Интервью с губернатором Тамбовской области Александром Никитиным

От общения с главой региона можно получать такой же драйв, как и от хорошей рок-музыки

20.08.2019 в 16:13, просмотров: 1992

Рок-фестиваль «Чернозем», который по традиции проходил этим летом в Тамбове, наделал много шума. И не случайно. Потому что только на фестиваль такого уровня может приехать руководитель области и в непринужденной обстановке разговаривать на самые разные темы. Губернатор Тамбовской области Александр Никитин пообщался с представителями СМИ, освещавших рок-событие года. В числе задававших вопросы был и корреспондент «МК Черноземье».​

Интервью с губернатором Тамбовской области Александром Никитиным

— В Тамбовской области очень много фестивалей. Не стоит ли сосредоточить все усилия только на ставших крупными и известными?

— Распыляться, наверно, нецелесообразно. Кажется, было бы верным сосредоточиться на тех фестивалях, которые у нас уже есть. Но мы должны растить свои таланты, и это не просто слова. Очень часто мы непричастны к успехам наших «звездочек». И только потом, когда они уже становятся звездами, мы начинаем им помогать.

Наша важная задача — самим искать таланты и помогать им раскрыться. Малые мероприятия, которые должны проводиться по всей территории нашей области, на это и направлены. У нас уже немало таких мероприятий, но я убежден, что их должно быть больше. Тамбовская область — это не только богатая, плодородная земля. Самое главное богатство — люди. А значит, мы должны оказывать меры поддержки и таким фестивалям, и способствовать появлению новых мероприятий, не только музыкальных— это и гастрономические, и другие направления.

Кто мог предположить, что «Атмановские кулачки», этот очень маленький фестиваль, вызовет сколько интереса во всей стране? Два года назад в сети Интернет он собрал свыше 12 миллионов просмотров! Недавно у нас прошел молодежный рок-фестиваль, и у тамбовской молодежи тоже появилась возможность выступать.

Я против того, чтобы выбирать и ограничивать какие-либо направления. Со стороны органов власти должно быть административное внимание, финансовая поддержка, ну и просто элементарное расположение и понимание важности таких мероприятий. В конечном счете они выявляют таланты, которыми мы потом гордимся.

— Что нужно сделать, чтобы «Чернозем» стал рок-фестивалем №1 в России?

— Тот интерес, который все эти годы был к «Чернозему», свидетельствует, что он удерживает лидирующие позиции в стране. У меня лично нет никаких сомнений, что это лучший фестиваль. С момента организации он идет от души, и с каждым годом становится только лучше.

— Готовы ли Вы увеличить объем поддержки «Чернозему»?

— Конечно, готовы. Посмотрите, какой интерес мероприятие взывает, какая география гостей фестиваля. В этом году поддержка была больше, чем в прошлом году, и в следующем мы ее, как минимум, сохраним. Что бы сделать такой хороший фестиваль надо не только вкладываться душой, но и ресурсами.

Точно могу сказать, что организаторы этого фестиваля работают не за финансирование, они работают душой. Их личную роль в том, каким стал «Чернозем», нельзя приуменьшать. В том числе, все что касается улучшений, новых идей — это все исходит от организаторов.

— Что Вас побудило поддержать фестиваль в самом начале?

— Традиции. Тамбовский край музыкальный. В своей должности, которую я занимаю, мне доводится общаться с деятелями культуры и эстрады, и всегда Тамбов с пиететом ими воспринимается. Вспоминается и Тамбовский институт культуры.

Пять лет назад, когда мы обсуждали эту идею, мнения разделились на за и против. Но я сказал, что Тамбов — это музыкальный край, и не все же народные песни и частушки петь. У Тамбова традиции музыкальной культуры шире, чем только народные костюмы и народное творчество. Та же группа «Круиз» начинала при Тамбовской филармонии. Недавно я узнал, что Сергей Дроздов (солист ВИА «Синяя птица — ред.), оказывается, похоронен в Тамбове.

Очень хорошо, что мы сделали этот фестиваль. Нужно, что бы все гармонично совмещалось, и по жанрам, и по направлениям, и тогда происходит охват широких слоев любителей музыки. Нельзя допускать крена в одну сторону.

— Организаторы заявляют, что «Чернозем» уже не помещается на отведенные ему 35 гектаров земли под Тамбовом, и в следующий раз фестиваль, скорее всего, будет проводится в другом месте.

— Было бы правильным сохранить местом проведения фестиваля Татарский вал. Татарский вал — он протяженный. А где конкретно будет фестиваль, в каком месте области — ждем предложений от организаторов. Готовы оказать им всестороннюю поддержку.

— Влияет ли «Чернозем» на привлекательность региона для туристов?

— Эффектов очень много. Вклад этого фестиваля в туристическую привлекательность области потрясающий. Сюда приехали люди из других регионов, со всей России. Даже из Сибири, Дальнего Востока, очень много из Центральной России, из черноземья. Насколько я знаю, есть даже гости из дальнего зарубежья. Люди приезжают к нам и узнают про Тамбовскую землю. Многие из приехавших на фестиваль посещают и другие туристические объекты.

— Какие объемы финансирования предусмотрены на проведение фестивалей?

— Цифрами я сейчас удивлять не буду. Мы осуществляли и будем осуществлять поддержку всем фестивалям, которые у нас есть. И замечательному фестивалю «Песни над Цной», тоже вызывающему большой неподдельный интерес зрителей, и ежегодному рахманиновскому фестивалю. А как не поддерживать полюбившийся не только тамбовчанам, но и жителям других регионов, фестиваль духовых оркестров?

Организация и проведение фестиваля — во всех отношениях затратная процедура. Это же не просто приехали артисты и выступили, и на этом все закончилось. Это требует создания необходимой инфраструктуры. Требует и нашего душевного вложения, и, естественно, заблаговременного планирования, без которого невозможно ни проведение фестивалей, ни оказание поддержки. Тут и спонсорская помощь, которую тоже надо помочь организаторам найти и создать механизмы. К сожалению, за счет спонсорской помощи полностью не удается обеспечить проведение фестивалей, а значит, приходится планировать и бюджетные средства.

Имеющиеся фестивали собирают десятки тысяч людей, не исключено, что появятся новые. Всему новому, что объединяет людей, вызывает улыбки, радость, мы даем дорогу. Но это должно исходить не от меня и не от моего заместителя в сфере культуры, эта инициатива должна исходить от людей. И если мероприятие находит поддержку большого числа людей — мы обязаны помочь его провести.

— Планируется ли реализация фестиваля Валерия Халилова «Малиновка»?

— Мы от этой идеи не отказались, хотя она оказалась весьма трудоемкой во всех смыслах — и в финансовом, и в организационном. Понимание всех эффектов от этого фестиваля у меня есть, но вместе с тем должны быть идейные вдохновители-организаторы. Фестиваль «Чернозем» состоялся, потому что тут все совпало: есть ресурсы, есть организаторы, которые отрабатывают этот фестиваль весь год, делают выводы, сразу же после проведенного прорабатывают программу фестиваля следующего года.

Идейные вдохновители фестиваля «Малиновка», я думаю, есть, нужно просто большей их вовлеченности в работу, большей заинтересованности. В общем, мы от этой идеи не отказались, постараемся максимально ее реализовать.

— Ключевые туристические объекты региона — это отреставрированные имение Ивановка, усадьба Асеева и Рассказовский дворец. Но есть масса других жемчужин, которые стоило бы реанимировать. Вы не пытались договориться с частными инвесторами об их восстановлении?

— Идея правильная, и такая практика существует. Но она, как правило, применима к крупным городам. Найти человека, который будет готов вложить большие денежные средства в восстановление объекта далеко от Тамбова и потом ждать очень длительный срок его окупаемости — крайне трудно. Мы не видим очереди из таких людей, но мы их ищем.

Пусть в небольшом количестве, но есть готовые взять уже восстановленный объект на свое содержание. А вот когда надо изначально все восстановить за свой счет, отреставрировать, вложиться, довести до требуемого совершенства и потом через реализацию какого-то проекта, в той же сфере туризма, использовать его по целевому назначению — таких предложений пока нет.

Сейчас мы включаем реставрацию целого ряда объектов в проекты в области культуры в рамках реализации нацпроектов. Мы думаем, как совместить эти программы с частной инициативой. Инвесторов нужно искать, механизмы нужно создавать, государство такие механизмы предоставляет. В рамках нацпроектов до 24 года мы будем многое делать. В части содержания таких объектов привлекать частные инвестиции реально, а на восстановление — крайне сложно. Через колено никого не сломаешь, не заставишь вкладывать деньги. Задача непростая, но путь верный.

— Не было ли у Вас желания играть в рок-группе и какая Ваша самая любимая песня?

— В раннем возрасте я слушал серьезные группы — Deep Purple, Rainbow, Pink Floyd, The Beatles. Но желания играть в рок-группе у меня никогда не было — другие приоритеты. По жизни я вообще многостаночник, могу слушать разных исполнителей в разных жанрах. Все от настроения, от внутренних сигналов, которые исходят от души и от сердца. Советские и российские рок-группы я тоже очень люблю. Я слушал «Динамик», я слушал «Карнавал», я обожаю Кузьмина. А моя любимая песня — это «Гори-гори, моя звезда».

— Вы когда-то сказали, что очень любите песню «Штиль» группы «Ария».

— Меня на гитаре учил играть сосед, в том числе эту песню. Там очень сложная, особая техника. Приходилось много тренироваться. Ну и песня сама замечательная. Сейчас стало просто — Интернет открыл и посмотрел, как играть. А в те времена было очень трудно поймать технику самому. Это было очень интересно.

— Кому из музыкантов Вам бы хотелось позвонить, будь такая возможность?

— Высоцкому бы позвонил. Я люблю его песню: «Сон мне, желтые огни». Может быть, еще Цою позвонил. Очень люблю его песню «Красно-желтые дни». Цой был очень интересным человеком, был революционером в душе, но не в жизни. Он требовал перемен в себе. У нас сейчас очень много революционеров в жизни и очень мало мы требуем от самих себя.

— Как Вы оцениваете прошедший фестиваль?

— Замечательное, самое душевное событие года.