Курский профессор раскритиковал систему образования

31.03.2020 в 17:00, просмотров: 7419

«Заглянем в Закон «Об образовании в Российской Федерации». И мы не найдем там цели образования. А если мы не знаем цели современного российского образования, то какое образование мы строим?» В этом вопросе, пожалуй, и заключается суть предлагаемого читателю материала…

Курский профессор раскритиковал систему образования
Меньшиков Владимир — доктор педагогических наук, профессор кафедры теологии и религиоведения КГУ

И ответ на него есть: «Цель российского образования — формирование всесторонне развитого творческого человека. Это высокоразвитый духовно, нравственно, интеллектуально, эстетически и телесно, творческий и созидающий человек; труженик и заботливый семьянин, гражданин и патриот России, принимающий судьбу Отечества как свою личную, осознающий ответственность за настоящее и будущее своей страны, укорененный в духовных и культурно-исторических традициях многонационального народа России; человек, способный успешно жить в постоянно изменяющемся обществе, творчески преобразовывать окружающую среду, совершенствуя себя».

Не правда ли, удивительно — ни слова про толерантность, про развитие у школьников конкурентоспособности, про образовательные услуги… Кажется, что это цитата из морального Кодекса строителя коммунизма или чего-то подобного? Но нет.

Это цитата из проекта Концепции развития образования в РФ, написанной профессором Курского государственного университета, доктором педагогических наук Владимиром Меньшиковым в соавторстве с доктором исторических наук Сергеем Перевезенцевым.

Любопытно, что работа ведется в рамках Всемирного русского народного Собора, на сайте которого проект и опубликован. А недавно Владимир Меньшиков дал интервью газете «Завтра», где подверг жесткой критике существующую систему образования, впрочем, отметив и некоторые достоинства.

Так как тема имеет большой общественный интерес, предлагаем вниманию читателей с разрешения профессора выдержки из его большого интервью.

— Почему России необходимо иметь лучшее образование в мире?

— Во-первых, потому, что Россия сегодня оказалась в том состоянии, когда ей, для того чтобы выжить, необходимо быть не только самой сильной, но и самой умной страной.

Участники программы учебной и научной стажировки в Европе (Прага)

Во-вторых, потому, что мир сегодня вступил в стадию не просто неопределенного развития — мир всегда развивается неопределенно, — а ускоренного неопределенного развития. И у нашей страны должно хватить ума успевать разумно реагировать на эту ускоряющуюся неопределенность.

Именно поэтому мы и разработали в рамках подготовки общей стратегии развития страны до 2050 года, которую ведет Всемирный Русский Народный Собор, Концепцию развития образования в Российской Федерации.

— А что в образовании нужно сделать в первую очередь?

— Принять базовый документ развития всего российского образования. А пока нет такого документа, то все наши решения, даже самые хорошие, будут скорее ухудшать ситуацию, нежели ее улучшать.

Самый простой пример. В образовании совершенно необходим контроль. Но контроль, который вписан в общую концепцию образования. А сегодня контроль, ставший самостоятельной структурой, стал ужасом образования. Остается ли у вуза время на обучение студентов перед проведением аттестации?

Так совершенно необходимый в системе образования, да и в любой системе, ее компонент превращается не в средство развития, совершенствования образования, а в нечто прямо противоположное.

— В чем Вы видите главную проблему в развитии отдельных уровней образования?

— Главное в том, что мы не можем конкретно сказать, в чем заключается сущность каждого уровня образования, и конкретно определить его цели, его задачи, его содержание, его технологии в каждом конкретном направлении.

— А самая большая неопределенность?

— В высшем образовании. Мы лихорадочно вводим разные новации, но они, как в шахматах в ситуации цугцванга, только ухудшают общую ситуацию.

Начнем с двухуровневой системы высшего образования. Кто может сказать, в чем ее смысл? Да, какой-то смысл в ней найти можно: на первой ступени дается общее профессиональное образование; на второй, в магистратуре, — специальное.

Но если спрашивать конкретно: зачем, например, в педагогическом образовании нужны эти ступени? Студент учится на учителя начального или дошкольного образования. И куда он пойдет работать после окончания того и другого уровня? В один и тот же детский сад или начальную школу. Тогда зачем ему эти совершенно искусственные уровни?

— Чтобы войти в мировое, европейское образование.

— Но зачем для этого корежить свое высшее образование? Давайте после шести лет высшего образования, если студент успешно закончил вуз, успешно защитил дипломную работу, присваивать ему первое ученое звание — магистр. И мы входим в европейское образование.

Но при этом давайте восстановим единую систему высшего образования, потому что она и проще, и надежнее, чем двухуровневая. И если мы боимся перейти к одноуровневой системе в других направлениях вузовского образования, давайте перейдем на единую систему высшего образования в педагогическом образовании, где искусственность двухуровневой системы образования видна, как нигде.

— Проблема высшего образования только в двух уровнях?

— Конечно, нет! Гораздо большая опасность заключается в том, что в системе высшего образования практически ликвидировано общее образование, которое в советском вузе не только давало общие знания, но и формировало советского специалиста: советского инженера, учителя, врача и т.д. Теперь этого нет.

А подобная система необходима, потому что вузовское образование приходится на юношеский возраст человека, и значит, его общее развитие не заканчивается с поступлением в вуз — оно должно продолжаться и в вузе.

Студенты колледжа коммерции, технологий и сервиса КГУ организовали представление кукольного театра «Технарики»

Конечно, вновь вопрос вопросов: что мы должны дать в вузе как абсолютно необходимое для студента в рамках общего образования? И как мы должны профессионально воспитывать студента?

Подчеркну: не обучать профессионально, а воспитывать профессионально. Проблема почти не решаемая, потому что мы упираемся в отсутствие общей идеологии страны.

— Какую самую важную проблему развития российского образования вы видите?

— Принять государственную Концепцию, или Доктрину, или Стратегию, в данном случае не важно, как назвать, развития российского образования. Тогда сразу станет ясно, какую систему образования мы должны будем строить, в каком направлении мы должны будем его развивать.

— Не трудно назвать недостатки существующего образования. А есть ли у него достоинства?

— Безусловно. Среди достоинств современного образования — выстраивание системы творческой работы школьников и студентов; восстановление системы дошкольного образования; расширение системы дополнительного образования; создание и развитие системы патриотического воспитания; развитие волонтерского движения, создание системы работы с детьми, имеющими проблемы в своем развитии и т.д.

— А каков самый главный недостаток?

— Неопределенность развития российского образования, да и страны в целом. Никто не может сказать, какую страну мы строим сегодня и какой она должна быть, скажем, через десять лет. И в силу этого мы не знаем, каким должно быть российское образование.

В нашем недавнем прошлом такого не было. В Советском Союзе строили коммунизм. И страна знала цель образования, цитирую по «Основам законодательства Союза ССР и союзных республик о народном образовании»: «Целью народного образования в СССР является подготовка высокообразованных, всесторонне развитых активных строителей коммунистического общества…».

Вы скажете: идеология. Но ведь страна реально такое общество строила, и соответственно этому она такое образование организовывала.

Заглянем теперь в Закон «Об образовании в Российской Федерации». И мы не найдем там цели образования. А если мы не знаем цели современного российского образования, то какое образование мы строим?

— Вы предлагаете систему образования, которая должна сделать нашу систему образования одной из лучших в мире. В чем ее суть?

— Сегодня нам необходимо создать всеобщее непрерывное образование на основе массового высшего образования. Это грандиозная задача, которую пока что никто в истории человечества не решал.

И для этого у нашей страны есть все три абсолютно необходимых предпосылки.

Во-первых, наша страна — страна великой классической культуры. За дореволюционный и советский период мы создали культуру, в самых разных областях сопоставимую только с античной культурой и классической культурой Западной Европы Нового времени.

Во-вторых, мы еще сохранили, несмотря ни на что, величайший педагогический потенциал. Хотя он катастрофически истончается. И если он исчезнет, то тогда мы ничего точно не сделаем.

В-третьих, мы имеем уникальный опыт создания целых уровней всеобщего образования: начиная с 30-х годов — всеобщего начального; в 50-е годы — всеобщего восьмилетнего, в 70-е годы — всеобщего среднего.

И не менее важный факт. В 30-е годы XX века мы создали классическую систему массового высшего образования, которая выпускала студентов больше, чем вся Западная Европа. И это притом, что до революции Россия по числу студентов уступала многим странам мира.

— Но сейчас, к сожалению, нам навязывают всякие «Форсайт-проекты» типа «Детство — 2030».

— Да, но все-таки у страны должен работать инстинкт самосохранения. Ведь хватило у нас ума, сил и воли создать современную российскую армию с самым современным вооружением.

Но современная, лучшая в мире система образования имеет не меньшее значение для благополучия страны. Значит, страна должна сознательно и целенаправленно развивать такую систему образования.

Как специалист, я прекрасно понимаю, как быстро опускается наше образование, хотя эти процессы еще не обрели необратимый характер. Слава Богу, и нижайший поклон нашим самоотверженным учителям, что мы еще удерживаем какую-то высоту.