Советник орловского губернатора Юрий Грымов призвал СМИ ему поверить. Пока не получается

01.03.2018 в 17:05, просмотров: 2754

В Орел на работу приехал Грымов. Да-да, тот самый, столичный режиссер. Но не в театр. И не снимает кино. Он советует. Должность такая: советник губернатора. По вопросам культуры. Сначала шли разговоры о том, что он будет начальником управления культуры — даже должность освободили, но не срослось. Теперь в культуре начальника нет, но зато есть советник. Очень активный. Не прошло и месяца со дня назначения, как он решил дать пресс-конференцию. Странно все: и то, что советники в принципе собирают пресс-конференции, и то, что не успел оглянуться, а уже «я считаю».

Советник орловского губернатора Юрий Грымов призвал СМИ ему поверить. Пока не  получается
фото: Елена Годлевская

Ноль! Ноль. Ноль!!

Орловские журналисты — народ, избалованный глупостями чиновников, а потому смешливый. Поскольку стабильности в руководстве области и города никакой, привыкли жить нескучно: все ставят под сомнение, иронизируют, недоумевают и даже троллят. А уж когда кто из власти критикует своих же — вовсе радуются, как дети: на ровном месте появляется повод позубоскалить. Юрий Грымов теперь чиновник, поэтому, когда он при характеристике работы регионального органа по культуре употребляет слово «идиотический», журналисты с радостью разносят это всеми доступными им способами. Не удержусь от этого и я.

«Управление по культуре находится в плачевном, идиотическом состоянии, — сказал советник губернатора в одном из интервью, а на пресс-конференции добавил: — Для меня очень много неожиданностей. Оказывается, в департаменте культуры (советник пока постоянно путает названия, на самом деле в Орловской области — не департамент, а управление. — Прим. авт.) есть человек, который занимается туризмом. Знаете, какой бюджет туда заложен на развитие туризма? Ноль! Ноль. Ноль!! Ну, бывает неудачный бюджет, ну маленький, ну неграмотный, но чтобы ноль?! То же на празднование юбилея Тургенева. Ноль!

Управление культуры, которое здесь существует, к великому сожалению, не выполняло тех функций и задач, которые должны были быть, на мой взгляд. Этого не существовало никогда. И то, что я сейчас вижу, те проблемы, которые существуют — в некоторой рассогласованности, не очень внятного плана, — это связано с тем, что об этом даже никто не думал. То, сколько выделяется средств на культуру, — катастрофа. Если так будет — ничего не будет».

Все правда, кроме «этого не существовало никогда» — на самом деле всякое бывало, и хорошее тоже. Впрочем, откуда Грымову об этом знать? Но все остальные его «открытия» — да, вполне совпадают с тем, о чем последние лет десять шумит орловская интеллигенция. Еще можно добавить пару нелестных слов о госзаданиях, губернаторских карточках, воровстве при капитальных ремонтах учреждений культуры, разрушении памятников истории и культуры, устаревших музейных экспозициях, отсутствии средств на закупку книг, экспонатов, музыкальных инструментов, нищих зарплатах в культуре и многом другом. Надеюсь, эти открытия у Грымова еще впереди. А пока…

— Должна быть реформа управления культуры. Это не обсуждается, — заявил советник. — Оно должно быть разделено как минимум на два комитета. Первый — это административно-правовой, который будет заниматься письмами, бумагами. И создать исполнительно-продюсерский центр, который будет заниматься культурно-массовыми мероприятиями, — так считает мастер театральных постановок, обретший чиновничьи полномочия.

Правда, кто будет в этой схеме заботиться о тех же музеях, библиотеках, домах культуры, пока не понятно. И должность руководителя управления культуры вакантна — нет ни желающих, ни желания власти и самого Грымова закрыть эту проблему.

— Вы что, думаете, это так важно? Что-то изменилось оттого, что его нет? Я говорил, чем занимается управление культуры — документооборот. Оно сейчас работает. Да, мы ищем человека, который мог бы всем этим управлять. Но именно вот этим органом. Поверьте — ничего не изменится. До этого кто-то у вас руководил культурой? Был же? Ну, вот его нету — что изменилось? Я считаю, что все то же самое, — заявил советник губернатора.

Есть все и… ноль

Постоянная нехватка средств на культуру стала для орловцев привычной. Все просто: область депрессивная и дотационная. Губернатор перед президентом отвечает за многое, но не за культуру, а потому именно ее оставляют без средств уже многие годы. Не пополняются библиотечные фонды, нет денег на обновление музейных экспозиций, областная филармония не имеет своего помещения, закрываются клубы на селе, зарплата работников мизерная.

Какие-то города и села в таких случаях ищут зацепку за какую-нибудь известную историческую личность или событие, чтобы раскрутить себя с точки зрения туристической привлекательности и заработать. На Орловщине есть все. Тургенев, Лесков, Бунин, Леонид Андреев, Фет, Апухтин, Пришвин, Благинина, Столыпин и Вяльцева, владыка Филарет и исследователь Арктики Владимир Русанов, Денис Давыдов и Ермолов, Михаил Романов и Николай Устрялов, Анна Керн и Зинаида Райх — более ста имен великих и знаменитых, имеющих отношение к этой земле и оставивших свой след в истории страны. И ничего. В лучшем случае — барельеф, бюст или памятник. Парадокс: именно в Орле сто лет назад был создан первый в СССР литературный музей — Музей И.С. Тургенева. И именно в Орле на 200-летие великого земляка этот музей закрыт на ремонт, а на празднование юбилея, объявленного всероссийским, деньги не заложены вовсе.

Здесь находится единственный в мире музей Н.С. Лескова с подлинными вещами писателя, уникальный и единственный Дом-музей Леонида Андреева, Музей И.А. Бунина с воссозданной из подлинных вещей парижской комнатой, Музей Т.Н. Грановского, Музей писателей-орловцев в старинном дворянском особняке, принадлежавшем племяннице А.А. Фета и наследнице И.С. Тургенева Ольге Галаховой, Музей изобразительных искусств с коллекциями картин из дворянских собраний и русского авангарда. Здесь сад, где нянька гуляла с маленьким Ваней Тургеневым, и здание мужской гимназии, которую бросил маленький Коля Лесков и которую блестяще закончил будущий «законодатель» школьной математики Андрей Киселев. Но ни к одному из музеев нет нормального подъезда, нет ни туристической карты, ни маршрутов, ни указателей, ни новых экспозиций, ни денег на приобретение новых предметов и реставрацию старых.

Юрий Грымов все хочет изменить. Правда, известные проблемы он почему-то подает как открытия.

Ноль пишем, девять нолей в уме

— Я уверен совершенно, что Орловская область может стать культурным центром, — оранжево поведал журналистам советник. — Кто-то скажет, что я мечтатель, что это нереально, но я для этого сюда и приехал, чтобы не то что мечту сделать былью, но реально сделать. В Орловской области активно развивается сельское хозяйство, делать это надо, и многое делается, но… Для того чтобы появился бычок, его надо выращивать, это время. А на туризме мы уже завтра можем зарабатывать для области деньги. То есть на культуре. Понимаете?

Поэтому мы можем уже завтра начать продвигать туристическую индустрию Орла, и сюда должны приезжать люди из Москвы, из ближних регионов. Мы сделаем это. И пешие маршруты, и сделаем современное, очень оригинальное туристическое мобильное приложение по главным

местам города — уже к концу августа будет готово, такого нет нигде в мире. Должна начаться жизнь библиотек, чтобы они получили второе дыхание. Чтобы люди в эти библиотеки приходили. И главная для меня задача — сформировать, утвердить, отстоять, что мы стали литературной столицей России. Орел будет литературной столицей России. И я прошу вас поддерживать это направление, — призвал Грымов.

Да кто против-то? Орловцы и придумали все это задолго до вашего приезда, а по поводу столицы даже решение горсовета было. Но все уперлось в пустую казну. С этим как?

«Мне надо сформировать команду и реальный бюджет следующего года, именно такой, чтобы культура стала локомотивом для области», — сообщил Грымов. И все выдохнули. «Реальный бюджет» для культуры — фантастика гораздо более крутая, чем литературная столица Орел. В реалиях на одно только переселение из аварийного жилья в областном центре нужно более 4 млрд рублей, которых нет. Сироты без квартир, села без дорог, главы администраций хватаются за голову: нет средств, чтобы повышать уровень зарплаты, как того требует президент… Разве что вложат деньги сам Юрий Грымов и его столичные друзья? Но тут советник поскромничал. Зато помпезно озвучил свои конкретные предложения. Лучше бы он этого не делал…

Встреча главы региона с деятелями культуры и искусства в администрации Орловской области в декабре 2017 года, в которой принял участие Юрий Грымов. (Фото: infoorel.ru)

Совсем ноль

Начну с грандиозных. Провести два театральных фестиваля — один международный LUDI и «Месяц в деревне». «Месяц! Не два дня, не неделю, а месяц театральной жизни. Это не значит только спектакли, это мастер-классы, встречи, круглые столы. Москва законсервирована и законцентрирована на саму себя. А здесь важно опыление. Оттуда люди должны приезжать сюда, а мы должны выезжать туда», — объяснил Грымов. Впечатлило. Целый месяц деревню Орел москвичи будут опылять. Ну а LUDI орловцы, вообще-то, проводят с 2010 года — непостоянство вызвано лишь отказами власти его софинансировать.

Рассказал советник о своих успешных переговорах с ректором ГИТИСа

Г. Заславским — дескать, вон какой я молодец, вон кого в деревню привезу! Но орловцы знают сего мужа, он входил в состав жюри фестиваля LUDI и не оставил восторженного впечатления.

Пообещал Грымов организовать и кинофестиваль. Типа, крутая идея. Однако в Орле она уже не раз была реализована, и успешно. Вот только в бюджете нет средств на ежегодное его проведение.

«Сегодня уже договорено, что каждый месяц, каждую субботу или воскресенье — мы это сдвинули на днях, — будут приезжать из области на автобусах дети в музеи и театры. Это решение вчера мы подписали. Это необходимо. А раз в квартал театры Орла должны ехать в отдаленные районы», — похвастал советник. Считаем: три театра за четыре квартала «опылят» 12 районов. На Орловщине их — 24. То есть селяне прикоснутся к искусству литературной столицы в лучшем случае один раз в два года. Не знаю даже, что сказать. Но, наверное, это лучше, чем никогда. Что касается школьников, то идея прекрасна, и важно ее реализовать, но дурной навязчивый вопрос: кто платить будет? За аренду автобусов, за бензин, за сопровождение? У кого отнимут деньги, чтоб сюда добавить? С кем на сей счет договорились?

Дальше — больше.

«Вот у вас есть прекрасный уникальный мост Александровский. Единственный, что я видел, в мире — некая земля над водой. Но люди у вас все равно ходят по тротуару — замечаете? Значит, что надо сделать? Изменить поток человеческий, значит, там надо разбить газоны — правильно? Где-то увеличить тротуарные дорожки, поставить туалеты, объединить зоны отдыха для детей и для людей более старших возрастов. Это реально сделать. У нас проект уже готов. Вы будете впечатлены этим проектом — как просто можно сделать красиво», — потряс журналистов Грымов. Еще раз: на мосту, к слову памятнике истории и архитектуры, поставить туалеты и разбить газоны. Потому что Юрий Грымов придумал, как правильнее ходить орловцам.

И что наша старина не дает покоя приезжим? Не так давно заезжему архитектору не понравилось, как люди ходят по исторической улице Болховской (ныне — Ленина), захотелось знаковое для орловцев место переделать в «самое красивое в мире». В результате появились саркофаги с туями, напрочь убит исторический вид — настолько, что даже пенсионеры готовы выйти на субботник и своими старческими руками снести это безобразие.

«А центр культурной жизни должен быть в театре Тургенева. Чтобы филармония раз в три месяца проводила там вечера, попытаемся сделать, чтоб там была жизнь… Вот свет не горел в театре. Спрашиваю, война, что ли, идет? Включили. Губернатор присылает вид из кабинета и сообщение: «Юрий, у меня никогда не было такого красивого вида из окна». А мы просто включили лампочки! Сейчас думаем сделать добавочные, которые на фасаде. Это что, стоит денег? Нет! Они ж за это не платят — платит область!» — рассказал о своей первой победе Грымов, даже не понимая, что на самом деле денег стоит все. И за вид из губернаторского окна раскошелится скудный бюджет, экономя на какой-то другой улице или на другом объекте. Потому что — ноль или близко к этому.

А еще кто-то заплатит за перенос остановки, если он состоится. Советнику, оказывается, не нравится, что до театра драмы семь минут ходьбы — он засекал. Это, оказывается, очень много. Надо ближе. Невинное сомнение — трасса пересечена перекрестками — заставило Юрия Грымова даже забыть о приличиях: «Если вас это возбуждает, то мы с вами можем отдельно остаться. Я вам покажу точку на карте». К слову сказать, я осталась — ну очень интересно же понять, насколько советник изобретателен. Однако до показа дело не дошло. Грымов тихо скрылся в туалете, а его помощник через плечо с раздражением бросил: «Понимаете, комиссия ГИБДД еще рассматривает этот вопрос!»

Вот и славно. Значит, есть надежда, что до дел странные идеи не дойдут. И строительство большого ЗАГСа на Дворянке не состоится, и вишневый сад останется в грымовских мечтах — советник объявил, что он появится «вдоль драмтеатра», а поскольку театр замурован в бетон и асфальт, при определенной настойчивости это могло означать что угодно…

Но самое впечатляющее предложение — учредить международную литературную премию. «Сейчас выбираем, имени кого. Можно сделать народное голосование, имени кого премия. И чтобы профессиональное жюри. И большой призовой фонд. Чтоб не выдавали кружку — понимаете, да? Выиграл кружку известный писатель из Австралии, пролетел пол земного шара, чтобы получить кружку. Должен быть нормальный призовой фонд, чтобы люди, писатели всего мира бились и за престиж, и за эту финансовую награду», — объявил Грымов.

Ну как тут не вспомнить строки бессмертного Гоголя: «<Манилов> думал о благополучии дружеской жизни, о том, как бы хорошо было жить с другом на берегу какой-нибудь реки, потом чрез эту реку начал строиться у него мост, потом огромнейший дом с таким высоким бельведером, что можно оттуда видеть даже Москву и там пить вечером чай на открытом воздухе и рассуждать о каких-нибудь приятных предметах. Потом, что они вместе с Чичиковым приехали в какое-то общество в хороших каретах, где обворожают всех приятностию обращения, и что будто бы государь, узнавши о такой их дружбе, пожаловал их генералами, и далее, наконец, бог знает что такое, чего уже он и сам никак не мог разобрать…»

Кукрыниксы, Манилов. Иллюстрация к поэме Н.В. Гоголя «Мертвые души». 1936-1937. (Histories.artmnt.ru)

Впрочем, что это я? В конце пресс-конференции, чтоб ни у кого не осталось сомнений, наш герой подчеркнул: «Все то, что я вам доложил, об этом, естественно, знает губернатор, с которым согласованы и одобрены все мои предложения».

…Во время диалога с орловскими журналистами Грымов призвал их «не убивать» и привел в пример журнал «Советский экран», где критические материалы заканчивались фразой типа «но вы работайте». Просьбы надо уважать. Работайте, Юрий Грымов. Посерьезнее. Если научитесь обсуждать свои советнические мечты с общественностью, чтобы не городить клумбы на мостах, а делать реальное дело, если найдете деньги на возрождение орловской культуры, орловцы будут только благодарны.



Партнеры