Игры с недвижимостью по-курски

Кто пытается лишить ресторатора денег и бизнеса

15.08.2018 в 09:36, просмотров: 1448

В одном из прошлых номеров «МК Черноземье» наши журналисты уже рассказывали о ситуации в Курске, сложившейся со зданием на Гайдара, в котором долгое время располагалсяь чешский ресторан «Козловица», а затем, после ребрендинга, — ресторан-караоке «Соловей». Бизнесмена, выставившего здание на продажу, нашли прежние владельцы недвижимости, которые теперь через суд пытаются повторно получить с него несколько десятков миллионов рублей. Журналистам «МК Черноземье» удалось выяснить новые подробности этого загадочного дела.

Игры с недвижимостью по-курски
Бывший ресторан чешской кухни стал предметом судебного разбирательства (фото: kursk.flamp.ru ).

Напомним, последним владельцем недвижимости в центре города был предприниматель Матвей Попов. В 2017-м он приобрел здание у прежнего хозяина — жителя Москвы Александрова, которому, в свою очередь оно досталось от курянина Владимира Гамолина. Решив продать недвижимость, Попов обратился за помощью к одной из юридических контор. Для проведения сделки им были переданы документы на здание. Каково же было удивление бизнесмена, когда вместо того, чтобы помочь ему заработать на недвижимости, компания выступила на стороне его потенциальных конкурентов. Документы Попова оказались у стороннего лица, которое подало на бизнесмена в суд за то, что тот якобы не рассчитался с предыдущим владельцем. Отбить атаку в тот раз оказалось несложно. Суд отказал истцу в удовлетворении исковых требований. Дальше — больше. Спустя непродолжительное время Попов снова был вызван в суд. На этот раз речь шла уже о двух исках. 7 июня этого года в суд обратилась Елена Гамолина, экс-супруга одного из предыдущих владельцев. Она требовала прекратить право собственности на недвижимость на основание того, что имущество было продано ее мужем без ее согласия. А уже 29 июня поступил иск и от самого Владимира Гамолина, сообщившего, что здание было продано и без его ведома, а договоров он ни с кем не подписывал. Мы попытались выяснить: кто же стоит за попытками отъема здания и был ли он вообще — этот отъем? Полученная информация оказалась достаточно интересной и наверняка даст немало пищи для размышлений сотрудникам правоохранительных органов.

А судьи кто?

Начать, пожалуй, следует со знакомства с Еленой Гамолиной, личностью достаточно незаурядной. В настоящее время она занимает пост начальника юридического отдела регионального операционного офиса ОАО «Банк Москвы» в Курске. Однако в открытых источниках в сети Интернет имеется и другая информация о ней.

Елена Анатольевна, как нам стало известно, имеет статус арбитражного судьи в отставке. Сложение полномочий не ведет к исключению ее из профессионального сообщества, а также к отмене достаточно солидных ежемесячных выплат. Однако все эти преференции судья в отставке может потерять, если решит заняться предпринимательской или хозяйственной деятельностью, войдет в число руководителей организации или будет выступать от ее лица в суде. При этом практика Верховного суда РФ показывает: даже занимая пост руководителя отделения или заместителя главы госкомпании, сохранить прежний статус порой не удается. Тем не менее информации о том, что Елена Гамолина более не является судьей в отставке и сложила с себя данный статус, мы не нашли. Как и не нашли на сайте Арбитражного суда Курской области ни одного документа по делам, участником которых была Елена Анатольевна. Упоминания о них есть, но все они сняты с публикации. Складывается ощущение, что новую должность она все это время удачно совмещает с удобным и оплачиваемым статусом. Насколько это законно и так ли это? Надеемся сотрудники соответствующих органов сумеют дать ответ на этот вопрос.

Еще более интересна деятельность Елены Гамолиной в качестве арбитражного заседателя. В почетные списки, насколько нам удалось узнать, ее включали в 2004 году и еще на два года в 2008-м. По всей видимости, эта работа приносила неплохой доход, намного превышающий доходы от официальной службы. Во всяком случае, в конце октября 2006 года Гамолина становится обладательницей почти 17% собственности земельного участка в элитном районе, на окраине Курска. Только кадастровая стоимость данной недвижимости на тот момент составляла несколько десятков миллионов рублей. При этом ни сравнительно небольшой размер надела, ни его высокая цена не помешали Елене Анатольевне в кратчайшие сроки, около трех недель, избавиться от собственности. И это с учетом того, что при столь скорой продаже рассчитывать на налоговые льготы ей не приходилось. Напомним: если земельный надел находится в собственности свыше пяти лет, от уплаты налога при его реализации собственник может быть освобожден. В данном же случае «потерять» на сделке Гамолина могла свыше миллиона рублей. Возникает закономерный вопрос: почему же «овчинка» стоила выделки? И еще вопросы: откуда взялись средства на столь дорогую недвижимость? Как удалось столь быстро найти на нее покупателя? Ведь, это важно помнить, и за в разы меньшую сумму реализовать даже половину дома или участка иногда не удается годами, а здесь речь шла менее чем о пятой части. Ну вот не интересны покупателям такие доли... Везение?

Вообще недвижимое имущество у Елены Анатольевны практически не задерживалось. Всего в разные периоды времени ею были приобретены квартиры в поселке Аккумулятор, на улице Ленина и проспекте Дериглазова (в долевой собственности с мужем), а также небольшой деревенский домик в деревне Курского района.Однако с наступлением 2017-го Елена Гамолина начинает спешно расставаться с квадратными метрами. Меньше чем за неделю она продает и свою недвижимость в поселке Аккумулятор, и квартиру на Ленина — дочери.

Примерно в то же самое время и так же поспешно с лишней собственностью начинает расставаться и супруг Елены Анатольевны — Владимир Гамолин. Помимо продажи в 2017-м году «Чешского ресторана» на улице Гайдара, из-за которого сегодня разгорелся спор, он накануне свершения этой сделки расстается и с еще одним коммерческим объектом — помещением в подмосковном Жуковском. Автопарк семьи примерно в то же время также отправляется на продажу. Возникает вопрос: что же стало причиной?

Ох, уж эти кредиты!

Как стало известно «МК Черноземье», проблемы у семьи Гамолиных начались со взятия кредита. На тот еще момент генеральный директор «Чешского ресторана» Владимир Анатольевич одолжил достаточно солидную сумму в ПАО «Межтопэнергобанк». Однако, пользуясь тем, что у кредитного учреждения была отозвана лицензия, расплачиваться по долгам прекратил. Временная администрация банка обратилась с претензией о выплате, однако Владимиром Гамолином данный документ был попросту проигнорирован. Кредит и по сей день числится незакрытым.

На что пошли вырученные с продажи одного только здания на Гайдара 10 деньги? — вопрос отдельный. Нам интересно другое. Каким образом Гамолину в принципе удалось выставить на торги здание, находившееся в залоге у банка? Что это? Следствие неразберихи, возникшей при отзыве лицензии у кредитной организации или сложная многоходовка, организованная самим бизнесменом? Не исключено, что решить вопрос со снятием обременения Гамолину поспособствовали его партнеры по бизнесу, о роли которых в этой истории мы обязательно расскажем в одной из будущих публикаций. Как бы там ни было, при продаже москвичу Александрову и далее — Матвею Попову здание поступило без обременений и по сути являлось «чистым».

Видимо, не до конца уверенный в том, что банк «забудет» долг по многомиллионному займу, Гамолин в 2017-м году принялся спешно избавляться от имущества, которое могло быть арестовано и далее продано в счет погашения займа. Те же шаги предпринимает и его жена Елена. Все остальное напоминает тщательно срежиссированную постановку в исполнении семейного ансамбля. Поверить в то, что каждый шаг в этом деле супруги не планировали заранее, нам — неспециалистам — достаточно сложно. Возможно, у следственных органов, которые, как мы надеемся, подключатся к разбирательству, будет свое видение ситуации. Пока же мы можем утверждать, что супруги Гамолины в какой-то момент своей жизни не только «устали» от лишней недвижимости, но и от общества друг друга и оформили развод. У каждого из них осталось в собственности по квартире, которую, случись что, как единственную жилплощадь, суд не сможет востребовать в счет долга. При этом жить супруги продолжили вместе. Был ли развод попыткой уйти от выплаты мужниных долгов? Вполне вероятно. Хотя Елена Гамолина, как экс-судья, не могла не догадываться, что, несмотря на развод, она оставалась бы соответчиком в данном споре наравне с мужем, займись рассмотрением этого дела суд.

Еще один вопрос, который также пока остается без ответа: почему банк, выдавший кредит на более чем внушительную сумму, настолько не заинтересован в получении средств? Отзыв лицензии — это понятно, но ведь права в таких случаях передаются преемнику. Неужели тот ограничился единственным письмом с претензией о невозврате кредита и на этом успокоился, даже не получив хотя бы смутных обещаний о выплате? Или подозрения в мошенничестве возникают только у журналистов? Или кредитная организация решила «похоронить» эти деньги, опасаясь, что когда дело дойдет до арбитража, то иск будет проигран из-за вмешательства коллег Гамолиной? Так они, помнится, поводов для беспокойства до сих пор как-то не давали. Да и кто именно будет рассматривать дело на этапе, когда даже следствие не начиналось, говорить преждевременно.

Но вернемся к продаже «Чешского ресторана», который сегодня супруги пытаются перехватить у нынешнего владельца, затеяв с ним тяжбу. Напомним, что, избавляясь от этой собственности, Гамолины предпочли получить деньги наличными. Возникает закономерный вопрос: остальные квадратные метры они реализовывали по той же схеме? Так же — в обход банков и электронных счетов? И по какой цене? Не то, чтобы мы всерьез опасаемся того, что Гамолины забыли уплатить налог с продажи, но ведь забыли же они о продаже самого здания на Гайдара 10 в Курске. Оно понятно, когда проводишь столько сделок в столь короткий срок, запутаться не мудрено, да и одним объектом больше, одним меньше, как тут уследишь, когда у тебя столько недвижимости... Но все же на месте налоговых органов мы бы всерьез присмотрелись к поданным в апреле этого года декларациям семьи Гамолиных. Не забыли ли они отчитаться о масштабной продаже собственности и не оказались ли вырученные суммы ниже кадастровой стоимости?

О других интересных моментах, приведших к судебному разбирательству, мы обязательно еще расскажем в ближайших номерах «МК Черноземье». Настоящую же публикацию просим считать официальным запросом в Федеральную налоговую службу Курской области, Прокуратуру Курской области, ОЭБ и ПК УМВД России по Курской области, а также в Квалификационную коллегию судей. Мы просим дать ответы на следующие вопросы: имеет ли право Гамолина Елена Анатольевна совмещать занимаемую должность со статусом судьи в отставке? Нет ли преднамеренности в действиях супругов Гамолиных? Не забыли ли они отчитаться в налоговых декларациях о совершенных сделках с недвижимостью?