Телеграм безмолвствует!

«Забери ключи — мне они ни к чему»

26.04.2018 в 14:10, просмотров: 973

Как это страшно, как это до скрежета зубного непривычно, как это тяжко — уважать чужой выбор и чужие границы. Даже когда речь идет о совсем маленьком человеке. Особенно когда речь идет о человеке большом и состоявшемся. Запретить, закрыть, запрятать, запереть, истерически забаррикадироваться, развесив по чужой комнате огромные амбарные замки. Не спросив мнения хозяина. Во имя его же блага, разумеется.

Телеграм безмолвствует!
Лицензия: CC0 Public Domain

Без права выбора или?

Пару месяцев назад вашей покорной слугой производилась контрольная закупка новых акционных колготок в детском магазине. Мое внимание привлек мальчишка, бегающий от полок с игрушками до мамы и обратно, возбужденно показывающий ей все новые варианты разномастного пластмассового транспорта и получающий каждый раз в ответ тяжелый вздох и твердое родительское «я не буду покупать очередную машинку!».

Мама, пытаясь воззвать к рациональной части мальчишеского мира (с тем же успехом можно взывать к рациональной части плюющего в тебя верблюда), уговаривала сына купить «что­-нибудь поинтереснее!»:

— Миша! Поставь эту машину! Пойдём скорее! Там папа тебе ЛЕГО выбирает!

Конечно, с родительской точки зрения (да и с моей тоже), Лего гораздо интереснее, занимательнее и вообще со всех сторон, с какой ни посмотри, лучше какой­-то там машинки. Да еще и двадцать пятой по счету. Но мальчик был абсолютно равнодушен к Лего. Мальчик хотел машинку!

Приводя ребенка в магазин игрушек, где царит такое разнообразие, что у жителей СССР мог бы случиться массовый инфаркт, мы предоставляем маленькому человеку право выбора. Выбирай, мол, к чему душа лежит. Кроме машинки. И вон той куклы. Посуду тоже нельзя — она для девочек.

Это нечестно. И немного лицемерно. Ведь, как правило, родители подсознательно подталкивают ребенка к тем игрушкам, с которыми было бы интересно играть ИМ САМИМ. Мама в детстве мечтала о немецкой железной дороге, подросший папа грезил только появившимися заморскими конструкторами, ну а двадцать пять лет спустя их сын хочет машинку. МА­ШИН­КУ.

Без права на личное пространство или?

Жизнь сталкивает нас с разными людьми. Этим она и прекрасна. Есть люди, общение с которыми является своеобразным уроком. Есть те, кто делает нас лучше одним фактом своего существования. Есть люди­невидимки, скользящие сквозь вихрь событий и происшествий, сквозь обыденность и рутину, не задевая тонкую нить происходящего, не оставляя никаких следов.

А есть носители совершенно иных учений, верований, традиций и образа жизни. И когда эти два разных, противных, не выносящих друг друга мира сталкиваются, случиться может всякое.

Читать по теме: Когда, как и кем словосочетание «моральные уроды» трансформировано в «нормальные мы вроде»???

Забавно и в то же время слегка жутковато наблюдать, как резко может меняться выражение лица. Вот только что сидела и улыбалась милая старушка. Кокетливый платочек. Интеллигентная прическа. Ласковый, немного снисходительный взгляд усталых глаз. Лениво, заторможенно протекала ни к чему не обязывающая беседа малознакомых друг другу людей.

Речь, как это часто бывает, зашла о детях, внуках, родственниках, кумовьях и сватьях. Всеобщее взаимопонимание, благодушие и царящую приятную атмосферу нарушила одна-единственная фраза, оброненная симпатичной моложавой женщиной: «А мой девятилетний ребенок просит стучать в его комнату перед тем, как туда зайти. Конечно, это немного раздражает, но границы есть границы...». И выражение лица старушки мигом изменилось. Дикая смесь эмоций вихрем пронеслась на ее лице. Как это?! Возможно ли?! Личные что?! Какие еще границы могут быть у сопляка­-недоростка?!

Гнев. Отрицание. Полное непринятие. Возмущение от того факта, что человеку, пускай и маленькому, нужно собственное пространство. Личное время. Съесть запретную пачку сухариков. Уничтожить листок с заваленной контрольной. Громко выругаться или тихонько заплакать, чтобы никто не услышал. Побыть одному наедине с собственными мыслями и переживаниями. Да. У него они тоже есть. Ведь ребенок не собственность, верно?

Не объект гражданского оборота. Не декорация, призванная украшать родительскую жизнь. Не способ достижения собственных целей и реализации утраченных амбиций. Человек. Личность.

Все не так безнадежно или?

В далекие 90-­е, которые славились... Да все и так помнят, чем там они славились. Так вот, в далекие 90-­е папа привел меня в магазин игрушек. Это было эпохальное событие. Не помню, что это был за магазин, смутно припоминаю полки, заполненные разнообразным детским товаром, но в памяти отчетливо отразилось, что мне было предоставлено право выбора. И я выбрала куклу. Это я помню очень хорошо. А еще помню, как папа уговаривал меня выбрать надувной бассейн. Надувной бассейн был гораздо лучше куклы. В нем можно было бы купаться у бабушки с дедушкой.

Читать по теме: Истории трех женщин, ставших основами мироздания

Да и дома тоже (в детстве моя семья жила в частном доме). Бассейн можно было бы использовать каждое лето. Да и хватило бы его на пару лет точно. В общем, бассейн был хорош всем. Кроме одного. Мне он был совершенно не интересен. Я хотела куклу. Мной была выбрана самая обычная девичья кукла. Совершенно не помню, как она выглядела, но сохранилось четкое ощущение ее неземной, по моим детским меркам, красоты.

А умеющая говорить «мама» кукла, которую стал предлагать папа, проиграв битву за бассейн, мне казалась непривлекательной. Совершенно не отвечающей моим представлениям о прекрасном. Папа сдался и купил куклу. А пацану-­таки купили очередную машинку. Не передать словами то счастье, которое отразилось на его упрямом детском личике. Ребенок должен уметь делать выбор. Ребенок имеет право на выбор. Он должен учиться принимать и понимать последствия своего выбора. И не поспоришь, правда?

Те самые ключи

И возможно, это была бы одна из тысячи статей, где теснятся пространные рассуждения, ничего не значащие факты, легкое осуждение «совкового менталитета», возвышение современных модных веяний, если бы не одно но. Не маленькое, крошечное, приносящее легкий дискомфорт, слегка царапающее, жужжащее назойливой мухой, от которой, тем не менее, можно легко отмахнуться. Нет. Раздавило, накрыло, заполонило, разорвало это «но» целую страну, заставляя ее жителей в который раз ощутить собственное бессилие и незначительность.

Читать по теме: Суд присяжных — это несомненное благо или безусловное зло?

Можно решать за ребенка, что он будет читать и смотреть. И отобрать у него право на закрытую дверь и личное пространство. А можно решать за несколько миллионов, что постить на собственных страничках в социальных сетях. Или какие картинки держать в закрытых альбомах. И отобрать право на закрытую дверь и личное пространство.

Глуповатые, упивающиеся собственной властью родители трясущимися руками пытаются вскрыть незамысловатый замочек детского дневника. Федеральные службы великой вроде бы страны требуют от коммерческой организации передать им какие­-то мифические ключи шифрования. Ребенок наказан за тщательно скрываемые глубокие переживания, которые он имел неосторожность изложить в ЛИЧНОМ дневнике.

Лицензия: CC0 Public Domain

Мессенджер Telegram заблокирован на территории Российской Федерации за невыполнение технически невозможных требований. Замок срезан. Дверь распахнута. Делай что хочешь, дорогой. Под неустанным пристальным сторонним наблюдением. Казалось бы, ну заблокировали один из нескольких популярных мессенджеров.

Ну какая в этом особая трагедия? Абсолютно никакой. Как и нет никакой трагедии в том, что девочке не разрешают заниматься единоборствами, а у мальчика насильно вырывают из рук холст и кисти. Просто потому что «я так сказала». Используя как аргумент вечное «мне лучше знать».

Трагедии никакой. Пьеса есть такая. В нескольких действиях. «На дне» называется.