Полгода итальянской забастовки слесаря Стрекалова в Курске

Компания-инвестор всерьез планирует покинуть регион из-за... одного работника, парализующего ее деятельность

7 июля 2017 в 11:45, просмотров: 1983

В майской публикации «Слесарь-TERRORист» редакция «МК Черноземье» писала о слесаре Курского филиала АО «Электросетьстройпроект», который держал в страхе весь коллектив работников предприятия. Ну так вот, ситуация не изменилась и по сей день. Разве что усугубилась, и руководство компании серьезно рассматривает возможность закрытия курского подразделения. Таким образом, почти 200 курян могут оказаться без работы из-за одного «коллеги». Корреспондент «МК Черноземье» попытался лично выяснить у слесаря-нонконформиста причину его затянувшегося противостояния не только с нанимателем, но и с коллективом.

Полгода итальянской забастовки слесаря Стрекалова в Курске

Справка МК

Итальянская забастовка — это достаточно оригинальный вид протеста наемного персонала или государственных служащих по отношению к работодателю. Суть его в том, что все сотрудники соблюдают трудовое законодательство, исправно выходят на работу и как бы выполняют свои служебные обязанности. Поэтому придраться к ним с точки зрения закона невозможно, забастовки как таковой нет. Но вот обязанности свои этот персонал выполняет крайне медленно, использует все возможные поводы для того, чтобы затянуть работу, другими словами, имитирует процесс работы, сводя к минимуму результат.

Этот метод борьбы за свои права получил название итальянской забастовки потому, что впервые его применили итальянские железнодорожники в 1904 году. С тех пор он используется не только в Италии, но название за ним закрепилось именно как итальянская забастовка. Известно, что никакая должностная инструкция не может предусмотреть всех нюансов работы, поэтому всегда можно найти какие-то нестыковки и пункты, выполнение которых невозможно или затруднительно или вообще нигде не прописано… Используя такие «законные» пробелы в организации работы, сотрудники и «тянут резину», добиваясь своего и парализуя функционирование производства...

Напомним, основным героем, а вернее, антигероем публикации, неустанно пишущим жалобы во всевозможные инстанции, являлся слесарь Владимир Стрекалов. Этот кляузник, сотрудник крупной промышленно-инвестиционной компании, несколько видоизменил ход стандартной «итальянской забастовки», ведет которую уже без малого полгода. И по словам одного из сотрудников, не просто тихо саботирует работу, но и угрожает «разобраться, поставить на колени» чуть ли не любого в регионе, размахивая при этом кулаком с зажатым в нем массивным телефоном.

Между тем непрекращающиеся проверки из различных надзорных ведомств вынуждают руководство предприятия задуматься об «уходе» из Курской области и прекращении своей деятельности, оставив без работы более сотни человек. Редакцию заинтересовали настойчивость Владимира Стрекалова, который столь отчаянно «борется за свои права», и последовательность выбранной им линии поведения в достижении своей цели. Вот только какой линии? Коллеги слесаря оказались единодушными в своем предположении: тот просто хочет выбить у руководства предприятия деньги, при этом откровенно саботируя, то есть не работая с начала этого года.

Нам удалось повстречать самого Владимира Юрьевича, виновника затянувшейся травли работников АО «Электросетьстройпроект». Он вяло переругивался с двумя мужчинами, упрекая их в «тупости, забитости и неправильном подходе к жизни». Однако в глаза бросилось, что делал он это вяло, без энтузиазма, устало-заученно. На мои вопросы о том, каково чувствовать на себе «особое отношение» со стороны коллег и зачем вообще оно ему надо — играть роль провокатора в затянувшемся спектакле, слесарь ответил не сразу, но в лице несколько поменялся. Показалось, что передо мной стоит другой человек — смертельно уставший, задерганный, будто все время ожидающий некого наказания. Но, взяв в себя в руки, Стрекалов все же ответил: «Отстаньте от меня, писаки проклятые». И ушел, своей реакцией заставив усомниться в личной мотивации его поступков. Но если его заставляет так вести себя кто-то, то — кто? Возможно ли, что это близкий человек, использующий в свою пользу ошибку из прошлого слесаря? Его жена, например? Впрочем, нам сложно представить, чем бы эта женщина могла сподвигнуть мужа на весьма противоречивое, провокационное поведение и унылое существование в режиме пария, почти прокаженного, которого чурается весь коллектив. Однако ясно, что способна она на многое...

На Викторию Стрекалову, носившую до замужества фамилию Хардикова, и ее мужа в декабре 2015 года покушался родной отец, 70-летний Анатолий Хардиков. По информации из СК, пенсионер под действием спиртных напитков решил убить 44-летнюю дочь и зятя, с которыми у него испортились отношения. Пожилой курянин с кухонным ножом в руках отправился из своей квартиры на улице Черняховского в Курске в квартиру к родственникам, проживающим в соседнем доме. Хардиков воспользовался своим ключом и вошел внутрь. Он начал выяснять отношения с Викторией и ее супругом. Во время скандала Хардиков неожиданно достал нож и начал угрожать Стрекаловой. Женщина не ожидала такого развития событий и сильно испугалась за свою жизнь. В 2005 году Анатолий Хардиков отбывал наказание за убийство сестры Виктории, которую он зарезал. Курянка позвала на помощь мужа. Тот подбежал к пенсионеру сзади, повалил его на диван, после чего супруги прижали пьяного отца к дивану. Хардиков смог вывернуться и ударить ножом зятя в область левого плеча и лица. К счастью, супругам удалось выбить нож у дебошира и вызвать полицию. В апреле 2016 года уголовное дело в отношении рецидивиста-пенсионера было передано в Промышленный районный суд города Курска.

Несмотря на неудачу попытки пообщаться с самим слесарем Стрекаловым, нам довелось оказаться на первом судебном заседании по иску Стрекаловых к предприятию-работодателю в Промышленном районном суде города Курска, рассматривала который федеральный судья Перфильева. Виктория Стрекалова неоднократно требовала удалить из зала суда курских журналистов, однако суд не стал нарушать принцип открытости судебного делопроизводства.

Кстати, первым, что мы увидели в здании суда в день, когда проходило первое судебное заседание, была картина идиллической беседы Виктории Стрекаловой с одной из сотрудниц Трудовой инспекции. Беседа двух женщина шла крайне непринужденно и мало напоминала разговор официально-делового характера. Речь шла о пошиве одежды для сотрудницы ведомства в ателье, якобы принадлежащем Стрекаловой, но юридически оформленным на подставное лицо.

Первое заседание суда, как и попытка нашей встречи с «итальянским забастовщиком», также, по сути, ничем не закончилось. Да и не могло. Тяжба обещает быть нудной и долгой.

Пока же предприятие продолжает свою работу, а Владимир Стрекалов по-прежнему обостряет ситуацию в коллективе и не выполняет свои должностные обязанности. О том, как пройдут судебные процессы, мы сообщим в последующих публикациях. А пока напомним, что в прошлой публикации мы также поднимали вопросы о легитимности различных аспектов деятельности супругов Стрекаловых, в частности о сомнительном нотариальном соглашении, по которому долги кредиторам не выплачиваются. Однако в настоящее время редакции не известно о результатах изучения фактов, изложенных в публикации «Слесарь-TERRORист» сотрудниками правоохранительных органов.

Также, согласно данным на официальном сайте Управления Федеральной службы судебных приставов по Курской области, указанным в разделе «Банк данных исполнительных производств», у Стрекалова Владимира Юрьевича имеется задолженность в размере почти 240 тысяч рублей. Почему приставы не проявляют усердия в вопросе взыскания этих средств, нам также пока не известно.




Партнеры