Орловский библиофил разоблачил сенсационный миф

В коллекции Владимира Матвеева оказался уникальный экземпляр "Бесов" Достоевского

15 апреля 2016 в 11:53, просмотров: 1190

Последние две недели библиофильский мир стоял на ушах: на торги аукционного дома «Литфонд» были выставлены «Бесы» Ф.М. Достоевского, отпечатанные в 1935 году в типографиях издательства Academia и уничтоженные по цензурным соображениям. Глава аукционного дома «Литфонд» Сергей Бурмистров заявил, что это единственный уцелевший экземпляр, что «до сегодняшнего дня ни один коллекционер не только не держал книгу в руках, но и вообще не мог сказать наверняка, существует ли она». Именно поэтому ожидалась рекордно высокая цена покупки книги — 5 млн рублей. Однако не случилось…

Орловский библиофил разоблачил сенсационный миф

Вместе с орловским библиофилом Владимиром Матвеевым мы листаем легендарных «Бесов». Нет, не тех, что были выставлены на продажу. История книг серии Academia до сих пор походит на детектив.

Удивительная серия

Владимир Матвеев — известный коллекционер не только в Орле. Его коллекция книг Academia способна удивить многих библиофилов.

— Эту серию я собираю последние десять лет. Поводом стал случайно найденный при очередном разборе книг роман «Путешествие Гулливера» издательства Academia, — рассказывает орловский коллекционер. — Я тотчас вспомнил, как читал ее в детстве, что она была одной из многих в библиотеке отца, простого орловского бухгалтера, ни дня не прожившего без книги. Он собирал Academia после войны, а в начале 60-х был вынужден продать ее, когда тяжело заболел и семье не на что было жить. В память об отце и о детстве я поехал в Москву поискать «что-нибудь» из этой же серии. Судьба привела меня в книжный магазин на Фрунзенской. Там я приобрел сразу несколько книг. Потом еще… Потом были многочисленные аукционы, европейские распродажи… Остановиться невозможно, поскольку это действительно удивительная серия, каждая книга которой имеет свою предысторию, историю, а то и легенду.

Издательство Academia появилось в 1922 году как книжное издательство Петербургского философского общества при Санкт-Петербургском государственном университете. В 1929 году «Academia» перенесена из Ленинграда в Москву и преобразована в российское акционерное общество. Председателем редакционного совета стал Максим Горький. В 1937 году издательство закрыли. До сих пор оно считается лучшим среди советских во всех смыслах — здесь все были замечательны: художники, полиграфисты, дизайнеры, знатоки литературы, которые создавали совершенную книжную эстетику. Только представьте: нищая полуграмотная страна, которой нужна дешевая массовая книга, а тут — дорогая бумага, приобретенная за границей на валюту — кстати, до сих пор покупаем, суперобложки, шелковые ляссе, цветные обрезы, специальные коробочки, иллюстрации лучших художников страны, нередко вручную обработанные, именные и номерные экземпляры. Время подтвердило: они были правы, что делали именно так! И тогда, и сейчас эти книги доставляют абсолютное удовольствие даже от прикосновения к ним, хотя сегодня, казалось бы, уже мало чем можно удивить.

К великому сожалению, многое было уничтожено: то автор оказывался «не тот», то художник-иллюстратор не с теми взглядами, то составитель признан врагом народа, то автора предисловия признавали оппортунистом. Из-за этих потерь и трудно собрать всю серию. Говорят, никто не имеет полной коллекции. И в этом смысле сегодня все библиофилы равны.

Легендарные «Бесы» пополнили коллекцию Владимира Матвеева несколько лет назад.

«Бесы» и бесы

— Почему эта книга обросла легендами? Потому что тираж был уничтожен даже до чтения романа цензурой, — рассказывает библиофил. — Издание «Бесов» в стране социализма — романа-предсказания, романа-предупреждения, где критически разбираются идеи левого толка, в том числе и атеистические, обличаются «нигилисты и мошенники-социалисты», которых Достоевский и называет бесами, — это победа Максима Горького. Правда, лишь тактическая.

Дело в том, что в 1935 году в «Правде» появилось «письмо читателя» — некоего Д. Заславского, который выразил протест против издания «Бесов». «Громко выраженный испуг Заславского кажется мне неуместным: Советская власть ничего не боится, и всего менее может испугать ее издание старинного романа, — ответил ему Горький в той же газете. — Но, не устрашив Советскую власть и общественность, т. Заславский доставил своей статейкой истинное удовольствие врагам, и особенно — белой эмиграции. «Достоевского запрещают!» — взвизгивает она…»

В результате первый том книги был-таки отпечатан тиражом 5300 экземпляров, Горькому отправили персональный экземпляр и… пустили остальное под нож. Впрочем, как жизнь показала: несколько книг кто-то спас.

Я не знаю, кто и как вынес «мою» книгу из типографии в 35-м году, как мы сегодня понимаем, под угрозой репрессий. Ко мне она попала, благодаря интернет-аукциону. Ее владелец, житель Риги, просил за нее 20 тысяч долларов — около 600 тысяч рублей. Это огромная сумма, но я понимал, что другого шанса не будет. И купил. И вдруг узнаю, что «ни один коллекционер не только не держал книгу в руках, но и вообще не мог сказать наверняка, существует ли она». Пожалуйста, держите, листайте. Но осторожно — это действительно очень редкий экземпляр.

Редкие книги

«Бесы» — не единственная редкая книга Academia.

Думаю, мало кто видел вот эту книгу, например, — «Основания новой науки» Джамбаттисты Вико. Никакого отношения к российской истории она не имела, но была запрещена: взгляды итальянского философа на развитие общества не совпали с марксистской теорией, а значит, читать их было нельзя. Таких книг в мире — не больше десятка. Однако данный экземпляр наиболее ценен, поскольку он из личной библиотеки известного советского ученого А.А. Губера, который в те годы и перевел Вико на русский язык и написал комментарий. Скорее всего, он следил за ее печатанием и вынес ее из типографии тотчас, как она была сформирована, не зная, что цензура ее запретит, и все будет уничтожено… И сохранил, не побоялся.

Ко мне она попала из магазина на Тверской. Сказали, что принесла ее какая-то старушка. Наверное, кто-то из потомков...

Или вот, другая история. Шел 1936 год. К изданию подготовили трехтомный «Словарь псевдонимов русских писателей и ученых». Составитель — И.Ф. Масанов — библиограф, безумно любящий и знающий литературу. Он проделал колоссальную работу, на которую ушло несколько десятилетий и которая встречала немалое сопротивление. К примеру, когда в 1904 году Масанов обратился к русским писателям с просьбой раскрыть свои псевдонимы для обнародования их в его «Словаре», в газете «Русь» появился резкий ответ за подписью Абадонна (псевдоним А.В. Амфитеатрова), который расценил это как покушение на «литературную собственность» и назвал «одним из самых тяжелых литературных преступлений», попыткой, близкой к шантажу пополам с доносом.

Даже в советские времена, когда доносы были в чести, предполагалось, что словарь не поступит в открытое пользование и будет отправлен только в научные библиотеки. Однако даже этого не произошло. Вышел только первый том тиражом 300 экземпляров. И не потому, что кто-то из влиятельных людей испугался обнародовать свое имя, а потому что там оказались псевдонимы Л.Б. Каменева (до 1935 года — директора издательства «Academia»), Г. Зиновьева и прочих «врагов народа».

А вот у 19-томного издания Анри Ренье, французского поэта и писателя, изданного в 1924-1927 годах, другая история. Тираж томов разный — от 2500 до 5100 экземпляров. Эти книжечки в полном коллекционном состоянии практически не встречается.

Вы видите их в суперобложках, но на самом деле они были изданы без них, что нехарактерно для книг Academia. Посчитав, что это неправильно, их сотворил уже в 50-60-е годы большой любитель этой серии, библиофил Константин Николаевич Архипов. И, имея доступ к типографии Госстороя, где работал, отпечатал порядка 10 комплектов. Кончилось все плохо: он провел несколько дней на Лубянке и был уволен. Но если говорить о его идее с «суперами», Academia, которая и сама любила «похулиганить» нестандартными решениями, думаю, вполне была довольна неожиданным поворотом в истории этого сочинения.

Вообще, Academia — это такой мощный литературный и исторический пласт, с каким не сравнится, пожалуй, ни одно другое издательство. За каждым уникальным экземпляром стоят какие-то истории, которые сами по себе — то увлекательнейший исторический роман, то убойный детектив, то жуткая драма, то веселая комедия. И это помимо той эстетики, которую несет в себе книга — от внешнего вида, до внутреннего содержания. С удовольствием, которое получаешь от общения с этим богатством, не сравнится ничто — это я вам точно говорю, как человек, немало повидавший в этом мире.

— Полная коллекция Academia — это счастье?

— Пожалуй. Оттого мы все и стремимся к этой несбыточной мечте.




Партнеры