Второе пришествие Торквемады и Святой инквизиции

Почему следователи СКР не реагируют на сигналы Гаранта Конституции

28.08.2017 в 23:31, просмотров: 2512

«Бизнесменов нельзя заключать под стражу, если против них не ведутся активные следственные действия. А бизнес-объединения должны получить право защищать интересы своих членов в суде…» — такое заявление сделал в Амурской области президент Владимир Путин 3 августа в ходе своей рабочей поездки на Дальний Восток. Словно в пику ему спустя пару недель сотрудниками СК России был арестован по «предпринимательской статье» Кирилл Серебренников. Надо отметить, что региональные управления силового ведомства не отстают от федеральных коллег и арестовывают предпринимателей по-прежнему. Словно демонстрируя некое всесилие и то, что слова президента для следователей СКР — не более чем сотрясание воздуха.

Второе пришествие Торквемады и Святой инквизиции

Мнение Путина — не указ?

«Часто при обращении в суд за продлением меры пресечения представители следствия не предъявляют убедительных доказательств того, что следствие вообще ведется, что предпринимаются следственные действия, — отметил Путин. — Считаю абсолютно обоснованным, если при отсутствии активных действий по ведению следствия граждане, находящиеся под арестом, имею в виду предпринимателей, будут от заключения под стражу освобождены. Это нужно отработать Верховному суду и Генпрокуратуре, если потребуется, внести изменения в Закон. Главное, чтобы решения были приняты оперативно… Действующее законодательство предусматривает особый порядок применения мер, обеспечивающих проведение следствия в отношении предпринимателей. Но правоохранительные органы часто обходят эту статью путем возбуждения дел по другим статьям, в том числе по мошенничеству, и следствие ведется очень долго. Время от времени, спустя период, предусмотренный Законом, правоохранители обращаются в суд за продлением срока содержания под стражей…»

Казалось бы, посыл президента ясен и, с учетом экономической ситуации в стране, недвусмысленнен. Как и задача, поставленная в этом заявлении высшего руководителя России Верховному суду и Генпрокуратуре. Владимир Путин, правда, не упомянул Следственный комитет России. Что, видимо, и позволяет сотрудникам этого ведомства откровенно игнорировать мнение гаранта Конституции. За примерами далеко ходить не надо. Причем как на федеральном уровне, так и на уровне регионов.

Не повезло с фамилией?

14 августа курские региональные СМИ сообщили о задержании предпринимателя Николая Волобуева. Поначалу в СМИ появилась информация о том, что Николая Волобуева заподозрили в мошенничестве в сфере жилищно-коммунального хозяйства. По сведениям, распространяемым в Курске с подачи все того же СК, братья Волобуевы контролировали сферу ЖКХ в Курской области «при молчаливом согласии чиновников».

Но спустя несколько дней после ареста бизнесмена Следственное управление СКР по Курской области рассказало об инкриминируемых ему деяниях в форме пресс-релиза, размещенного на сайте управления. В характерной в последнее время для подобных сообщений безапелляционно-утвердительной форме.

Предпринимателю Волобуеву следователи СКР вменяют две более чем серьезные статьи Уголовного кодекса Российской Федерации — мошенничество и вымогательство. По версии следствия, Волобуев, занимая управленческий пост в одной из коммерческих фирм города, занимающейся установкой и обслуживанием лифтов, вывел из компании более 30 миллионов рублей. Как утверждается(!) в официальном сообщении, эти деньги он впоследствии обналичил через фирмы-однодневки и присвоил себе. Волобуеву, мол, удалось обмануть учредителя потерпевшей фирмы, предоставив фиктивные документы в бухгалтерию о якобы оказанных услугах.

Второй преступный эпизод, вменяемый Николаю Волобуеву, связан с вымогательством. Следствие считает, что предприниматель «под угрозой применения насилия получил от руководителя одной из коммерческих структур Курска право требования по долговым обязательствам на сумму более шести миллионов рублей». А заполучив требуемые документы, Волобуев якобы через доверенных лиц распорядился долговыми обязательствами. «Тем самым путем вымогательства получил имущественное право коммерческой организации в особо крупном размере», — отмечается в сообщении СУ СКР по Курской области.

Версия же того, почему был задержан господин Волобуев, активно обсуждаемая в Курске на самых разных уровнях, звучит гораздо короче и проще: «Не повезло с фамилией». Есть еще пара вариантов, контекстных вышеозвученному: «Брат пошел за братом. Следующие — их мать, а то и сыновья» и «Ну а куда следователям деваться, если есть четкая директива на корню уничтожить семейство курских мафиози Волобуевых».

Под всеми этими высказываниями подразумевается прямая связь ареста Николая Волобуева с арестом его старшего брата, произошедшим полугодом ранее, 7 марта 2017 года. И стоит отметить, что эта версия звучит гораздо реалистичней обвинений, выдвинутых следствием в отношении младшего из братьев Волобуевых. Однако для непосвященного читателя — небольшая предыстория.

Арест года

В отличие от регулярных арестов заместителей курского мэра Николая Овчарова или ареста заместителя губернатора региона Василия Зубкова, задержание Дмитрия Волобуева не перестает быть одной из самых обсуждаемых тем в Курской области. Ранним утром 7 марта в собственном доме сотрудниками СК РФ по подозрению в организации заказного убийства одного из лидеров регионального преступного мира Сергея Дилюкина при поддержке бойцов СОБРа был задержан Дмитрий Волобуев. 12 марта из изолятора временного содержания, опять-таки под охраной бойцов СОБРа, Волобуев был перевезен в СИЗО — судья изменил ему меру пресечения на арест.

Кто же такой Дмитрий Волобуев и почему интерес к его судьбе и дальнейшему будущему не угасает вот уже полгода? Вот что «МК Черноземье» писал на эту тему в марте 2017 года:

«Итак, кто же такой — Дмитрий Волобуев? Одни описывают его как безжалостного бандита, «хищника» каменных джунглей, имеющего под началом мощную, сплоченную группировку из тренированных бойцов. Человека, которого в достижении цели интересует лишь понятие «эффективность процесса», легко способного переступить через чужую жизнь, если того потребует ситуация. Жестокого, хитрого, изворотливого, демонстрирующего свою безнаказанность и связи с «сильными мира сего» из числа чиновников, депутатов, правоохранителей. Другие видят в Волобуеве бескорыстного мецената, спортсмена, порядочного бизнесмена, человека слова, обладающего огромной силой воли, преодолевшего тяжелейшую травму — ампутацию раздробленной взрывом ступни, после этого продолжившего тренировки, сумевшего восстановиться и вдохновить своим примером других.

…По одной из обсуждаемых сегодня версий, оставаться вне досягаемости любых карающих органов Дмитрию Волобуеву помогало то, что он находился в дружеских отношениях с одним из высокопоставленных сотрудников правоохранительных органов. Однако эта версия подвергалась тщательной проверке и своего подтверждения не нашла. Так что аналога громкого дела Шакро Молодого и генералов юстиции, только в меньшем, так сказать, масштабе, ждать не стоит…»

Как бы то ни было, с марта 2017 года Дмитрий Волобуев содержится под стражей в одной из одиночных камер курского СИЗО. На протяжении полугода список статей Уголовного кодекса, которые вменяются следователями СК этому человеку, неуклонно пополняется. О чем регулярно появляются сообщения на сайте Следственного управления СК России по Курской области. Волобуева обвиняют в двух заказных убийствах, поджоге автомашины, вымогательстве и покушении на мошенничество. Одно из преступлений, по версии следствия, Волобуев совершил вместе с вице-мэром Курска, бывшим главой ГУВД Николаем Зайцевым — оба обвиняются в вымогательстве у некоего курского «бизнесмена» 20 гаражных боксов стоимостью восемь с лишним миллионов рублей. Здесь стоило бы рассказать о личности заявителя по данному эпизоду Виталия Щелкунова, но не это дело является темой данной публикации.

Вымогательство, которого не было?

Вернемся к аресту Николая Волобуева и инкриминируемым ему преступлениям. Что касается вменяемого предпринимателю вымогательства, то уголовное дело по этой статье было возбуждено 10 августа по заявлению одного из соучредителей курской компании «Курсклифтстрой», господина Мяснянкина. Однако в своем заявлении господин Мяснянкин почему-то в качестве пострадавшего от угроз насильственного характера и действий предполагаемого вымогателя Николая Волобуева обозначает не себя, а директора ООО «Курсклифтстрой» господина Кургузова.

Только вот на сегодняшний день у редакции имеются доказательства того, что на момент возбуждения уголовного дела и предъявления обвинения младшему из братьев Волобуевых господин Кургузов не только не обращался с заявлением в правоохранительные органы, но и даже не был допрошен в установленном законом порядке. О том, что он является жертвой вымогательства со стороны Николая Волобуева, который, кстати, годом ранее фактически спас Кургузова от смерти, когда у него случился инфаркт, мужчина узнал чуть ли не из СМИ.

Чтобы узнать, как же вышло так, что жертва преступления не знает о том, что он жертва, «МК Черноземье» связался по телефону с господином Мяснянкиным, автором заявления о вымогательстве, которого, со слов господина Кургузова, не было.

В ответ на просьбу прокомментировать ситуацию, несколько смутившись, собеседник сказал, что никаких комментариев давать не будет, пояснять ничего не хочет, потому как «не имеет желания». В связи с чем редакцию очень интересует вопрос следующего характера: предупреждался ли господин Мяснянкин об уголовной ответственности за клевету и дачу ложных показаний, в результате появления которых один из фигурантов заявления оказался на нарах, а второй — чуть ли не в предынфарктном состоянии?

Помимо этой фантасмагоричной ситуации, в уголовном деле по факту вымогательства, которого не было, фактически самим следователем собраны и представлены доказательства, опровергающие саму возможность причастности Николая Волобуева к инкриминируемому ему преступлению. В частности, подписанное 31 июля 2015 года директором ООО «Курсклифтстрой» Кургузовым соглашение о зачете взаимных требований. Которое было реализовано в результате взаимной воли сторон, его подписавших, и на протяжении более двух лет никем не оспаривалось. К тому же господин Волобуев даже не являлся участником указанных соглашений и никакого участия в их заключении не принимал.

А кто же тут у нас мошенник?

Не менее абсурдная картина рисуется и с обвинением Николая Волобуева в мошенничестве. Это обвинение базируется на содержании заявления некоей госпожи Шеховцовой — учредителя ООО «Комплекс-лифт». Которой, как учредителю фирмы, управлявший ею младший из братьев Волобуевых причинил ущерб ни много ни мало аж в размере 39 000 000 рублей. В период с марта 2014 по конец мая 2017 года.

Что ж, надо признать, что господин Волобуев действительно работал в «Комплекс-лифте». И действительно — на одной из номинально управленческих должностей. Заместителем директора. Но — по связям с общественностью. Кто-нибудь где-нибудь видел когда-нибудь регионального пиарщика, управляющего, а значит, имеющего возможность обмануть работодателя на

40 000 000 рублей? Мы вот тоже таких не встречали. А учитывая, что господин Волобуев, якобы исполняя управленческие функции в ООО «Комплекс-лифт», начал совершать хищение денежных средств, принадлежащих госпоже Шеховцовой, аж за 16 месяцев до того, как был принят на работу в указанное общество на должность заместителя директора по связям с общественностью, согласно записи в его трудовой книжке, то он должен обладать поистине уникальными возможностями по перемещению во времени.

Кстати, следователь, занимающийся расследованием дела о мошенничестве, может этого и не знать, но, согласно законодательству, учредители обществ с ограниченной ответственностью не имеют имущественных прав на имущество учрежденного ими юридического лица. Что окончательно делает несостоятельной версию хищения Николаем Волобуевым денежных средств непосредственно у учредителя ООО «Комплекс-лифт» госпожи Шеховцовой. Так кто же и с чем в этой мутной истории занимается мошенничеством и подтасовкой фактов?

Продолжение следует…

Сказанное выше — далеко не все странности в истории с задержанием и заключением под стражу курского предпринимателя Николая Волобуева. И как ни неприятно это звучит, стоит признать, что версия ареста младшего из братьев Волобуевых в качестве рычага воздействия на брата старшего не лишена оснований.

Дмитрий Волобуев находится под стражей уже полгода. О результатах затянувшегося следствия по обвинениям в его адрес ничего не слышно. Никто из «многочисленных молчаливо соглашавшихся чиновников» за решеткой не оказался, за исключением господина Зайцева. А об эффективности неприятностей родным и близким в плане добычи признательных показаний в отношении самого себя хорошо известно еще со времен средневековых «охот на ведьм». Кто из родных Дмитрия Волобуева окажется за решеткой следующим? Бабушка или мать? Жена или сыновья?

А ведь до сих пор как-то не казалось, что руководитель СКР Александр Бастрыкин и его подчиненные мнят себя Торквемадой и святой инквизицией…