Рваное легкое города: о местах, знакомых до слез

07.04.2020 в 18:05, просмотров: 299

Если Белгород представить живым организмом, то у нашего любимого Франкенштейна три легких. Именно так давно принято называть леса, рощи и парки. В Белом городе это парк им. Ленина, парк Победы и Архиерейская роща (вариант: урочище Архиерейская роща).

Рваное легкое города: о местах, знакомых до слез

В историческом центре — угодия имени Владимира Ильича, которому в этом апреле 150 лет, на полвека у Александра Каракулова. Одного уж нет, другой далече от срока аренды и ближе к банкротству.

Центровое «легкое» рвут элитными домами и многоруким, как Шива, рейдерством с федеральным целевым траншем на реконструкцию. Но это не наша тема, ее уже изжевали все, кому не лень, и от нее слегка попахивает и подташнивает.

Парк Победы — наиболее цельный и не застроенный олигархами дыхательный орган областного центра. Но он меньше размерами, и пессимисты намекают, что вот, мол, отметим 75-летие Победы — и там тоже что-нибудь эдакое возведут, и не только на месте снесенного частного сектора.

Нам кажется, что этот сарафанный фейк — вражеская деза. Строить там не очень удобно, да и с проспекта Хмельницкого слишком много пассажиров будут видеть непотребство и неправильно голосовать. Если, конечно, транспорт и пассажиры скоро поедут по главному маршруту.

А вот Архиерейская роща, которую тоже давно начали рвать стройками — место идеальное для партизан и партизанских проектов. Харгора далеко от всех ветвей власти (окромя областной прокуратуры), а само урочище давным-давно половодьями смыто в овраг.

Архиерейский дом

Смывалось оно долго, и поэтому старые деревья не пострадали, а новые спокойно наросли. На днях проверял: почти все на месте, как и в конце 60-х прошлого века, когда мы сюда из 28-й школы с уроков сбегали и где прыгали на лыжах с трамплинов в низ естественного амфитеатра.

А еще тут «харгородцы» не только жарили шашлыки, запивали их и свинячили, а иногда и загуливались до ночевки в дощатых домишках кемпинга, куда за рупь, трояк или бутылку сторожа пускали не только туристов. Но это сугубо летом: отопления не было.

Тут проходили вольные съезды мотоциклистов, большинство которых было из ближнего поселка Первомайский, тогда в черту города еще не входившего. Слова «байкеры» было еще не в ходу, но городским конкурентам там запросто могли настучать, и не только по спицам колес. Это они накрутили «мотиками» в самом низу большую цифру, почему эта поляна и называлась у нас «Восьмеркой».

Не думаю, что они догадывались, что их накрутка одновременно была похожа на знак бесконечности. Но всем казалось, что наш лесок бесконечен и будет разрастаться по периметру, и вверх, и вширь, и дойдет когда-нибудь до частных домишек Первомайского, а потом и до первых пятиэтажек Харгоры на улице 5-го Августа. Но увы…

А еще там проходили лыжные гонки и сдавались нормативы на 5 км, раз мы видели, как погиб после прыжка с упомянутого самодельного трамплина классно экипированный по тем временам лыжник. Просто влетел головой в дуб — и «Скорая» не доехала: крутой склон, частые деревья, и никаких асфальтовых троп, как сейчас.

Впрочем, прекратим «ностальжи» и «дежавю», а поговорим о будущем третьей франкенштейновской дыхалки. Тревожно за нее и даже страшновато. И не только из-за строительных картельных сговоров и вседозволенности разрешительных органов.

Полвека назад тут была длинная канавка от естественной «ливневки».Теперь это глубокий и стремительно растущий овраг, который мечтает стать ущельем и завалить нафиг строящийся над ним дом. Может, не сразу после постройки, а постепенно.

Сколько надо туда «КаМаЗов» грунта или щебня засыпать, пусть картель считает или ботаники, если склоны чем-то удерживающим оползни засадить возможно. На профанский глаз, устоить весь этот ландшафный подвиг будет стоить дороже, чем упомянутый дом.

Опять же повторюсь: тема «спальным районам дышать нечем» и «мамам с детьми и папам с собаками гулять негде» заслуживают отдельного разговора, как и темы «почему никто не прореживает, не заменяет на более подходящие породы» и «почему нет скамеек и пологих съездов для колясок с детьми и инвалидами».

Мы сегодня — об Архиерейской роще. Был там в феврале, дабы проверить, правда ли, что в этом високосном году пролески, которые ботаны (не путать с ботаниками!) называют подснежниками, зацвели уже в зимнем месяце. Убедился: правда (см. снимок), но не в массовом порядке. Нужно было поискать, поразгребать листву и кору.

Студенты недалеко расположенных двух милицейских учебных заведений студенткам нарвать уже могли, а бабки-торговки «краснокнижными» цветками — еще нет. Промысел этот старше меня, и когда они начали — не знаю. Помню только, что в советские времена их штрафовали, и они торговали из-под полы. Мы, из 28-й, не брали — знали, где растут.

Кстати, в начале нынешнего предизоляционного марта они уже рядом с домашними соленьями и перепродаваемыми овощами с «чичеринско-кавказского» рынка пролески ставили вовсю на своих примагазинных рыночках. Даже не припрятывали. Полиции уже не до этого было. Но сегодня мы опять не о том, а…Сами уже знаете!

В крайний куплет своей саги приберег самое интересное, сложное и мутное — историю. Часами сидел в интернете, обзвонил десяток мудрых людей — но задачу свою выполнил лишь, как в том анекдоте, — «на пятьдесят процентов». С названием рощи вроде разобрался, а с тем, кто тут посадил десятки вековых дубов — нет.

Сейчас на одинаковых по диаметру дубах (похоже, ровесниках) кто-то развешал бумажные таблички, закрытые скотчем (см.снимок). Я в них сильно сомневаюсь. Какая посадка в 1919 году? В разгар Гражданской, когда то Деникин красных гнал аж до Харькова, то они его выпихивали от Москвы в обратную сторону?

Или истребляемое местное духовенство решило оставить о себе последнюю память, или безвестные большевики отметили убийство епископа Белгородского Никодима (Кононова), совершенное в начале 1919 года? Кто не знает: 16 августа 2000-го года священномученик епископ Белгородский Никодим (Кононов) был канонизирован Архиерейским Собором Русской Православной церкви.

…А роща была названа Архиерейской не в честь одного священнослужителя. Десятилетиями или пару столетий была она церковной собственностью, где тогдашние владыки отдыхали после шумного пребывания в основной резиденции в районе снесенного ныне кинотеатра «Родина». Менялись владыки, а место тишины и отдохновения от мирского шума оставалось.

Не претендую на истину в последней инстанции, но упомянутые дубы, думается, посадили ДО революции, и не в беспорядке, а геометрически верно: рядами-аллеями или кругом. А уже потом их вырубали, или не все саженцы взошли, или те же богоборцы начали их истреблять, но посреди дела лень помешала, или тот же Деникин…

Краеведение белгородское в этом своем фрагменте во многом остается белым пятном, и мне помочь в моих изысканиях не смогли даже профи, которые в своих версиях тоже уверены не до конца. Поэтому буду очень благодарен, если отзовутся знающие и обладающие ДОКУМЕНТАМИ, а не словесными сказками и бумажными табличками.

Если мы, земляки, не расставим все точки в нашей исковерканной, ангажированной и насильно переделанной истории, за нас это никто не сделает. А сам предмет спора, в данном случае Архиерейская роща, будет размыта ущельем и застроена «элитными» микрорайонами с «зелеными насаждениями», как пишут в белгородской рекламе.

Тогда и спорить будет не о чем, и дышать без наших уменьшающихся городских легких будет затруднительно. Вам это ничего не напоминает из медицинской темы «злобы дня»?