В Курской области отбирают землю

16.07.2019 в 18:07, просмотров: 23389

В Курском районе по обращению прокуратуры суд аннулировал право собственности на землю как минимум у 8 человек. Источники утверждают, что иски были своеобразными «пробными шарами» со стороны прокуратуры. В настоящий момент готовится свыше 200 аналогичных обращений в суд, а значит, еще сотни курян могут остаться без земли.

Выигранные прокуратурой суды сформировали «местечковую» судебную практику, которую и будут дальше применять районные суды при рассмотрении аналогичных дел. Использовать «передовой» курский опыт, наверняка, захотят во многих уголках нашей необъятной Родины.

Бедствие грозит вылиться в катастрофу вселенского масштаба, на фоне которой могут померкнуть проблемы обманутых дольщиков или «болотные» протесты. Политически недальновидные шаги прокуратуры и судов грозят обрушить и без того просевший авторитет власти и вылиться в массовые акции народного недовольства. Переломить ситуацию может только Верховный суд и политическая мудрость.

В Курской области отбирают землю


Как все было

Мы не будем приводить фамилии пострадавших от действий прокуратуры и судов людей, не будем указывать номера земельных участков. Прокуратура, которая в силу закона обязана отреагировать на эту публикацию и постараться защитить пострадавших, сама была инициатором и знает и фамилии, и адреса, и события. Следовательно, указание конкретики в данном тексте не несет никакой практической нагрузки. Скажем лишь, что все участки расположены в поселке Моква, непосредственно примыкающем к Курску. Ежели вдруг какой государственный орган засомневается в правдивости ситуации — мы готовы предоставить подтверждающие документы, коих у редакции накопилась целая гора.

Земельный кодекс во всех случаях обязывает предоставлять земельные участки через торг. Есть и исключения, но о них позже. И все до одного оспоренного участка, в полном соответствии с законом, были разыграны на аукционе, где победитель получал землю в долгосрочную аренду. Оговоримся сразу — разрешенное использование земельных участков (то есть цели, для которых предоставлялась земля) во всех документах обозначено как ЛПХ (личное подсобное хозяйство).

Личное подсобное хозяйство — это такое «резиновое» разрешенное использование, которое позволяет, по сути, использовать землю для своих личных потребностей любым доступным способом. Хочешь — можешь построить дом, хочешь — хозяйственные постройки. А не хочешь — можешь вообще ничего не строить, достаточно разбить на земле сад или огород, или даже пасти скот. Главное, чтобы использование земли было исключительно в личных, а не в коммерческих, целях. Ключевое для нас с вами то, что закон не требует возведения построек вообще и не увязывает законность использования с каким-то определенным видом строений.

И вот тут мы вспоминаем про обещанные законом исключения предоставления земли без проведения торгов. Основным и наиболее часто используемым является продажа земельного участка собственнику строения или сооружения, расположенного на нем.

И люди, естественно, использовали этот предложенный законом алгоритм. Кто-то построил фундамент, кто-то гараж. С оформлением всех необходимых на то документов (а это проект, разрешение на строительство, акт ввода и много чего еще). И, зарегистрировав право собственности в Росреестре, выкупили землю у муниципального образования. Как говорится канцелярским языком — обратили в свою собственность.

Справка МК Стасюк Татьяна Анатольевна, директор ООО «Национальный земельный консалтинг»:


«С точки зрения закона все эти объекты являются недвижимым имуществом. Формально изначальные сделки купли-продажи не нарушали законодательство. При этом суд, лишив граждан права собственности на землю, странным образом не вернул стороны к изначальному положению. С точки зрения закона, отмена сделки по возникновению права собственности должна была вернуть сделку по аренде земли. Однако из решений судов это не усматривается».

Позиция власти

Прокуратура Курского района решила, что выкупить землю собственники могли только после постройки жилого дома. По ее мнению, все эти строения, не смотря на признаки недвижимого имущества (неразрывно связаны с землей и не могут быть перемещены без разрушения), недвижимым имуществом, по сути, не являются. Это лишь хозяйственные постройки. А размер земли, необходимый для обслуживания хозяйственных построек, должен быть совершенно другим. Например, пары метров вокруг гаража будет совершенно достаточно. Весь же остальной участок подлежит отобрать по суду.

Тот факт, что земля предоставлялась под ЛПХ, то есть не требует вообще возведения каких-либо строений, прокуратуру не смутил. Логика отчасти понятна. Грядки редиски с петрушкой недвижимостью не являются, а 17 соток для гаража явно смотрится перебором. А закон? А что закон, его вправе толковать суд. И лишить зарегистрированной собственности также может только суд. И, как ни странно, суд встал на сторону прокуратуры.

 

Позиция людей

Насколько известно редакции, все участники судов собирались жить на полученной земле. И поэтому они разработали проекты жилых домов с хозяйственными строениями и планировкой территории, а также получили разрешения на строительство сроком на 10 лет. И у большинства они заканчивают свое действие в середине 20-х годов. То есть у них в запасе есть еще как минимум пятилетка для окончания строительства домов.

В 2014 году, на фоне известных событий, когда произошел обвал рубля, а банки практически свернули программы кредитования, мало кто сумел изыскать деньги на последующее строительство. Так, у кого-то на участке появился лишь фундамент, у кого-то гараж, у кого-то сарай. И со слов собственников, все эти строения соответствуют и проектной документации, и планировке территории. Но дальше строительство по тем или иным причинам не пошло.

Оформление права собственности не вызвало ни вопросов, ни проблем. И с точки зрения и района, и регистраторов Росреестра, в обязательном порядке проверяющих сделки, было законным. Требования прокуратуры и последующие за ними решения судов были шоком.

В приватных разговоров некоторые из лишившихся земли людей предположили, что за всем этим стоит некая крупная компания, «расчищающая» под свои нужды землю в одном из самых ликвидных уголков Курского района, так как поселок Моква, хоть и не входит в состав города Курска, но фактически является его частью.

Справка МК Александр Зырин, эксперт аппарата Уполномоченного по защите прав предпринимателей Курской области, член СРО «НП Судебных экспертов»


«По моему мнению, и иски Прокуратуры, и решения судов противоречат действующему законодательству. Суд, как это часто случается, поддержал государство в судебном споре, «подогнав» нормы закона под заявленную прокуратурой позицию.»

Что дальше

Проблема защиты собственности в России набила оскомину. То тут, то там мы сталкиваемся с незащищенностью наших вещных прав. Особенно остро этот вопрос до сих пор стоял для бизнеса. Физические лица, как правило, массово под жернова судебной системы не попадали.

Вместе с тем, только в одной Курской области десятки тысяч земельных участков меняли собственность по похожим основаниям. Действительно, некоторые использовали похожие схемы для последующей перепродажи земли. Но огульно всех в этом обвинять будет несправедливо. Презумпцию невиновности у нас никто еще не отменял, да и по статистике, чаще всего люди действительно приобретают землю для себя или своей семьи.

В настоящий момент в Курской области создан опасный прецедент, позволяющий отобрать землю у вполне добросовестных ее приобретателей. «Передовой опыт» наверняка не останется незамеченным. Страшно представить момент, когда суды под копирку начнут штамповать сотни тысяч аналогичных дел по всей стране, и то, к чему это может привести.

Чаще всего землю для последующего строительства приобретает так называемый «средний класс» — наиболее активная часть населения, сильно поредевшая после «тучных» нулевых. И лишаемая последнего, будучи энергичной и активной, эта часть общества может послужить тем самым катализатором общественного протеста, которого не хочет сейчас ни власть, ни население.

Надеемся, что мы ошибаемся, но такие судебное решения действительно могут опрокинуть лодку общественного спокойствия. Остается лишь надеется на политическую мудрость элит, выдержку граждан и Верховный суд, который вправе изменить эту опасную и порочную практику.