Курский координатор «Бессмертного полка России» Иван Хоров: «Не без глупостей, но без эксцессов»

В течение недели после шествия Бессмертного полка вскрывались неизвестные факты и подробности того, как проходил мемориальный марш в том или ином регионе России...

15.05.2018 в 16:56, просмотров: 755

По всей стране в этот раз 10 500 000 человек встали в строй «Бессмертного полка» с порт­ретами ветеранов. Именно эта внушительная цифра была озвучена вскоре после празднования Дня Победы.

И почти тогда же стало известно, что только в Москве должно было прозвучать около восьми взрывов, которые готовили террористические группы из Уренгоя, Сибири. А в Перми 9 Мая на шествии «Бессмертного полка» горожанам власти города запретили использовать Знамя Победы во время акции. Руководитель штаба регионального отделения ООД «Бессмертный полк России» в Курской области Иван Хоров рассказал «МК Черноземье» о том, как проходил марш «Бессмертного полка» в столице Соловьиного края.

Курский координатор «Бессмертного полка России» Иван Хоров: «Не без глупостей, но без эксцессов»
Фото: пресс-служба Администрации Курской области

«МК Черноземье»: Иван Александрович, расскажите, как проходило шествие «Бессмертного полка» в Курске? Пришлось ли столкнуться с непредвиденными ситуациями?

Самые «бессмертные»?

Иван Хоров: Издревле курская земля славилась своими воинами, и, может быть, поэтому к нам боится соваться нечисть? Ни с чем подобным тому, что было запланировано террористами в Москве, нам сталкиваться, к счастью, не доводилось. Но в этом году действительно была усилена охрана шествия. Это связано со всероссийской тенденцией увеличения количества его участников. Были поставлены дополнительные рамки по улице Гоголя, чтобы вливание в колонну по ходу шествия не было возможным. Администрация Курска провела большую информационную кампанию, были установлены щиты, баннеры возле дорог, которые информировали граждан о времени начала шествия. За что стоит сказать отдельное спасибо.

«МК Черноземье»: Ну то есть, с вашей точки зрения, все прошло ровно и без эксцессов? Вас лично ничего не смущало?

И.Х.: Конечно, я понимаю, о чем вы говорите. Многих смутил тот факт, который заметен на фотографиях: в начале 52 000-о­й колонны шли исключительно ВИПы. Рукопожатные куряне. Я не хочу называть их фамилии, думаю, вы и сами смогли их «опознать» на снимках.

«МК Черноземье»: Да уж, смогли... А чем объясняется такое подчеркнутое дистанцирование власть имущих от остальных? Разве шествие «Бессмертного полка» — это подходящее событие для демонстрации очевидной классовой сегрегации? Судя по-­всему —«да», раз вы это как­-то допустили...

И.Х.: Мы этого не допускали, но мы и не можем этому препятствовать. Изначально мы приглашаем всех на абсолютно равных условиях. Наше движение равноприближено и равноудалено ко всем и каждому. Но так сложилось, что все равны, а некоторые — равнее других. Да, сотрудники УВД перекрывали подход к колонне, но, несмотря на это, кому-­то было позволительно проходить через ограждение с разрешения администрации. Конечно, это вызывало определенное возмущение. Но препятствовать этому мы не могли, да и не хотели. Потому что 9 мая это делать как­-то неправильно. А до Дня Победы администрация с нами эти моменты не согласовывала. Как, впрочем, и все остальные нюансы.

«МК Черноземье»: А при чем тут администрация? Насколько я помню, отсутствие главенствующей роли в организации шествия у органов власти и административного ресурса — одна из основных черт маршей «Бессмертного полка»?

И.Х.: Да, так должно быть. И мы сами работали с нашими добровольцами. Кстати, в этом году нас поддержали сразу несколько организаций: «Волонтеры Победы» и студенческие отряды, которые несли флаги «Бессмертного полка», знамя «Бессмертного полка» и триколор. Кроме стационарных постов, на которых было задействовано около сотни человек, более 30 волонтеров-­медиков поддержали шествие, для их работы мы нашли медикаменты для оказания первой медпомощи. Точнее сказать, нашелся человек, который пожертвовал деньги, сделав это от чистого сердца.

Как золотухин­ский глава Путина опередил

«МК Черноземье»: Скажите, 52 тысячи человек — это число участников шествия в городе Курске, а в городах региона сколько участников собрал марш?

И.Х.: 56 000 человек стали участниками шествия в районах и городах Курской области. По сводкам УВД, итоговое количество участников — 108 000 человек.

«МК Черноземье»: Скажите, это с учетом всех шествий? Насколько нам известно, в Золотухино марш «Бессмертного полка» состоялся не 9, а 8 мая... С чем это связано?

И.Х.: Мы пока никак не комментируем этот момент...

«МК Черноземье»: Тогда прокомментируйте другой: насколько коммерчески выгодно проведение марша «Бессмертного полка»? Я говорю про плакаты, они же не бесплатно делаются? А стоят от 700 до 1200 рублей...

И.Х.: Откуда у вас такая информация о цене? Штендеры, которые изготавливали курские фирмы, стоили от 300 до 650 рублей. Я не знаю, насколько это коммерчески выгодно, но мы не устанавливали ограничений для желающих изготовить штендеры бесплатно. У нас есть фирмы­-партнеры, благодаря которым в этом году мы делали штендеры бесплатно. Это благотворительный фонд «Добро» и приемная депутата Васильева...

Детей не пустили на марш...чиновники?!

«МК Черноземье»: А как так получилось, что учащимся курской школы № 54 не удалось пойти на шествие? Насколько нам известно, там некоторые дети не смогли принять участие в марше «Бессмертного полка» просто потому, что им не сделали штендеры, а фотографии родственников отдали только 10 мая. С чем это связано?

И.Х.: Знаете, это беспрецедентный случай, мы с таким сталкиваемся впервые. К нам тоже обратились родители детей, у которых собрали фотографии и пообещали сделать штендеры. Мы попытались получить комментарий у директора школы, но нам ответили, что она болеет. Мы хотели понять, кто выступал с инициативой изготовления штендеров и почему она не была реализована. В минувший понедельник из разговора с завучем стало ясно, что виноваты в произошедшем чиновники администрации ЦАО Курска.

Добрая история

«МК Черноземье»: А что за история произошла с собаками? Точнее — с чиновницей по фамилии Сойникова и ее антагонизмом по отношению к четвероногим друзьям человека?

И.Х.: Знаете, это вообще должна была быть добрая и душевная история. 7 мая к нам обратилась хозяйка одного курского питомника с просьбой о том, чтобы служебные собаки прошли в колонне «Бессмертного полка». В других регионах уже применяли такую практику, и мы с радостью попытались поддержать женщину. Однако она рассказала, что обращалась и в администрацию, и в историко-­культурный центр наследия Курска. Но вышел лишь такой чиновничий «пинг-­понг» — ее отправляли из кабинета в кабинет. Однако нас обозначили как последнюю инстанцию. И в итоге около 10 четвероногих питомцев прошли в колонне со своими хозяевами. Некоторые были снаряжены военной экипировкой, а также медицинскими повязками с красным крестом. Они долго ждали, чтобы пройти в конце колонны. Но люди постоянно подходили, и в итоге сами сотрудники правоохранительных органов обратились к хозяевам собак, чтобы они не стояли и спокойно прошли в колонне. Участники шествия, кстати, радостно отреагировали на четвероногих питомцев. На следующий год эти люди планируют пошить экипировку собакам и 30-­50 собак вывести в колонну...

Как курская чиновница лошадей гоняла и с собаками «лаялась»

«МК Черноземье»: Люди­-то, может, и планируют. Но настрой некоей чиновницы, ярость женщины по отношению к лошадям и собакам, а также ее громогласное скандальное обещание «не пущать!» с этими планами мало сообразуются...

И.Х.: Да, действительно, в День Победы к колонне «Бессмертного полка» еще пытались присоединиться ребята, управлявшие повозкой с лошадьми. И как раз, когда Марина Сойникова, в тот момент еще вполголоса, прогоняла повозку, в ее поле зрения появились две девушки с собаками. И тут Марина Николаевна начала вовсю кричать и размахивать руками, во всеуслышанье обещая, что полиция будет выпроваживать всех, кто пришел с собаками. Вы знаете, некий представитель УВД даже принялся было выполнять приказ госпожи Сойниковой, но был остановлен мной. Я объяснил представителю правоохранительных органов, что мы не имеем права выпроваживать четвероногих питомцев с их хозяевами из колонны «Бессмертного полка», поскольку во времена ВОВ собаки вытащили с поля боя порядка 700 000 раненых бойцов, нашли около 4 млн мин, участвовали в разминировании 300 городов. И самую известную собаку по кличке Джульбарс, участника Парада Победы, даже пронесли во время исторического парада по Красной площади на кителе Сталина.

«МК Черноземье»: На этом инцидент был исчерпан?

И.Х.: Этот — да. Я подошел к Марине Николаевне и в присутствии правоохранителей попросил ее быть сдержанней и не выпроваживать людей из колонны «Бессмертного полка». От нее прозвучало что­-то невнятно-резкое «Ни в этом, ни в следующем году люди с собаками идти не будут» и «ветераны против, мы же не узников ведем!». Кого и куда водит госпожа Сойникова, мне неизвестно. Я попросил ее было уточнить имена этих ветеранов, поскольку у  меня закрадываются сомнения, что эта чиновница в принципе общается с ветеранами. Но мой вопрос уже был обращен в пустоту...

«МК Черноземье»: Как­-то не очень уважительно вы относитесь к одному из руководителей курского шествия «Бессмертного полка». Нам вот известно, что в этом году курская администрация предлагала «Бессмертному полку» принять участие в шествии «Бессмертного полка». Чиновники к вам со всей душой, а вы...

Читать по теме: Основатель «Бессмертного полка»: «Есть вещи, которые я не могу принять»

И.Х.: У «Бессмертного полка» нет и не может быть руководителя. Мы помним слова президента Путина о том, что акция родилась в сердцах людей, а не в чиновничьих кабинетах. И Владимир Владимирович не раз выражал надежду, что движение «Бессмертный полк России» не будет забюрократизировано. И на сегодняшний день упрекнуть нас в несоответствии этим надеждам нельзя.

Да, в ответ на нашу инициативную заявку о проведении шествия мы получили от лица исполнительной власти Курска «приглашение» за подписью все той же Марины Сойниковой. Ну что ж, бывает. Главное все-­таки, что удалось провести шествие хоть и не без глупостей, о которых вы спрашивали, но без инцидентов, хотя людей было на 5 000 больше, чем в прошлом году.