Вокруг современной педагогики слишком много мифов

Мне неизвестно, часто ли ей приходилось в свой адрес слышать такое определение, как перфекционистка... Как она это воспринимала — как комплимент или…

14.09.2011 в 12:05, просмотров: 3427

Стремление к совершенству в современной педагогике большинство из нас, возможно, воспримет, как идею бредовую, несбыточную, даже слегка sure (в переводе с французского — нереальную).

Вокруг современной педагогики слишком много мифов

Но, что ещё более странно, у неё это «доведение процесса до отличного состояния» получалось, и в будущем, не сомневаюсь, получится снова и снова…

Сенсация: класс пришёл в библиотеку!

Наталья Зубарева — заместитель начальника старооскольского управления образования по учебно-воспитательной работе, в недалёком прошлом — подающая надежды отличница старооскольского педколледжа. Колледж заканчивает с «красным» дипломом и глубоким пониманием, что педагогом ей суждено быть всегда. Потому что эта профессия Наташе очень нравилась. За колледжем последовал институт, самый женский факультет — филологический, законченный более чем блестяще: с приглашением продолжить образование в аспирантуре и рождением старшей дочери.

— Уж не зубрилкой ли Вы были, Наталья Николаевна? — Меня не смущает нелицеприятный вопрос, Наталью Николаевну — тоже. Она привыкла развенчивать мифы, царящие вокруг педагогической теории и практики. Вот и за мои взялась легко и играючи. — Существует мнение, что в пединституты поступают исключительно те, кому уж больше некуда… Стать учителем — это как заклеймить себя в несостоятельности. А Вы в педагогику зачем пошли?
— Я умею и люблю работать с детьми…

— Но так все говорят, только на практике получается по-другому…
— Расскажу вам такую историю. Однажды к нам в педколледж пришёл расстроенный директор одной из старооскольских школ: некому преподавать русский и литературу в шестых классах. И наш директор Тамара Павловна Беликова рекомендовала двух выпускниц. Одной из них была я. Мы работали взахлёб. В результате мой расхристанный и запущенный 7 «Г» однажды полным составом пришёл в библиотеку. У библиотекаря был шок: «Я их семь лет среди стеллажей мечтала увидеть, но… А тут всем классом… Наталья Николаевна, Вы им что пообещали?» Ничего не обещала. Нет никаких инноваций, никаких открытий. Истина стара: просто надо любить свою работу.

— И дети Вас за это уважали?! И полюбили русскую литературу? И начали читать Тургенева?
— За это. За знание предмета, за нежелание его вдалбливать в головы, мечтающие о компьютерах и прочих девайсах, за доказательство, что без русского и литературы в этой жизни очень трудно.
Я не могу провоцировать Наталью Николаевну на лестные отзывы в собственный адрес. Да она и не пойдёт у меня на поводу.

— Моя задача — прописная истина — научить. Чтобы научить, надо уметь уважать ребёнка. А уважение порождает доверие. Ты веришь, что твой ученик всё поймёт, всё сможет. Ты только помогаешь. Слегка. Чуть-чуть.

В плену мифов

— Наталья Николаевна, я ведь к интервью готовилась, многое про Вас узнала. Скажите, так Вы уважали одного из своих старшеклассников, который страдал никотиновой зависимостью и с трудом высиживал 45 минут урока, который хамил учителям, обижал одноклассников?
— Уважала. Считалась с его слабостью, но только некоторое время. Вместе мы победили этот недуг. Никогда не ругала его прилюдно. Не знаю, курит ли он сейчас, но когда встречаю, мне нравится, что говорит он на правильном и даже красивом русском языке. Есть у меня ряд таких вот маленьких побед. И они мне очень дороги. Дороже всех наград и званий.

— Вы были молодым педагогом. И Вас сразу поставили в старшие классы…
— Да Вы не просто в плену у мифов, Вы уже в оккупации. Это не правда, что в педагогику идут одни неудачники. Среди моих сокурсников было множество ребят и девчонок, которые пришли в профессию с желанием, убеждением учить и воспитывать новое поколение, хорошо понимая разницу между ними и нами. Не ныть в стиле «Ну и молодёжь пошла...» (кстати, самый живучий миф, что очередное поколение развенчивает авторитеты предыдущих). Миф, что молодой педагог мало что может, а оттого и бежит из школы, проклиная её. Школа — это жёсткая система отбора, и она выбросит как раз тех самых неудачников, что пединститут выбрали как самый ближайший к дому… У нас трудная профессия, но работать, знаете, вообще нелегко… Если работать…

— Если пытаться всё довести до совершенства.
—  Я понимаю, что это невозможно, но очень хочется...
Отличие профессионалов:  яростно защищая профессию, они как никто видят её недостатки. Со временем Наталья Николаевна стала понимать, что выявить индивидуальность ученика, его таланты в большей степени помогает дополнительное образование, или вторичное, как его ещё называют. Появился интерес, подтвердились многие догадки. И вскоре стало ясно: вопрос дополнительного образования она уже не может решать факультативно, когда остаются свободные минуты от школы и семьи. На перемены Зубарева легка: и вот уже она руководит одним из старооскольских центров дополнительного образования. Успехи учреждения были столь значительными, выявление талантов у самых маленьких воспитанников — столь эффективным, что Зубареву начали отмечать. О ней заговорили. Имя Натальи стало брендом не только в Старом Осколе. На кафедрах Белгородского госуниверситета она    желанный гость. Ей предложена тема для диссертации. Два года назад она успешно защитилась, став кандидатом педнаук.

Конечно, мимо такого талантливого педагога не мог пройти бывший тогда начальником управления образования Юрий Паршуков. Наталья Николаевна получила приглашение стать его заместителем.
 

«Я абсолютно против»

Она постоянно поднимает свою профессиональную планку. Она учит этому самосовершенствованию своих коллег. Продолжает изучать ресурс дополнительного образования. Продолжает родительский ненавязчивый всеобуч, разъясняя, что педагог — не обслуживающий персонал, а профессионал высокого класса. И, конечно, это совершенно очевидно, что именно ей — Наталье Николаевне Зубаревой — молодому, умному, весьма перспективному учёному, администратору и педагогу быть кандидатом в депутаты ГД. Праймериз в родном Старом Осколе она одолела легко. Изящно. На очередной встрече с избирателями ей задали каверзный вопрос: «А вы за отмену ЕГЭ?» Понимая, что скажи она «за отмену», зал бы взорвался аплодисментами… Но Зубарева твёрдо на выдохе в микрофон громко произнесла: «Я абсолютно против». И аргументировала: «Судя по себе, мы совершаем грубейшую ошибку. То, что могли прошлые поколения, не даёт представления о возможностях наших детей.  Что мы узнаем о выпускнике школы, если он три часа будет писать сочинение на тему «Война и мир»? Ничего. И совсем другое дело тестирование. Прежде всего, дети для себя должны иметь представление об объёме своих знаний. Это знание должно быть у педагогов, у государства. ЕГЭ на сегодняшний день самый совершенный инструмент для понимания, кого мы выпускаем из школы».

— Наталья Николаевна, давайте представим, вот стали Вы депутатом. И что?
— Я буду лоббировать вопросы прирастания детских садов. Они нам нужны как источник дошкольного образования. Ещё несколько лет, и станет совершенно очевидно, что без него нет полноценного среднего образования. Просто послушный ученик, ученик в качестве сосуда, который наполнят знаниями, сегодня уже никому не интересен. Время требует ребёнка с развитыми приоритетами. Это прерогатива дополнительного образования. Я за профессиональные вожатские школы, ибо летом наши дети ничего не имеют против активного отдыха. И я за отмеченный профессионализм учителя. То есть за прирастание зарплат и соцпакетов.