вине. Вип­участок Калининградской колонии пока не заполнен полностью, свободные места берегут для новых фигурантов громких уголовных дел.

А между тем в начале мая текущего года Центральный районный суд Калининграда удовлетворил ходатайство об условно-­досрочном освобождении и бывшего заместителя директора ФСИН Николая Криволапова. Решение об УДО Криволапова уже обжаловали прокурор и представитель администрации колонии.

Ну а на сегодня лидерство в эстафете ньюсмейкеров у бывшего начальника перехватил еще один его бывший заместитель Олег Коршунов, за которым среди сотрудников системы закрепилась кличка «Пухлый». Его считали одним из самых жадных руководителей ФСИН. Видимо, не без оснований, так как в прошлом году его задержали по подозрению в коррупции. Экс­-заместитель Реймера не упускал ни одного шанса «срубить бабла». Что не­ удивительно, учитывая тот факт, что ФСИН является одной из немногих федеральных структур, обладающих правом заключать государственные миллионные контракты вне конкурса.

В настоящее время Олегу Коршунову Басманный районный суд Москвы продлил меру пресечения в виде заключения под стражей до 4 июля. Последний фортель замглавы ФСИН, ставший для него проводником в места не столь отдаленные,— растрата более 160000000 рублей путем, по одной из версий, отмывания через строительство СИЗО в Симферополе.

К чему готовиться региональным уфсиновцам, когда «наверху» регулярно происходят такие рокировки? Нетрудно догадаться, что ждет тех руководителей, которые избрали для себя принцип работы, схожий с деятельностью столичных «граждан начальников». Если повезет — светит дисциплинарная ответственность. Нет — здравствуй, «тюрьма-­тюрьмуха, дай кликуху…». Осталось дождаться, когда на «художества» региональных последователей «школы Реймера» обратят внимание соответствующие ведомства. Недавно в поле зрения редакции появился полковник Владимир Назаров, высокопоставленный региональный руководитель ФСИН, занимающий должность начальника УФСИН Курской области с 2013 года. В распоряжении редакции оказался комплект документов, наглядно демонстрирующий схему работы руководящей верхушки УФСИН. Почему верхушки? Да потому что без разрешения руководителей в этой службе точно ничего делаться не будет. В частности, в руки региональных журналистов попали собственноручно написанные заявления не только бывших заключенных. Но и тех, кто еще «досиживает» свой срок. Людей, чей рабский труд никто не оплачивал, хотя деньги на это выделялись. Не на рабство, разумеется. На госконтракты.

«В настоящее время я, ХХХ, осужденный ИК­9, с ноября 2014 года трудоустроен в бригаде «11 ­с» подсобным рабочим. За этот период проводились ремонтные работы по строительству швейных цехов, заработную плату не получал. До этого летом 2014 года проводили ремонт крыши мед. части, за работу также денег не получили, хотя должны были заплатить».

Однако сотрудники фирм и ИП, заполучивших эти госконтракты, не перекрывали крыши, не ремонтировали и не отделывали общежитие для сотрудников ФСИН. Исправно получая финансовые средства. Яркий пример — заключение госконтракта в августе 2014 года начальником курской «девятки» Буданцевым А.Н. с ИП Густилиным В.И. по ремонту кровли зданий ФКУ ИК-­9 УФСИН России по Курской области в поселке Косиново. Цена вопроса — 796000 рублей.

То есть ФСИН решил не пользоваться своими силами и навыками заключенных для проведения работ. Для перекрытия крыши обратились за «помощью» к ИП. Почему тогда на фото крышу ремонтируют заключенные?

Или вот еще один пример. На выполнение работ по изготовлению проектно-­сметной документации на реконструкцию общежития для сотрудников УФСИН России по Курской области был заключен контракт с ФГУП «СМУ», располагающимся в Республике Мордовия в поселке Явас на улице Камаева, на сумму 650000 рублей. Однако, по факту, проектно-­­сметная документация составлялась сотрудниками ООО «Курскпроект», который располагается в столице соловьиного края на улице Хуторской. Согласно данным, представленным в справке, в то же время в соответствии с условиями госконтракта на основании выполненных работ денежные средства в сумме 650000 рублей были переведены единым платежом в Мордовский РФ ОАО «Россельхозбанк» — получатель ФГУП «СМУ».

Не менее интересен другой государственный контракт, где врио начальника Капустин Николай Николаевич заключил контракт с неким Салыгиным О.В. по капитальному ремонту кровли общежития. Здесь цена государственного контракта, заключенного 29 апреля, составила около 1100000 рублей. Однако в графике производственных работ по капремонту кровли общежития демонтаж старого кровельного покрытия и устройство стяжки были произведены до заключения контракта, 20 апреля.

Не сходятся даты, да? Ну не демонтировали же крышу до заключения контракта свободные работники подрядчика? Согласно данным, имеющимся в редакции, работы на крыше начались с 20 марта, хотя договор был заключен через месяц, в апреле. «Подрядчиками» и «Строителями», правда, согласно фото с места событий, также оказались заключенные. Странно, не правда ли? Зачем выводить заключенных на крышу, если заключен госконтракт с ИП?

Да и в принципе ремонт — излюбленное занятие руководства регионального ФСИН. В 2013 году в ведомственном жилом доме на улице Пирогова, рядом с Курским СИЗО 1, произошла жилищно­коммунальная авария. Однако в этом доме совсем недавно на тот момент проводились ремонтные работы. Стоимостью 17 миллионов рублей, и гарантийный срок еще не был окончен. В 2014 году в том же доме произошла авария в одной из квартир на втором этаже. Дом затопило, и 17 квартирам, а также коридорам на первом и втором этажах потребовался срочный ремонт, который вынуждены были осуществлять за свой счет и в свое свободное время рядовые сотрудники. Возникает логичный вопрос: что же это был за ремонт на 17 миллионов, если еще до истечения срока гарантии произошла авария, из­-за которой люди остались зимой без воды и отопления?

В распоряжении журналистов также оказалось обзорное письмо о нарушениях, выявленных в ходе документальной ревизии финансово-­­хозяйственной деятельности УФСИН России по Курской области в период с 2013 по 2015 год. Письмо — название формальное, потому что на деле документ выглядит как небольшая повесть о двухлетних недочетах работы, изложенная на 19 страницах. По итогам общая сумма финансовых нарушений только пенсионного обеспечения за ревизуемый период составила 257,4 тысячи рублей (недоплат — 200,6 тысячи, переплат — 56,8 тысячи). Сумма, возникшая в результате нарушения порядка ведения бухгалтерского учета, составила 817,4 тысячи рублей.

В справке по проверке отдельных вопросов финансово-­­хозяйственной деятельности ФКУ ИК-­9 УФСИН Россиипо Курской области тоже есть немало примечательных фактов. Вот, например, госконтракты с неким ИП Антоновым, в которых оказалась диагностика посудомоечной машинки «Торнадо МПУН­2000». В принципе, «посудомоечная машина» в местах лишения свободы звучит довольно комично. Тем не менее злосчастную посудомоечную машину сначала диагностировали и ремонтировали на 28000 рублей. А почти через пять месяцев снова проводили диагностику и ремонт, но уже на 54380 рублей.

Из справки по проверке отдельных вопросов финансово-­­хозяйственной деятельности ФКУ ИК-­9 УФСИН России по Курской области: «Так, по контракту от 30.06.2014 № 47 срок выполнения работ установлен с 30.06.2014 по 04.07.2014. Услуги оплачены на основании акта о выполнении работ от 01.07.2014 на сумму 28000 рублей. Оборудование установлено в столовой для спецконтингента. Однако в период выполнения работ, определенных контрактом, в книгах учреждения отсутствуют данные о выдаче пропусков представителям подрядчика. Условия контракта предполагают замену неисправных водонагревателей, но пропуски на внос каких-­либо материалов для ремонта не выписывались».

Это же надо — «столовая для спецконтингента». Интересно, а теннисных кортов для спецконтингента в курском СИЗО нет ли случайно? В общем, как нам кажется, занятие бизнесом для руководителей регионального ФСИН может оказаться не самым благонадежным делом. Хотя времена тяжелые: все крутятся как могут. Но действовать по образу и подобию господ Реймера и Коршунова не стоило бы. Если, конечно, нет желания сменить служебный кабинет на улице Димитрова в Курске на комфортабельную камеру­-квартиру в центре Калининграда.

Впрочем, руководитель УФСИН Курской области, полковник Владимир Назаров, с которым нашим региональным коллегам удалось встретиться, чтобы получить комментарии по вышеозвученным вопросам, начисто отметает любые обвинения в свой адрес и адрес коллег. Вот, что он сказал редактору «МК Черноземье», комментируя ситуацию:

Фото: http://46.fsin.su/rukov/

«По существу того, о чем вы говорите, неоднократно уже приезжали самые различные проверки. И ведомственные, из ОСБ ФСИН, и из других служб, куда на меня неоднократно писались, да и сейчас, я уверен, пишутся анонимки. Даже тайно в пятницу вечером приходили, выясняли, опрашивали сотрудников по поводу моего дома, какого-­то крыльца кованого и кузнецов, незаконных выводов заключенных на работы. Но ни один из этих «жареных фактов» не подтвердился. В противном случае я бы, наверное, сейчас с вами не разговаривал, да?

У меня, конечно, есть какие­-то предположения о том, кому это может быть интересно и почему. Всегда есть обиженные люди. Я же не рубль, для всех приятным быть не могу. Не думаю, что есть смысл как­-то комментировать, вдаваться в подробности, называть имена или фамилии. Кстати, а вы не думаете, что ваше СМИ просто пытаются «в темную» использовать, чтобы решить какие­-то личные вопросы? Связанные с условно­-досрочными освобождениями или назначениями каких­-либо сотрудников ФСИН на должности? Но даже если это и так, попытка обречена — все это решается исключительно в рамках закона и в рабочем порядке. Никаких «околозаконных» мер или решений я никогда не принимал и принимать не буду».