Орловские усадьбы возродят потомки орловских дворян?

Вся надежда на «чрезвычайный концерт»

6 октября 2017 в 12:47, просмотров: 953

На прошлой неделе страна отмечала День туризма. Несмотря на то что Орловщина обладает колоссальным туристическим потенциалом — на ее территории находится около двух тысяч памятников истории, культуры и архитектуры, порядка сорока дворянских усадеб, с ней связаны имена нескольких десятков великих и талантливых россиян, имена которых вошли в отечественную и мировую историю, а сама себя она называет третьей литературной столицей, — о ее сокровищах мало кто знает. Ее место в туристических рейтингах страны — одно из последних, а среди ста региональных брендов, выявленных в начале года Центром информационных коммуникаций «Рейтинг» совместно с журналом «Отдых в России», орловских нет вообще. «Земля Тургенева и Фета», родина «Дворянского гнезда» проиграла даже таким брендам, как дагестанский «Шашлык из барана» и тверские «Пожарские котлеты». Такой вот своеобразный результат деятельности многочисленных музеев и чиновников от культуры по привлечению туристов и оценка состояния исторических объектов, имеющихся в регионе. Но надежда, как говорится, умирает последней. На этот раз ее дал «чрезвычайный концерт» в еще не до конца развалившейся дворянской усадьбе в пос. Первый Воин Мценского района, организованный потомками прежнего ее хозяина — орловского дворянина, действительного статского советника, московского вице-губернатора в 1838-1851 гг. Петра Новосильцева.

Орловские усадьбы возродят потомки орловских дворян?
«Чрезвычайный концерт» вселяет надежду на возрождение (фото автора).

Через тернии

Усадьба Новосильцевых в 2011 году была признана орловцами одним из семи чудес региона. Здесь — один из старейших российских парков, самый большой парк области, который занимает около 110 га. Для сравнения: в тургеневском Спасском-Лутовинове — 43 га. Словами трудно передать тот размах, которым встречает усадьба своих редких гостей. Здесь только по аллеям высажено более 5 тысяч лип, а яблони занимают почти 46 га. Еще недавно это место считалось «лечебным» — до 2009 года тут располагался санаторий для больных туберкулезом, но его «оптимизировали», и началось активное руинирование. Хотя тут все уникально: флигель, построенный в традициях древнерусского зодчества, — одно из старейших светских зданий Орловщины, единственная в области сохранившаяся садово-парковая ограда начала XX века в стиле модерн, мраморный фонтан, цел и дом, где родился орловский композитор Калинников. Разве что парк до сих пор великолепен, как и два столетия назад. Не случайно именно сюда приезжали отдыхать российские вельможи и знаменитости — Карамзин, Жуковский, Фет, Тургенев, Толстой… Последний писал об этом месте: «В усадьбе все для изящества и тщеславия: парки, беседки, пруды, poinе de vue (разные виды) и очень хорошо».

Еще три года назад в усадебный дом еще можно было войти — полы, конечно, прогнили, двери скрипели, окна местами были выбиты, но дом держался, и даже звучала музыка, которую еще можно было извлечь из расстроенного фортепиано, брошенного тут прежними хозяевами. Теперь все заколочено: входить — опасно для жизни. Ротонда, аналогов которой в области нет, потеряла крышу и вот-вот развалится. Солнце и теплая осень еще позволяют сделать красивые фото, но эта красота обманчива: за нею — упадок и тлен. Слишком медленно принимаются решения по спасению усадьбы от полной разрухи.

— Полгода мы добивались принятия регионального закона, который бы позволил сдавать такие вот усадьбы в аренду за один рубль в год с условием, что в течение первых трех лет будет подготовлена вся документация для их восстановления, а в течение 10 лет они будут приведены в надлежащее состояние, — рассказывает руководитель регуправления по охране культурного наследия Сергей Семиделихин. — Десяток вариантов предлагали, а утвердили в конце концов первый… В ближайшее время мы выставим усадьбы Новосильцевых, Голицыных, Сабуровскую крепость на аукцион.

Надеемся, что найдем инвесторов и для Дома Лизы Калитиной в Орле, для домов на ул. Салтыкова-Щедрина, 5 и Карачевской, 36.

Помогут потомки прежних хозяев?

К Сабуровской крепости — усадьбе Каменских в Сабурове — грандиозному архитектурному сооружению, сравнимому разве что с Московским Кремлем, построенному русскому фельдмаршалу Екатерининской эпохи Михаилом Каменским, чья военная слава соперничала со славой самого Суворова, давно проявляют интерес его потомки. То же самое можно сказать и о потомках Новосильцевых, пытающихся привлечь к проблемам имения даже французское правительство, которое уже несколько лет намеревается открыть здесь российско-французский культурный центр.

Беседка не сегодня-завтра может рухнуть (фото автора).

Потомки Каменского заявили о себе на Орловщине еще в 90-х. Однако спасти имение от разрушения тогда не получилось. Потомок Новосильцевых гражданин Франции Борис Нечаев появился на орловском горизонте лет пять назад. Оказалось, его дед, тоже Борис Нечаев, учился в Орловском кадетском корпусе, а после октябрьских событий 1917 года воевал на стороне белых, был ранен, эмигрировал. В конце концов он оказался в Париже. Зная английский, французский, итальянский и немецкий языки, без труда устроился работать в Американскую библиотеку. Во время Второй мировой войны за отказ примкнуть к группе соотечественников, сотрудничавших с фашистами, его арестовали. Однако благодаря связям директора библиотеки освободили и вывезли в Бретань. В Париж он вернулся уже после победы над Германией, дожил до 80 лет. Его сын, родившийся во Франции, стал врачом, а внук решил возродить родовое имение, о котором многое узнал из рассказов деда. Последняя его акция — «Чрезвычайный концерт». Это и напоминание о проблеме, и мостик между двумя великими культурами — русской и французской, и призыв к более тесному сотрудничеству. 

— Будущее этой усадьбы — платформа для диалога культур Франции и России, — уверен Нечаев-младший, возглавивший Фонд возрождения усадьбы Новосильцевых.

Территорию вокруг усадьбы расчистили волонтеры (фото автора).

Поскольку ни один дом, расположенный на территории имения, пока не пригоден для приема гостей, «чрезвычайный концерт» организовали прямо у входа в парк. Привезли рояль, и трое музыкантов — француз Гилем Фабр, россияне Михаил Ревенко и Федор Абаза (к слову, прямой потомок Эраста Абаза, автора музыки на стихи Тургенева «Утро туманное») — наполнили осенний парк волшебными мелодиями. Звучали Чайковский, Рахманинов, Форе, Дебюсси, Равель, Сати и Пуленк и даже орловский Калинников.

— Все эти музыканты — мои друзья. Я познакомился с ними в Москве, где сейчас живу вместе с семьей, — пояснил собравшимся на необычный концерт любителям старины Нечаев. — Сегодняшнее их выступление — лейтмотив работы по возрождению родовой усадьбы…

«Мы вместе», — как бы говорили музыканты. «Мы вместе», — откликались орловцы, приехавшие сюда исключительно по собственной инициативе, кто на электричке, кто на рейсовом автобусе, а кто пешком — из поселка. «Усадьба вернется к жизни», — всплывало где-то в подсознании…

— Знаково, что один из последних владельцев усадьбы — Юрий Андреевич Нечаев родился во Франции, но умер здесь, а его сын Борис Юрьевич Нечаев родился в усадьбе, а умер во Франции… что касается меня, я не знаю пока, где умру… К сожалению, все движется не так скоро, как хотелось бы, — усадьба разрушается на глазах, — расстроен Нечаев-младший. — Весной французский посол Жан-Морис Рипер написал письмо губернатору Орловской области Вадиму Потомскому и меценату (человеку, который, по информации «МК Черноземье», готов вложить в реставрацию усадьбы 1 млн евро. — Прим. ред.), что он рекомендует наш проект. Но этот посол покинул свой пост. Теперь уже новый посол, которая вступила в должность в начале сентября, должна ознакомиться с проектом и встретиться с меценатом. Сейчас мы опять ждем решения вопроса с финансированием. Нам нужно подписать договор аренды объекта с Орловской областью на 49 лет.

С каждым годом усадебный дом все больше разрушается (фото автора).

Что касается восстановления комплекса, то идея такая: мы хотим привлечь к этому французских архитекторов из Национальной высшей школы изящных искусств Шайо в Париже — это самый престижный институт для восстановления исторических зданий во Франции. Они будут работать бок о бок с российскими архитекторами. Также привлечем французских волонтеров и русскую молодежь. Параллельно будем организовывать культурные события — концерты, фестивали, театральные постановки. Это наш путь.

— Это мой папа, и он командирует в этом доме теперь навсегда, — пообещал в заключение вечера выпросивший у Бориса Нечаева микрофон его шестилетний сын, который уже почти хорошо говорит по-русски.

Вот ведь как бывает. Может, хоть одной орловской усадьбе спустя век повезет? Хочется верить. А там, глядишь, и бренд появится, и Орел переберется повыше в рейтинге туристической привлекательности российских регионов. Судя по всему, Иван Грозный, вдруг «прославивший» Орел чуть не на весь мир своим появлением на 450-летие города, с такой задачей не справился: страна посмеялась, повозмущалась и забыла. А вот возрожденные усадьбы Новосильцевых, Голицыных, Сабуровская крепость — это реальный шанс стать Орловщине привлекательной для туристов. Лишь бы на смену «чрезвычайному концерту» не пришли чрезвычайно распространенные в здешних местах пофигизм и волокита.

Под музыку Равеля… (фото автора).




Партнеры