Как новые коммунисты и увядающие «единороссы» превращают Курск в столицу фрик-политики

28 августа 2017 в 23:38, просмотров: 4748

Меньше двух недель до единого дня голосования. Больше двух тысяч кандидатов на выборы различных уровней в Курской области. Самое большое количество претендентов — в столице региона. На каждое кресло в Курском городском собрании претендует по 10 человек. На 34 депутатских мандата в представительном органе областного центра зарегистрировано 367 кандидатов. 108 кандидатам в регионе отказано в регистрации. 97 попытавшихся имеют судимости различной тяжести. Около десятка из них — представители партии власти. Но даже не из-за этого Курская область имеет право претендовать на звание столицы фриков от политики. Происходящее в политическом пространстве региона правильнее было бы назвать бардаком. Но мы назовем это контаминацией.

Как новые коммунисты и увядающие «единороссы» превращают Курск в столицу фрик-политики

Череда красных сов-падений

Помимо судимого, сиделого или привлекавшегося к уголовной ответственности контингента, за голоса курского электората борется красная-православная молодежь от КПРФ, учредившая в регионе секту пастафарианцев, верящих в Летающего Макаронного Монстра. В частности, два хэдлайнера когорты юных коммунистов — Александр Егупов и Инесса Хмелевская — несколько лет назад выступили, оставаясь православными, как явствует из их резюме, учредителями отделения пастафарианской церкви в Курске. Такой себе вполне мирной, пацифистской и хипстерской, надо отметить, религиозной организации. Что не мешает господину Егупову руководить полувоенизированной дружиной «Воевода», щеголять в черной униформе и использовать в своих речах-призывах риторику нацболов, называть представителей партии власти врагами, а также сыпать угрозами налево и направо, натужно сдвигая брови над еще розовым юношеским румянцем щек.

Вообще, региональное отделение КПРФ в ходе подготовки к текущей выборной кампании отличилось не только массой странностей, но и очевидно прагматичным подходом к расстановке своих фигур в городских округах. Да и в самом партийном списке. Самой большой странностью состава кандидатов, опубликованного в партийной газете «Голос народа», стал неведомый курянам то ли эмо, то ли гот, мальчуган по фамилии Гущин, чуть более чем 20 лет от роду. Злые языки сразу же озвучили цифру с шестью нулями, которая якобы и стала причиной появления юного москвича в виде №2 списка КПРФ на выборах в парламент столицы региона.

Впрочем, верить досужим домыслам оснований нет. Как нет и очевидных подтверждений обсуждаемой сделки. Костюм или авто господин Анпилов, руководящий местными комми, не сменил на более дорогие. Да и сама мысль о том, что кто-то может потратить пять миллионов рублей на возможность по команде поднимать или не поднимать руку в Курском горсобрании, кажется бредовой. Так что и технический сотрудник редакции рупора партии, идущий супротив «мусорного короля», «единоросса» по фамилии Шкляр по одному из городских округов, вполне может оказаться «случайностью». Совпадением, в которые, впрочем, у нас верить не очень принято.

Кстати, о рупоре. Аккурат за дюжину дней до голосования и спустя неделю после публикации в одном из популярных курских сетевых изданий «Чернозем» информации о том, что «Голос народа» был одной из пары газет, выпускавшихся в Курске в период оккупации города фашистами, вместо этого самого «Голоса…» в почтовых ящиках курян появилось другое издание, учредителями которого в выходных данных значится Курское отделение КПРФ — Курский городской вестник». Тоже совпадение, не иначе.  

Прогрессирующий ЕдРо-скандал

Казалось бы, Курскому отделению партии власти, оскандалившемуся на всю страну во время проведения праймериз целой серией эпатажных внутрипартийных разборок, локальным российско-индийским конфликтом, выдвижением беспрецедентного количества кандидатов в кандидаты, имевших проблемы с законом и открытыми торгами за голоса, эпатировать публику более нечем. Осталось лишь тихохонько «набрать» 146 процентов из числа прогнозируемых 11 процентов от общего количества голосующих жителей областного центра, в перспективе пришедших на выборы, и победить. Ан нет. В конце минувшей недели Центрально-Черноземный сегмент Всемирной сети был шокирован Алексеем Паниным. Курские же юзеры и вовсе зашлись в щенячьем восторге — вот уж скандал, так скандал.

Нет-нет, сменивший Джигурду на посту верховного фрика российского медиапространства актер Панин на этот раз не приставал к домашним питомцам, не рукоблудствовал прилюдно и не гадил посреди патриархального Курска под прицелом «случайно» оказавшегося рядом десятка фотокамер. В паре сетевых роликов он заявил, что якобы нанявший его для своей популяризации победитель праймериз «Единой России» по одному из курских городских округов «единоросс» Вячеслав Емельянов его попросту кинул.

Мол, он, Алексей Панин, по просьбе членов избирательного штаба Емельянова записал ролик о том, какой «замечательный чувак Слава Емельянов», а денег за это так и не получил. И поэтому — «Жители города Курска, района Волокно. Не голосуйте за Славу Емельянова! Потому что если он... (термин, запрещенный Роскомнадзором, обозначающий «жестоко обманул») актера Алексея Панина за три копейки, то вас он... (термин, запрещенный Роскомнадзором, обозначающий «жестоко обманет») точно».

Во втором ролике, менее экспрессивном и без ненормативной лексики, экс-актер выступил в роли капитана-очевидности, за минуту зачитав всем известные факты о том, что голоса избирателей в Курске «скупают» и «участковые комиссии заставляют фальсифицировать выборы».

Дьявол в деталях

Схему, отработанную конкурентами Емельянова, можно было бы счесть эффектной и эффективной, если бы не несколько «но». Горе-технологи выучили постулат доктора Геббельса: «для того чтобы народ поверил в ложь, она должна быть чудовищной», но, не обладая немецкой педантичностью, при реализации идеи не придали значения деталям. В которых, как известно, кроется дьявол. В общем, получилось все как всегда: идея хорошая, исполнение — «г». Во-первых, нарушена логика — возмущение маргинала было бы логичным после появления в Сети «позитивного» варианта. Во-вторых, все те же первый и третий ролики записывались одновременно, что вызывает вопросы даже у несведущего человека. Ну и в-третьих, тот, кто предоставил контакт Емельянова для того, чтобы у него можно было получить комментарий, попросту перепутал «Слав». И дал номер совершенно другого человека по имени Слава, тем самым полностью скомпрометировав себя самого.

Нужно быть очень, до глупости смелым человеком, чтобы решить, что Алексей Панин — это тот самый «герой», чей образ в предвыборном ролике сможет сподвигнуть электорат голосовать «за». Скорее — наоборот. Господина Емельянова назвать глупым или безрассудным нельзя. Пойти на нестандартное решение и риск, запустить «вирус», чтобы таким образом создать себе дополнительное паблисити, этот политик наверняка бы смог. Но — не за 10 дней до выборов. И скорее в формате отказа от услуг фрика, имеющего репутацию извращенца, чем «кидка» такового за заказанную работу. Так что пока все происходящее напоминает попытку поставить Емельянову шах в виде очевидной провокации. Кем? Сведущие в курской политике люди с большой долей уверенности заявляют о причастности к реализации дискредитационного проекта «Панин — за!» Валерия Акиньшина, а также Андрея Кима и Максима Васильева в качестве технологов. Как-то так. Как не по тексту сказал в завершение своего второго ролика Алексей Панин.

Май-дак

Таковы основные, самые интригующие перипетии и герои нынешней предвыборной кампании в Курске. Завершая данный обзор, мы не могли обойти вниманием промо-фото одного из кандидатов от ЛДПР, размещенное им в социальной сети и являющееся, с точки зрения редакции, не чем иным, кроме как заявлением в полицию этого кандидата на самого себя по поводу нарушения серьезной статьи Уголовного кодекса — правил приобретения, хранения и использования огнестрельного оружия. Надетая набекрень бейсболка, выражение лица кандидата по фамилии Майдак, сумерки и автомат Калашникова в его руках посреди жилого микрорайона вызвали у нас массу аллюзий. «Моя уточка» — самая безобидная из них. Озвучивать прочие не будем. Мы же контаминацию предлагали вниманию почтенной аудитории. А не бардак какой-нибудь. Ошибались?






Партнеры