«Законный беспредел»: что происходит с делом Николая Волобуева

Поможет ли восстановить справедливость заявление о преступлении в прокуратуру, поданное редакцией СМИ

19 сентября 2017 в 13:19, просмотров: 2388
«Законный беспредел»: что происходит с делом Николая Волобуева

На протяжении месяца, занимаясь журналистским расследованием обстоятельств задержания, ареста и обвинения в вымогательстве, а также в мошенничестве в особо крупных размерах курянина Николая Волобуева, сотрудниками редакции были собраны данные, свидетельствующие не только о его невиновности в инкриминируемых преступлениях, но и о том, что этот предприниматель, оказавшийся в следственном изоляторе, по сути, сам стал жертвой преступления.

Читайте по теме: Вымогательство, которого не было

Вскоре после того, как Николай Волобуев оказался в камере следственного изолятора только потому, согласно общественному мнению, сформировавшемуся в Курске, что он является родным братом Дмитрия Волобуева, арестованного следователями СК России еще в марте, мы решили выяснить – насколько это мнение может соответствовать действительности.

Позиция родных и адвокатов, понятное дело, иной быть и не может. Как и уверения самого подозреваемого в собственной невиновности. Однако суд, заключая человека под стражу до завершения следствия, рассмотрения дела и вынесения приговора, обосновывает свое решение не просто серьезностью обвинения. А скорее доказательствами того, что этот человек совершил преступление и что он может помешать ходу следствия или и вовсе скрыться от правосудия. То, что в наше время можно оказаться в тюрьме за родство с арестованным ранее братом, казалось нам бредом. Все-таки не мрачный 37-й, а 2017 год на календаре. Как вскоре оказалось, «казалось» — лучшее определение. 

Читайте по темеЖена «главного преступника Курска» Дмитрия Волобуева раскрыла настоящую причину его ареста

Итак, почти полтора месяца назад поводом для начала журналистского расследования стала встреча с матерью и женой Николая Волобуева, а также с представителями защиты. Но заинтересовали нас отнюдь не эмоции ошеломленных произошедшим женщин и не ораторское мастерство адвокатов, обязанных защищать своего подопечного.

Во избежание обвинений в заказном, коммерческом характере публикаций, первые две статьи, в которых «МК Черноземье» рассказал читателю об этом деле, не содержали и слова из рассказов родственниц или защитников предпринимателя. Однако мы тщательно проверили сказанное ими. И вскоре, утратив скепсис, удостоверились в абсурдности выдвинутых в отношении Николая Волобуева обвинений. 

Читайте по темеИнициатору убийства курского криминального авторитета Дили Дмитрию Волобуеву надели наручники

Вопреки ожиданиям, нам удалось добыть не только свидетельства его невиновности, но и доказательства того, что преступление все-таки было совершено. Только вот не предпринимателем, оказавшимся за решеткой по заявлениям тех, кто обвинил его в вымогательстве и мошенничестве. А этими самыми заявителями, клевета и ложные обвинения которых стали основаниями для ареста невиновного человека.

В частности, нам удалось получить видеозапись разговора с «жертвой» вымогательства, якобы совершенного Волобуевым. Короткую стенограмму этой беседы мы опубликовали в прошлом номере «МК Черноземье». Из нее понятно, что «пострадавший» не только не писал никакого заявления, но и даже не знал, что такое заявление существует. В редакции также есть ряд документов, подтверждающих клеветнический характер заявления о мошенничестве. Согласно которым Волобуев не только не совершал этого преступления, но и попросту не мог его совершить физически, не имея никакого отношения к предприятию и событиям, описанным в этом ложном доносе. 

Тогда-то мы и решили, как было сказано в предыдущей публикации, на примере дела задержанного в Курске по сфабрикованным обвинениям курянина Николая Волобуева попытаться выяснить ответ на вопрос: насколько вообще возможно, при помощи неоспоримых фактов, общественного мнения и публикаций в СМИ, основанных на реальных доказательствах невиновности человека в преступлениях, обвинение по которым выдвинуто ему сотрудниками правоохранительных органов, добиться справедливости?

Все полученные в ходе редакционного расследования данные преданы нами огласке, а также отражены в журналистских запросах. Как было сказано выше, мы не публиковали лишь мнение защиты и родственников Николая Волобуева. Что и делаем сейчас, не опасаясь искажения реального положения дел и обвинений в попытках воздействовать на следствие или суд. 

Первой нашей собеседницей сегодня стала мать Николая Волобуева, Галина Ивановна Рыльская.


МК: Галина Ивановна, насколько нам известно, не только нанятые вами юристы обжаловали действия следователя и решение суда о заключении под стражу, но и вы писали письма, в которых рассказывали об абсурдности обвинений Николая во многие инстанции? Вам пришли ответы?
Г.И.: Нет, еще никто не ответил. Я просила разобраться в происходящем. В том, почему мой сын был арестован на самом деле. И сообщала о коррупции в силовых структурах Курской области. Но, если честно, я уже не уверена, что хоть какой-то толк от моих обращений будет. В таких случаях никто не хочет ни в чем разбираться. У нас ведь как: по ТВ показывают одно, а в жизни все иначе. Хотя маленькая надежда в душе по-прежнему живет. Каждый день в ящик почтовый заглядываю…
МК: Ваш сын знает, куда и кому вы написали о том, что с ним случилось?
Г.И.: Конечно. Мы виделись с сыном. Николай говорит, что чувствует себя хорошо, хоть и в ужасе от произошедшего. Просит меня не нервничать и не расстраиваться. Говорит, что все будет хорошо и что, в конце концов, должны же разобраться следователи в том, кто прав, а кто лжет? Мне не хочется его расстраивать, но… Пусть он надеется, что все разрешится благополучно. Хотя я считаю — все, что сейчас происходит, даже 1937 годом не назовешь. Как в стену бьешься: ни от кого ответа нельзя получить, никто на жалобы не реагирует. У нас президент говорит одно, а силовые структуры делают совершенно другое. Почему? И почему их никто за это не наказывает? Ну то есть почему в случае, если они ошиблись, их никто не наказывает? Почему их нельзя заставить пройти то, что проходят другие люди, попавшие в беду? Тогда бы они задумались: как вести себя на должности — по справедливости или просто так. Я вам уже говорила в нашу первую встречу – я уверена, что моего сына заказали, заплатили за это. Так происходит захват бизнеса. Нам сегодня угрожают в открытую, мне лично угрожают. Я говорю об этом, а реакции нет. Как это расценивать? Такое впечатление, что наказуем только тот, у кого на данный момент меньше средств и сил. 
Я не остановлюсь только на письмах к руководству страны и силовых структур. В ближайшее время я постараюсь попасть лично на прием к руководителю СК России, к Генеральному прокурору, к директору ФСБ. Кто-нибудь обязательно откликнется. Я не думаю, что в нашей стране совсем нет честных людей. Тех, которые занимают свои должности законно и, так же как я, верят в справедливость.

К разговору с Галиной Ивановной присоединилась Наталья, жена Николая Волобуева, вернувшаяся из следственного изолятора со свидания с мужем: 


МК: Как прошло свидание с мужем? Трудно было получить разрешение на него?
Н.В.: Следователь дал разрешение на свидание в СИЗО. Мы попали туда в установленном порядке, какое-то время пришлось подождать, но это все формальности. Муж, конечно, по-прежнему шокирован ситуацией. Люди, с которыми он общался и работал, повели себя ужасным образом, и это стало для него ударом. Но Николай держится и надеется на справедливость. Ведь не только он себя считает невиновным, об этом говорят и факты. Муж считает, что люди, которых смогли запугать, в итоге будут сильнее обстоятельств и истина будет доказана.
МК: Наталья, на ваш взгляд, чем могут помочь обращения Галины Ивановны, мамы вашего мужа, во все вышестоящие инстанции?
Н.В.: Мы надеемся, что о ситуации узнают не только в Курской области, но и за ее пределами. Мы хотим быть услышанными. Если на наши жалобы не ответят письменно, то будем пытаться попасть на личный прием. Да, я понимаю, что это будет непросто. Но нельзя же просто сидеть сложа руки. Нельзя не верить в то, что правда должна восторжествовать. Да, нас неприятно удивили те люди, которые написали лживые заявления и дали обвинительные показания в адрес моего мужа. Но те, кто знает Николая, поддерживают нас и понимают, что все обвинения далеки от правды. Он просто не мог сделать то, в чем его обвиняют. Он никогда не обращался так с людьми, с которыми работал.
МК: Кстати, об обвинениях. Как продвигается следствие? Когда закончится? Что Вам говорят представители правоохранительных органов?
Н.В.: На сегодня у нас нет никаких ответов на наши вопросы, никаких комментариев. Такое впечатление, что сотрудниками правоохранительных органов взята пауза. Да и Николая не опрашивают, не вызывают, не знакомят с материалами дела, результатами экспертиз. Работа по делу не ведется. В течение месяца ничего происходит. Мы надеемся, что в правоохранительных органах есть честные и порядочные люди, которые разберутся в ситуации и примут справедливое решение. Но пока ничего не происходит попросту…
МК: Вам кажется, что следствие намеренно затягивают? Для чего?
Н.В.: Воздержусь от предположений. Что касается расследования, то что расследовать-то? По-моему, уже и следователи, и даже все читатели «МК Черноземье» в курсе того, в каких «вымогательстве» и «мошенничестве» обвиняется мой муж и какова их природа. У меня есть своя точка зрения на происходящее, но я не хотела бы навредить Николаю тем, что высказываю ее. Вот, может быть, наш адвокат сможет сформулировать все более корректно, чем я…


Задавать вопросы Александру Леонтьеву, защитнику Николая Волобуева, даже не пришлось. Позицию защиты он сформулировал кратко и без эмоций.


Александр Леонтьев: На данном этапе предварительного расследования я, как защитник, не вправе  раскрывать детали защиты Николая Волобуева по уголовному делу в целом. Но хотел бы остановиться на нескольких значимых и очевидных обстоятельствах, прямо указывающих на необоснованность предъявленного обвинения.
По вымогательству уголовное дело было возбуждено 10 августа по заявлению одного из соучредителей ООО «Курсклифтстрой» Владимира Мяснянкина, как вы уже писали в одной из публикаций  в вашей газете. Заявитель написал, что мой подзащитный  угрожал расправой на протяжении длительного времени — с апреля по июль 2015 года — директору ООО «Курсклифтстрой» Владимиру Кургузову. Требуя у него передачу права требования по долговым обязательствам. Однако как на момент возбуждения указанного уголовного дела и предъявления обвинения, так и на момент заключения  Волобуева под стражу лицо, которому, согласно фабуле обвинения, поступили незаконные требования о передаче права требования  долговых обязательств, а именно директор ООО «Курсклифтстрой» Владимир Кургузов не обращался с соответствующим заявлением в правоохранительные органы по указанным фактам. И соответственно, не был допрошен в установленном законом порядке как лицо, в отношении якобы которого было выдвинуто незаконное требование, связанное с вымогательством. 
Также фактически не учтено, что в материалах уголовного дела предоставлены доказательства, опровергающие саму возможность причастности Волобуева Н.В. к инкриминируемому ему преступлению, в частности гражданско-правовые соглашения, в том числе и подписанное 31.07.2015 директором ООО «Курсклифтстрой» Кургузовым В.Г. соглашение о зачете взаимных требований, которое было реализовано в результате взаимной воли сторон, его подписавших, и на протяжении более двух лет никем не оспаривалось. При этом Волобуев Н.В. даже не являлся участником указанных соглашений и никакого участия в их заключении не принимал.
Аналогичная правовая картина складывается и по обвинению моего доверителя в мошенничестве. Это уголовное дело было возбуждено по заявлению учредителя ООО «Комплекс-Лифт». Согласно фабуле обвинения, именно ей, как учредителю, якобы преступными действиями Волобуева Н.В., выполняющим управленческие функции в данном обществе  в период времени с 12.03.2014 по 31.05.2017, был причинен материальный ущерб в размере 38 925 440 рублей.  Однако орган предварительного расследования не учел ряд значимых по делу обстоятельств. Например, то, что Волобуев Н.В. был принят на работу в указанное общество на должность заместителя директора по связям с общественностью лишь 03.08.2015. То есть по прошествии более 16 месяцев с того момента, когда он, якобы исполняя управленческие функции в указанном обществе, начал совершать хищение денежных средств, принадлежащих гражданке Шеховцовой. Кстати, учредители обществ с ограниченной ответственностью не имеют имущественных прав на имущество учрежденного ими хозяйственного общества — юридического лица, что также делает несостоятельной версию совершения Волобуевым Н.В. хищения  указанных денежных средств непосредственно у учредителя ООО – Шеховцовой. Да и в силу занимаемой в этом ООО должности Волобуев попросту не имел возможности и не мог распоряжаться денежными средствами и активами указанной организации. Все вышеуказанное, в своем соотношении с иными имеющимися по делу доказательствами, свидетельствует о явной несостоятельности и противоречивости предъявленного Волобуеву Н.В. обвинения. 

Мать, жена и представитель защиты Николая Волобуева стали последними из имеющих отношение к делу, кого сотрудники отдела журналистских расследований «МК Черноземье» опросили в ходе подготовки наших публикаций. Пора ставить точку. И она будет такой.






Партнеры